aif.ru counter
75

Ой-ля-ля, тополя!

Новая «зелёная» политика в Алматы нацелена на экзотические насаждения. На смену стройным пирамидальным тополям и развесистым карагачам приходит… нечто невиданное. Похоже, власти не понимают, что тем самым уничтожают исконное своеобразие вверенного им города.

Шелестящая натура

Может быть, я многого хочу, но я родился в Алма-Ате, которую любил, люблю и буду любить при любых обстоятельствах. И мне не всё равно, что здесь будет завтра. Не могу равнодушно пройти мимо и не заступиться ещё за одну родную и заметную частичку моего города – за тополя.

Сегодня на глазах начинают высыхать и умирать самые, быть может, высокие деревья города-сада – грандиозные пирамидальные тополя у Головного арыка (на пересечении с улицей Кунаева). Несколько соседних патриархов уже исчезли безвозвратно. Совсем недавно. Уникальная тополевая стена (другой полноценный зелёный памятник городскому своеобразию!), ещё десять лет назад тянувшаяся вниз на целый квартал, тоже осталась только на фотографиях.

Экзоты экзотами, но не факт, что они приживутся в нашем континентальном климате. И главное, не изувечат ли они окончательно узнаваемые и уникальные городские ландшафты? Ведь именно конкретные и определённые породы деревьев всегда составляли чарующую неповторимость Верного и Алма-Аты. Неужели современному городу настолько неинтересны собственные традиции и грядущие перспективы? (Я уж молчу про элементарное чувство уважения к своему самобытному прошлому.)

При чём тут перспективы? А кто прожужжал все уши про развитие у нас массового туризма?

Между тем истинная ценность городов в эпоху массового архитектурного клонирования определяется исключительно их своеобразием. Заурядность неспособна привлекать. На неё просто не будут клевать. Потому-то в тех городах, в которых жители болеют, а власти радеют за престиж, существует по крайней мере понимание того, что нужно делать (а чего делать нельзя), чтобы не растворяться в унылой серости.

«Они и есть в городе самое главное!»

То, чего упорно пытаются не понимать градоначальники в современном городе, хорошо осознавали жившие тут раньше. Жившие и заезжавшие. Полистайте любой путеводитель XX века или путевой очерк XIX. Коль только дело касалось Верного – Алма-Аты, то без большой триады местных достопримечательностей дело не мыслилось. Заилийский Алатау, апорт, тополя – вот три главных знака нашего своеобразия. От гор мы отгородились доходными многоэтажками, знаменитый апорт утеряли вместе с садами. Теперь пришла пора тополей.

«А над садами тополя. Позже я узнал: они и есть в городе самое главное. Без них ни рассказать об Алма-Ате, ни подумать о ней невозможно. Они присутствовали при рождении города. Ещё ни улиц, ни домов не было, а они уже были.

Весь город, дом за домом, квартал за кварталом, обсажен тополями. Нет такого окна в городе, высунувшись из которого, ты не увидел бы прямо перед собой белый блестящий или чёрный морщинистый ствол…

Алма-атинский тополь – замечательное дерево. Он высок, прям и почти совершенно неподвижен. Когда налетает буран, другие деревья, гудя, гнутся в дугу, а он едва-едва помахивает вершиной. Не дерево, а колоссальная триумфальная колонна на площади (не забудьте, каждому из этих великанов по доброй сотне лет). Но нет дерева более живого и говорливого, чем тополь. От самых корней до вершин он полон живой мелкой листвы, шумит, пульсирует, переливается серебром и чернью. А над тополями уже горы».

Это – из «Хранителя древностей» Юрия Домбровского. Домбровский не был коренным алмаатинцем. Но ведь сумел же он полюбить город, куда попал не по своей воле, так, что на любви этой можно воспитывать поколения патриотов!

Спасительное древо

Правда, когда в 1854 году основывали укрепление, будущий город Верный, не было тут никаких тополей. Вообще никаких деревьев не было. Строительство велось на бесприютном пустыре, и проблема прожигающей до мозгов жары (каждое лето), а равно и пронизывающих до костей сквозняков (каждую зиму) остро встала уже перед самыми первыми жителями.

Тут-то сами собой и выручили тополя. Деревья непритязательные и, что самое главное, быстрорастущие. Известно, что за год тополь способен прибавить 2,5 метра! Именно тополя (вместе с ещё одним деревом – изгоем современной зелёной политики карагачем) бесплатно раздавались старым домовладельцам для высадки на улицах перед домами из городского питомника.

А сажали их не только с эстетическими и микроклиматическими целями. Горные леса ближайших ущелий, из которых строились первые дома, по инициативе вездесущего Герасима Колпаковского вскоре были взяты под охрану, и дармовая древесина высаженных тополей стала заменой древесине горных елей. Так что, может быть, во многом благодаря тополям в горах, над городом до недавнего времени сохранялось изобилие ельников.

На фотографиях, сделанных спустя полвека городской истории, города уже не видно. Он весь утопает в зелени, это настоящее море листвы с характерными рядами пирамидальных тополей над массой других деревьев.

Не исключаю, что определённая часть нынешних горожан не испытывает особого трепета перед мемориальными и эстетическими достоинствами наших тополей. Воспитание у них уже не то. Но вот несколько аргументов для ценителей более материальных достоинств.

«Имея большую листовую поверхность, тополь даёт тень и прохладу, хорошо очищает воздух от пыли и газов, поглощает шум».

Это мнение специалистов. Подсчитано, что стена тополей перед домом снижает шум в доме на 20%. А в листьях и почках тополей содержатся фитонциды, убивая микробов. Недаром их посадка в советские времена рассматривалась как мера профилактики против скарлатины, кори и других напастей.

Андрей Михайлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество