54

Крик души Оралхана Бокеева

Злой рок, преследовавший писателя, заставлял его жить в ускоренном режиме

В ОДНОМ ИЗ ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ ПРОГРАММЫ «ВРЕМЯ» ЛИДЕР НАЦИИ НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ НАЗВАЛ ВОСТОЧНЫЙ КАЗАХСТАН «ОДНОЙ ИЗ САМЫХ КРУПНЫХ ЖЕМЧУЖИН В ОЖЕРЕЛЬЕ РЕСПУБЛИКИ». ЦЕННОСТЬ УНИКАЛЬНОГО РЕГИОНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НЕ СТОЛЬКО В ЕГО ПРИРОДНЫХ БОГАТСТВАХ, СКОЛЬКО В ЛЮДЯХ, РОЖДЕННЫХ НА ЭТОЙ ДАРОВАННОЙ БОГОМ ЗЕМЛЕ. О ВЫСОКИХ ДУШЕВНЫХ КАЧЕСТВАХ И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ДЕЛАХ ЗЕМЛЯКОВ ТАЛАНТЛИВО ВОСПЕЛ СВОИМ НЕПОВТОРИМЫМ ГОЛОСОМ ВОСТОЧНОКАЗАХСТАНЕЦ ОРАЛХАН БОКЕЕВ, ПРИЗНАННЫЙ КЛАССИКОМ КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ЕЩЕ ПРИ СВОЕЙ ЯРКОЙ, НО, К СОЖАЛЕНИЮ, КОРОТКОЙ ЖИЗНИ. [газетная статья]

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЖИЗНЬ!

Внутренний мир большого художника, его «творческая кухня» – тайна за семью печатями. Когда я впервые познакомился с литературными произведениями Оралхана Бокеева, то сразу понял: вот он герой моего будущего фильма. Его особенный взгляд на действительность и разнящаяся с официозом оценка происходящих событий были мне близки.

После знакомства я сообщил Оралхану Бокееву о своем желании в течение календарного года поснимать его в разных жизненных ипостасях. Увы, работа над фильмом растянулась до трех лет. Возможно, столь долгий съемочный период был связан с тем, что в это время на семью Бокеевых обрушилось несчастье. По непонятным причинам (возможно, из-за генетического сбоя) стали уходить в мир иной – один за другим – родные ему люди. Причем в среднем возрасте. И мой герой, видимо, подспудно предчувствовал, что в земной юдоли он тоже долго не задержится.

ОРАЛХАН БОКЕЕВ, НАКИНУВ НА ПЛЕЧИ ОВЧИНУ, ПРИСЕЛ НА БЕРЕГУ ОЗЕРА И ДОЛГО ВГЛЯДЫВАЛСЯ В ВОДНУЮ ГЛАДЬ, ОТРАЖАЮЩУЮ ТЕМНЕЮЩИЙ НЕБОСВОД С РАННИМ МЕСЯЦЕМ И ОТАРОЙ БЕЛЫХ БАРАШКОВ – ВЕЧНЫХ СТРАННИКОВ. В ЭТОЙ ИДИЛЛИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ ЭТАКОГО СЮРРА, ДОСТОЙНОГО КИСТИ КЛОДА МАНЕ, ПРОГЛЯДЫВАЛАСЬ НЕКАЯ СИМВОЛИКА. ПОМНИТЕ У ПУШКИНА: «СИДЕЛ ОН, ДУМ ВЕЛИКИХ ПОЛОН, И ВДАЛЬ ГЛЯДЕЛ...».

Этот рок, нежданно-негаданно свалившийся на его славный род, заставил Оралхана Бокеева жить в ускоренном режиме: здесь и сейчас, беря от бытия по возможности все и вся. Вести самую полнокровную и насыщенную жизнь. Много писать. Принимать деятельное участие в общественной и политической жизни. И… постоянно двигаться, путешествуя по городам и весям необъятного отечества. Особое внимание он уделял Катон-Карагаю, своей альма-матер. До сих пор помню в деталях два наиболее важных, на мой взгляд, вояжа Оралхана Бокеева, в которых мне посчастливилось принимать участие.

-

ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ

Одно из «путешествий в неизведанное – это конный экстрим в верховья Бухтармы, к приграничному с Россией озеру Чиндагатуй. Побывавший практически во всех самых экзотических местах Южного Алтая Оралхан Бокеев в одночасье решил стереть последнее белое пятно. Заодно – подзарядиться эзотерической энергией, идущей из космоса, чтобы, набравшись жизненных сил и вдохновившись от увиденного, перенести свои душевные ощущения на бумагу, создав очередную поэму в прозе. Сборы были не долгими. Взнуздав «коньков-горбунков» и с криками «алга!» наша кавалькада, состоящая из самых близких друзей Оралхана, двинулась в страну неизведанного.

С трудом пробившись через таежные дебри, преодолев горные крутяки и тесноту каменистых ущелий, мы, перейдя вброд грохочущую Бухтарму, оказались у огромного, в три человеческих роста, валуна правильной шарообразной формы. От него разбегались в разные стороны стежки-дорожки. Гранитный гигант сверху донизу был исчерчен надписями типа: «Мы здесь были – Вася, Талгат и Ко». И нарисовано множество стрел, пронзающих нарисованное сердечко. На ум пришла некая аналогия с былинным дорожным указателем на известной картине Васнецова: «Налево пойдешь – голову потеряешь, направо…». Наша команда двинулась прямо, выбрав торную тропу, ведущую к алакольской заставе.

«СИДЕЛ ОН, ДУМ ВЕЛИКИХ ПОЛОН...»

Предпоследний участок пути нам показался самым трудным. Зато наши тяготы компенсировал радушным приемом, оказанным нам на заставе. Вопервых, это кормежка, сплошь состоящая из местных деликатесов, приготовленных поваром из даров здешней несказанно щедрой природы. Во-вторых, нам предложили сменить подуставших коней.

Оставив мучеников восстанавливать силы и сказав на прощание гостеприимным служивым от имени всех теплое «коп рахмет», Оралхан Бокеев дал отмашку, и мы, оседлав служебных рысаков из конюшни погранцов, устремились к вожделенной цели. И наконец вот оно, долгожданное озеро! Соорудив в ускоренном темпе роскошный дастархан и откупорив «Советское шампанское», мы, трижды прокричав «гип-гип-ура!», подняли бокалы.

Затем занялись установкой ранее заготовленного репера со списком имен всех участников беспрецедентного марш-броска. Было довольно зябко (до ледника рукой подать), и Оралхан Бокеев, накинув на плечи овчину, присел на берегу озера и долго вглядывался в водную гладь, отражающую темнеющий небосвод с ранним месяцем и отарой белых барашков – вечных странников. В этой идиллической картине, этакого сюрра, достойного кисти Клода Мане, проглядывалась некая символика. Помните у Пушкина: «Сидел он, дум великих полон, и вдаль глядел…».

ЗЕМНЫЕ НЕБОЖИТЕЛИ

Другое, тоже не менее знаковое путешествие, было по воздуху. Пригласил Ореке его совершить на вертолете первый секретарь Катон-Карагайского райкома. В намеченной программе – посещение самых труднодоступных заповедных мест района. Вишенкой же на торте стал облет всех трех вершин сакральной горы Музтау (Белухи).

Ранее мне уже доводилось бывать у подножия знаменитой горы. Но увидеть ее сверху – это нечто. Мы были поражены величественной панорамой с искрящимися в лучах восходящего солнца остриями ослепительно-белых пиков, окруженных хороводом легких облаков. Оралхан Бокеев сразу же взялся за перо.

Признаюсь, наряду с благоговейным трепетом испытывал шок от увиденного, чувство некоторого внутреннего дискомфорта. А вдруг коварный и злой дух Эрлике, обнаружив несанкционированное вторжение в воздушное пространство частых владений, охраняемых им, запустит в нас обломком скалы? Обошлось...

Ну а если всерьез, волновался я небезосновательно. Наш экстремальный «круиз» проходил на запредельной высоте, не очень-то желательной для такого типа винтокрылых машин. И в голове вертелось что-то вроде: «Мало ли чего». Причин предостаточно. Это и сильно разреженный воздух, и вихревые потоки постоянно дующих верховых ветров. Ну а в довершение – такой малоизученный фактор, как действие на человеческий организм мощного энергетического фона, исходящего от вершин сердца вселенной.

Заключительным аккордом этого беспрецедентного небесного вояжа, стал ланч на горной пасеке, расположенной в пойме реки Катуни, куда приземлился наш старенький Ми-6. Пчелиные соты, наполненные янтарным медом, добытым трудолюбивым крылатым народцем с благоухающих соцветий маральего корня, сшибающая с ног медовуха, настоянная на березовом соке, аппетитные с пылу с жару шаньги, предложенные на десерт принимающей стороной в лице бывшего авиадиспетчера, а ныне пасечника (ушедшего на пенсию по состоянию здоровью, которое он с помощью здешней ауры и натуральных продуктов успешно восстанавливает), были бесподобны.

ДАЛЕКИЙ И БЛИЗКИЙ

Сегодня в числе произведений известных казахских классиков современные школьники изучают и творчество Оралхана Бокеева. Кстати, в области три школы носят имя писателя. Но тем не менее рудименты прошлого в отношении культуры иногда дают о себе знать. Финансирование их все еще идет по остаточному принципу.

Хотя есть и исключения. Недавно Центральной городской библиотеке Усть-Каменогорска, носящей имя Оралхана Бокеева, акимат выделил немалые средства на обустройство литературного зала, посвященного творчеству писателя. В планах библиотеки – проведение онлайн и офлайн-встреч, семинаров, конференций с писателями, учеными, преподавателями, молодежью.

В этом году завершен конкурс детского рисунка по теме «Далекий и близкий Оралхан». Ребята представили портреты писателя, иллюстрации к произведениям Бокеева, а также акварели удивительных по красоте и своеобразию видов катон-карагайской природы. Полноводная Бухтарма, хребты Алтая с треглавой Белухой, стык равнины с предгорьями, песчаных дюн с тайгой, верблюжьих троп с оленьими. Те самые незамутненные истоки, корни немеркнущих впечатлений детства.

Когда-то Орахан Бокеев озвучил свое творческое кредо: «Все сюжеты моих повестей, рассказов навеяны воспоминаниями о родных местах, действительных событиях юношеских лет. Мои земляки-казахи – люди цельных характеров, честных и открытых сердец. Словно завороженные, живут они в облюбованном предками пространстве. Преданные родным местам мои земляки – гордые, трудолюбивые, доблестные и честные люди».

СПРАВКА

-

В ВКО действуют три литературно-мемориальные экспозиции, посвященные жизни и творчеству Оралхана Бокеева. Его имя носят улицы в городах Алматы и Усть-Каменогорске. По мотивам произведений писателя снят фильм и поставлен балет. Изваянные ему памятники из гранита и бронзы установлены в Чингистае и трех школах области, носящих имя великого земляка.

Анатолий ЛАПТЕВ, автор фильмов о О. Бокееве «Белые воды Берели» и «Человек-олень»

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество