193

Парта для учителя

Часть преподавателей воспринимает статус педагога в зависимости от степени материального благополучия

РИМСКИЙ ФИЛОСОФ И ПИСАТЕЛЬ СЕНЕКА-СТАРШИЙ ЖИЛ ЗА ПОЛВЕКА ДО НАСТУПЛЕНИЯ НАШЕЙ ЭРЫ. НО МЫСЛЬ, ИМ ИЗРЕЧЕННАЯ, – «ОБУЧАЯ – УЧУСЬ» – И СЕЙЧАС АКТУАЛЬНА. КТО УЧИТ НАШИХ ДЕТЕЙ, КОМУ ДОВЕРЕНЫ МЕЛОК И УКАЗКА, НЕСТАРЕЮЩИЕ СИМВОЛЫ ПРОФЕССИИ? КАК НЕ УСТАРЕТЬ САМИМ ЕЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ, ЕСЛИ ВРЕМЯ УСКОРИЛОСЬ И ЕДВА ЛИ НЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ПРИНОСИТ НОВОСТИ, ОТКРЫТИЯ, ВЗБАЛАМУЧИВАЕТ ТРАДИЦИОННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МИРЕ И МЕСТЕ В НЕМ ЧЕЛОВЕКА? [газетная статья]

О том, кому сегодня доверено учить учителей, наша беседа с Саулеш Мукановой, доктором педагогических наук, директором филиала АО «Национальный центр повышения квалификации «Өрлеу» Института повышения квалификации педагогических работников по Карагандинской области.

Саулеш Муканова
Саулеш Муканова.

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ФУДЗИЯМА

– Саулеш Димкешевна, в чем состоял смысл отказа от прежней системы переподготовки, когда в каждой области исправно трудились институты повышения квалификации учителей?

– Когда началась работа по переводу на новые образовательные стандарты в рамках 12-летнего обучения школьников, для дошкольной и профтехобразовательной систем, и возникла необходимость в реорганизации. Раньше ведь как было? Допустим, аким Атырау выделяет бюджет на одни программы повышения квалификации, а руководитель Шымкента – на другие. Разные средства, разные программы – словом, сплошная путаница в подходах, чему обучать и как. Сейчас все равномерно проходит по системе госзаказа.

К примеру, для повышения педагогического мастерства учителей начальной школы выделяется определенный объем из республиканского бюджета и пропорционально делится на все регионы. Республиканский филиал центра «Өрлеу» реализует еще и программы для вузовских специалистов.

– Название центра переводится как «восхождение». На какой уровень поднимает «Өрлеу» учителей?

– В данной системе повышают квалификацию педагоги по программам, разработанным и нами, и АОО «Назарбаев интеллектуальная школа». Для их реализации наши преподаватели обучились в Центре педагогического мастерства АОО «НИШ», получили статус тренеров по курсам повышения квалификации учителей всех предметов, от естественных до музыки. Результаты работы оцениваются внешним оператором – Центром педагогических измерений АОО «НИШ». Каждый раз переживем, насколько успешными оказались наши усилия…

Такая система повышения квалификации в корне отличается от прежней, когда институт создавал программу, сам ее утверждал, проводил и сам себе давал оценку о достигнутых результатах. Помимо курсовой работы мы осуществляем посткурсовую поддержку педагогов. Недостаточно того, что учитель получит за месячный, а то и за недельный курс, в зависимости от программы обучения. Ему необходимо обеспечить последующее сопровождение в виде различных форм – участия в конкурсах, разработке актуальных проектов, подготовке разного рода изданий, цифровых ресурсов и др.

Есть у нас и такое направление, как научно-исследовательская работа, она, конечно, не фундаментальная, но крайне необходимая своей привязкой к решению реальных педагогических проблем.

– «Өрлеу» относится к квазигосударственному сектору и в свете президентских указаний подпадает под сокращение аппарата. Не жалко расставаться со специалистами, которых растили многие годы?

– Не то слово… У нас ведь сложилась настоящая кузница отличных, профессиональных кадров. Если в начале работы я, используя личный авторитет, «переманивала» к себе из Карагандинского госуниверситета им. Е. Букетова лучших преподавателей, то со временем за нашими специалистами началась в буквальном смысле охота. Поэтому, с одной стороны, жаль терять ценные и востребованные кадры, а с другой, уверена, они не останутся без работы.

ОТ ОБЩЕГО – К ЧАСТНИКАМ?

– С третьей стороны, интернет и социальные сети пестрят объявлениями о предоставлении услуг по переподготовке учителей на частной основе. Это активизировались ваши конкуренты?

– Я бы их так не позиционировала. Тут, как говорится, палка о двух концах. Конечно, законы рынка не изменишь. В нашем случае тоже бытует точка зрения, что чем больше будет центров повышения учительского мастерства со своими программами, возможностями, тем лучше. У учителя появляются варианты выбора. Но он может превратиться и в ловушку.

Есть, скажем, центр Ustaz, за деятельность которого стоит только порадоваться. Мы встречаемся на научных конференциях. Интересны их программы в реализации стратегии обучения учителей-предметников языкам. Работают там молодые, инициативные, интеллектуальные ребята. Но пока, к сожалению, больше других… Обещают дешевый и быстрый «продукт» с выдачей эффектного сертификата, некоторые учителя, если им лишь бы чем заполнить свои портфолио, на это без раздумий идут. Там нет и речи ни о посткурсовом сопровождении, ни об ответственности за реальные последствия такого «обучения».

Пока мы, подчас безрезультатно, вылавливаем подобные «конторы» в интернете, отправляем им протесты, а они в свою очередь нередко попросту пользуются нашими программами, находящимися в открытом доступе. Не понимая, что преподавать взрослым людям, а не школьникам и даже не студентам, это особая наука – андрагогика, иные методы и формы. Хорошо, что сейчас началось регулирование процесса, утверждены новые правила повышения квалификации преподавательских кадров, четко обозначены условия для предоставления услуг такого рода – программы должны выноситься на обсуждение экспертного совета Министерства образования и науки, а до этого вывешиваться на портале для широкого обсуждения. И безусловное требование – о посткурсовой поддержке педагогов после обучения.

ЛИЦА НЕОБЩИМ ВЫРАЖЕНЬЕМ…

– Вы говорите об образовательных стандартах. А у них нынче немало противников, которые утверждают, что такие рамки ограничивают творчество педагогов. Разве не так?

– Первые стандарты были разработаны и утверждены в последнее десятилетие XX века. В чем логика стандартизации? Раньше существовала общеобразовательная школа, единые учебные программы, и в том числе учебники, для всей советской страны. Обучение велось по одинаковым планам что для бурятов, что для эстонцев. Знали, в каком объеме изучать литературу, с какого класса вводить физкультуру и когда заканчивать учебный год.

Введение вариативности выразилось в предоставлении школам возможности отбирать программы, учебные материалы, различные методические ресурсы, а родителям – выбирать для детей учебные заведения. И сами учебные заведения «разнообразились» созданием гимназий, лицеев и др. В этих условиях государство обязано определить уровень, который гарантирует необходимую планку образованности граждан, причем для каждой возрастной ступени. Этим гарантом выступает стандарт образования. Ниже его уровня опускаться нельзя, выше – пожалуйста!

Другое дело, что должно подлежать регламентации. Не количество же стульев или отопительного оборудования. Стандарты должны быть гибкими, они не самоцель, а только инструмент регулирования. Вообще стандартизация – это большая и серьезная наука. Ей посвящена моя докторская диссертация и монография, опубликованная на ее основе в 2005 году.

– Удается ли вам общаться с коллегами из других стран, узнавать, чем они богаты и интересны?

– Наши профессиональные и человеческие связи не только не распались, но даже окрепли. «Его величество онлайн», тем более сейчас, в условиях известных ограничений, позволяет в любое время выйти на контакт, обсудить проблему, спросить совета, поделиться мыслями.

Из последней командировки в Самару я привезла целый пакет материалов по внедрению россиянами ваучерной системы при повышении квалификации учителей. Это очень интересный опыт, такая модель сможет идеально заработать, если управления образования будут работать с нашими структурами в тандеме, на что мы очень надеемся. Полезными были поездки во Францию, Сингапур и Южную Корею, опыт зарубежных коллег оказался интересным.

К слову, французы были изрядно удивлены, что за казахстанскими педагогами не только сохраняется зарплата во время обучения на курсах, но и сразу по возвращении в школу увеличивается минимум на 30 процентов. «О, – сказали, – наверное, у вас очень богатая страна!» Но дело не в богатстве, а в том повышенном внимании, которое теперь уделяется школе, благодаря чему идет снижение дефицита учительских кадров, уменьшается количество вакантных должностей.

– Это радует. К тому же педагоги теперь освобождены от дополнительных нагрузок, не связанных с процессом обучения вроде обслуживания избирательных участков. Как скоро, на ваш взгляд, благие количественные изменения повысят качественные – профессионализм педагога, осознание им государственной и общественной важности своего труда?

– На мой взгляд, имеет место определенный перекос. Я уверена, что учительство – это миссия. А часть коллег воспринимают статус педагога в зависимости от степени материального благополучия. Хотелось бы видеть иное отношение, гражданскую позицию учителя: я могу возвеличить свое место в школе тем, как работаю над собой, какие приношу новые идеи, насколько интересна детям, видят ли во мне серьезную личность их родители. Собственно, в системе «Өрлеу» мы и трудимся над осуществлением таких задач.

СПРАВКА

ЗАГАДКА «МСД»

Саулеш Муканова, блестящая выпускница матфака КарГУ, не хотела идти в учителя. Была мечта стать изобретателем, повторить путь отца Димкеша Муканова, специалиста в области черной металлургии, доктора технических наук, дважды лауреата Государственной премии Казахской ССР. Но переехала по семейным обстоятельствам в райцентр Булаево Северо-Казахстанской области и открыла там на базе средней школы №1… школу Паскаля. На дворе стоял 92-й год. Паскаль, создавший вычислительную машину, жил три с половиной века назад, а в школе его имени появился один из первых в стране компьютерный класс. Тоненькое юное существо с сияющими глазами, одетое не по погоде и не по окружающей обстановке, она растормошила своими новшествами весь коллектив, за что ее окрестили «загадкой МСД», по инициалам. Вскоре была победа на первом республиканском конкурсе «Учитель года», а после очерка автора этих строк в «Учительской газете» к ней отовсюду зачастили за опытом, пригласили обучаться в аспирантуре Казахской академии образования им. Ы. Алтынсарина. То, кем она стала теперь, не итог судьбы, а всего лишь ее продолжение.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество