Примерное время чтения: 8 минут
93

Кровь родная – боль чужая

Женщины слабые, но матери сильны

ПРОСТО ИМ НАДО ИНОГДА ПОМОЧЬ, НА ЧТО И НАПРАВЛЕН ПРОЕКТ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ФОНДА «АНА YЙI», НАЧАВШИЙСЯ ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД В КАЗАХСТАНЕ. ТЕПЕРЬ В 18 РЕГИОНАХ СТРАНЫ ДЕЙСТВУЕТ 21 ДОМ МАМЫ, КОТОРЫЕ УСПЕЛИ ОКАЗАТЬ ПОДДЕРЖКУ БОЛЕЕ 5 ТЫСЯЧАМ ЖЕНЩИН, КАК ПРАВИЛО, ЮНЫМ, СТОЛКНУВШИМСЯ С НЕЛЕГКИМИ ЖИЗНЕННЫМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ. [газетная статья]

Один из них, в августе 2014-го, был открыт в Павлодаре. С его координатором, педагогом Асель Абишевой, мы обсуждаем истории тех, кто нашел здесь временное, но такое необходимое пристанище, не дал своему ребенку пополнить ряды социальных сирот.

Асель Абишева.
Асель Абишева. 

ОН УЕХАЛ, НЕ ПРОСТИЛСЯ…

– Асель Баянбаевна, и сегодня всё как обычно: любовь – доверие – предательство? Или есть свежие приметы в таких ситуациях?

– В принципе, мир человеческих отношений за всю их историю мало в чём изменился. Те же страсти и разочарования. Если бы не появление в итоге на свет нового существа, пусть бы об этом рассуждали поэты и романисты. Перефразируя известное высказывание, ребенок – мерило всех вещей. Биологические законы не отменишь, но и общество становится более терпимым, гуманным, учится сохранять своё будущее. Сегодня на острие вопроса истории бывших воспитанниц детских домов, которые, выйдя в большой мир, оказываются неприкаянными, без работы, жилья, без элементарных навыков существования в окружающей среде. Отсутствие родительской семьи не научило их взаимоотношениям с противоположным полом, отсюда кто приголубил, с тем и решилась на интим… А дальше – «интересное» положение. Но безвыходное. В дом юношества, предназначенный для выпускников детских домов, не возьмут, для такой категории не положено по уставу. Милый, поняв, что беременность подруги не рассосется, и ощутив неготовность стать отцом, исчезает с горизонта. Так одна беда плодит другую. До сих пор ведь нередки случаи страшных находок в мусорных баках и придорожных канавах. Кто поручится, что эти случаи не связаны с бывшими воспитанницами детдомов?

Мы как можем спасаем таких девчонок, пытаемся выправить их судьбы. Хотя случается всякое. Одна пришла к нам беременной, родила, год кормила грудью, мы не могли нарадоваться. А потом развернула от себя стульчик с малышом, положила его свидетельство о рождении, попрощалась и ушла. Мы были в шоке, надеялись, что передумает, вернется. Через пару дней пришлось вызывать полицию, оформлять соответствующий акт. Позже выяснилось, что девушка один в один повторила поступок своей матери, сдавшей ее в годовалом возрасте в дом ребенка и занявшейся проституцией. Знаем, что и наша бывшая подопечная пошла по той же дорожке… Есть такая область знаний, родология, у которой предмет исследования – законы развития рода. Сегодня ее преподают в вузах, проводят обучающие семинары. Мы тоже стараемся нащупать наследственные детерминанты у наших девушек и по возможности их откорректировать. Увы, получается не всегда…

НЕ ПРИМУ И ПРОКЛЯНУ!

– С подопечными сиротами более-менее ясно. Но ведь под крышу Дома мамы попадают и девушки из полных семей?

– Это так. И это действительно ни понять, ни принять невозможно! Девятнадцатилетняя студентка приходит к нам на позднем сроке беременности. Семья живёт в селе, активно выступает против рождения «незаконного» внука. Но аборт делать поздно, да девушка и не была согласна. Какое-то время находилась с родителями, но замучилась выслушивать бесконечные упреки. Даже отстранили от помощи по хозяйству, корову не могла подоить. Как же, соседи увидят ее, беременную, стыда не оберешься. Представляете, какой архаизм! Мнение чужих важнее судьбы собственного ребенка. Им кажется, что сохраняют лицо, а на самом деле они лишаются его. По долгу своей работы я не имею права осуждать их решения. Но уверена что перед Всевышним и перед нормальными, достойными людьми лицо они потеряли.

– Остаётся же надежда, что родится ребенок, отойдут от гнева, дочь простят, наследника полюбят?

– Безусловно, часто так и бывает. Но лично меня по-человечески поражает инфантилизм взрослых, а то и пожилых людей. Степень их, если хотите, иждивенчества. Они же понимают, что взвалили свои семейные проблемы на плечи других людей. Почему бизнес, – а проект «Дом мамы» ведут частные благотворители – должен ими заниматься? Эти семьи наказывают дочь за аморальный и безответственный, с их точки зрения, поступок, но себя-то они ведут куда более безнравственно и необдуманно. Конечно, все проходит, но ведь и зарубки на памяти остаются, иногда на всю жизнь.

Случай из того же села, совсем из ряда вон… Стало известно, что девушка, тоже студентка, причём последнего курса, будет оформлять отказ от ребенка. В семье не знают о ее положении, но она уверена, что будет скандал. В общем, родила, отказалась, уехала домой. Через сутки звонит мне ночью в истерике: не могу, буду забирать, если ещё не поздно. У нас радость. Конечно, возвращайся! Примчалась рано утром, грудь перевязана из-за прибывающего молока. Мы тут же в перинатальный центр, она аннулирует отказ, прижимает к себе сыночка.

-

Но по коридору летит разгневанная женщина, узнавшая о внуке от патронажной медсестры. Таков порядок – когда ребенок рождается, то поступает сообщение по месту проживания мамы. Словом, разоблачение по полной на глазах у изумленных окружающих. Пытаемся новоявленную бабушку успокоить, вместе возвращаемся к нам, она заявляет, что согласится принять заблудшую дочь, если новорожденный будет записан на них с мужем. Объясняем невозможность такого варианта, ребенок уже занесен в электронную базу данных. Дальше следует обещание семейного проклятия на всю оставшуюся жизнь, отказ от любых видов помощи, если дочь сейчас же не оставит ребенка.

Короче, сломали девочку, сделала, как было велено… В такие ситуации мы не можем вмешиваться, давить своей позицией. Но честно говоря, сильно хотелось схватить ту яростную особу за плечи, тряхнуть как следует и закричать прямо в лицо, как она жить-то дальше собирается! А абсолютно здорового младенца в положенные сроки кто-то счастливый усыновил, живёт малыш в любящей семье…

ДЖИГИТ НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

– Вам пора садиться за книгу. Такие истории перешибут всякие придуманные сюжеты.

– Глагол «садиться» для меня едва не прозвучал в уголовном смысле.

– Ничего себе! За что?

– Начало банальное, ничто, как говорится, не предвещало. Очередная беременная, появился малыш, живут у нас полтора года. Мамочка приходит в себя, строит планы на будущее. Но деятельная, с характером. Решает доказать отцовство отчалившего избранника, принуждает к экспертизе. Факт подтвержден, а значит, и необходимость платить алименты. Это обижает джигита, и он пускается во все тяжкие.

Сначала бывший сотрудник правоохранительных органов изображал из себя безработного, не понимая, что сумма долга при этом все равно разрастается. Дальше, пользуясь могучей родственной поддержкой, при дяде, влиятельном сотруднике Генпрокуратуры, и тете, замакима Павлодара, начинает судебную тяжбу. Против меня по уголовному делу – якобы я нанесла увечье его сестрёнке, когда та открывала дверь. И по определению основного места жительства ребенка по своему адресу, что освободило бы его от оплаты алиментов. Причем утверждает, что сын и так все время после рождения жил у него. На самом деле семейство удерживало мальчика у себя начиная с 12 января этого года, элементарно лишив маму даже возможности общаться с ним.

В итоге этой «Санта-Барбары» удалось забрать ребенка только через два с лишним месяца, пройдя через двенадцать судебных инстанций. А дело, столь хитроумно сплетенное, и по мне в том числе, рассыпалось в хлам. Правда, долг по алиментам незадачливый папаша выплачивать не торопится. К законному наследнику также потерял всякий интерес, не общается с Ромкой и остальное знатное семейство.

Вся эта история не только меня не подкосила, а, напротив, дала новую энергию и уверенность, что справедливость надо отстаивать в любой ситуации. Особенно если рядом такие помощники, как мои подопечные, которые, и выпорхнув из Дома мамы, остаются с нами плечом к плечу. И конечно, фонд «Ана Yйi», который возглавляют крепкие надежные мужчины, настоящие бизнесмены, знающие цену не только деньгам, но и истинным ценностям.

Кстати, теперь мы вышли из разряда кризисных центров, перейдя в ресурсные. Оно гораздо важнее – не только выводить из беды, но и создавать многовариантные возможности для дальнейшей жизни.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама

Топ 5 читаемых