Примерное время чтения: 8 минут
141

От суда – до дела или беспредела?

С 2015 года в Казахстане упразднили институт государственных судебных исполнителей, передав их функции в «конкурентную среду». В итоге ситуация сгустилась сегодня до петиции, под которой стоят подписи более двух тысяч граждан, считающих это решение безответственным и настаивающих, что исполнением судебных актов должны заниматься государственные органы, но никак не частники [газетная статья].

По результатам проверки генеральной прокуратуры только за третий квартал 2022 года из 7000 дел, поступивших в административные суды, 2338 касались исков по обжалованию действий частных судебных исполнителей (ЧСИ).  Алматинец Виктор Ревин может обеими руками подписаться под этой петицией.

КРАСИВО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ!

Вправду говорится, что сосед важнее родственника. Жизнь может пойти кувырком, если за забором обоснуется личность, привыкшая соизмерять свои поступки исключительно с собственной пользой. Так случилось с Натальей Порт, когда по соседству поселилось семейство Озады Гулямовой. У Натальи дом каркасно-камышитовый, у Озады покрепче, но тоже вполне рядовой по метражу и удобствам. Зато вскоре начинает разворачиваться у Гулямовых большая стройка. Можно бы, конечно, объяснить недоброжелательные эмоции соседей по этому поводу банальной завистью. Если бы не подползание котлована к их общей изгороди, от которой должно по всем СНиПам сохраняться расстояние не менее трёх метров.

«Пристройка» в итоге обернулась солидным кирпичным особняком, прилепленным одним боком к прежнему дому Гулямовых, в свою очередь, приросшим вторым этажом. А другой бок, громадная кирпичная стена, выросла на месте забора между соседними участками, загородив белый свет утлому каркасно-камышитовому жилому объекту. Наталья Порт месяцами обивала пороги инстанций, доказывая незаконность возведения такого новодела у себя под носом, и наконец 05.09.2003 года административный суд Алматы признал факт самовольного возведения строения, выполненного хозяйственным способом без разрешения. Однако, проявив редкое сочувствие к владелице, уточнил, что «без принудительного сноса».

Странности продолжились, и через два года после постановления суда.  Актом приёмочной комиссии о приёмке объекта в эксплуатацию было зарегистрировано право собственности на незаконное строение. Так Гулямова легализовалась как обладательница дома, «состоящего из девяти жилых комнат, двух кухонь, двух санузлов, туалета, двух служебных комнат, четырех коридоров, бассейна, бани, душа, тамбура общей площадью 377,6 кв. м с надворными постройками, земельным участком 0,0361 га». Снаружи весь этот комплекс, вокруг которого двадцать лет бьются и ломаются копья, от архитектурного совершенства весьма далек. Это, мягко говоря... Цитата же из постановления судебной коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 3 июля 2018 года.

СТЕНА РАЗДОРА

В 2012 году Натальи Порт не стало, и дело борьбы за справедливость перешло по наследству к её сыну Виктору Ревину. Жить с таким наследством все равно что бесконечно тащить каменный груз в гору. А он тоже человек немолодой, срочную солдатскую службу проходил в Афганистане, носит в кармане пиджака потертое удостоверение, где напечатано, что выполнял задание правительства СССР. Мог бы работать по мере возможности, но всё время тратит на писанину, на ходьбу по чиновничьим кабинетам, доказывания очевидного и, казалось бы, всем давно понятного. Одна за другой приходили к Ревину разнообразные комиссии, брезгливо перешагивали через выброшенные из окон на его участок мусор и прочие отходы жизнедеятельности постояльцев Озады Гулямовой, приспособившей пресловутую пристройку под гостевой дом. По ночам невозможно заснуть от их гулянок.

Наконец забрезжил свет в конце безнадежного тоннеля. В мае 2018 года Жетысуский районный суд Алматы удовлетворил иск Виктора Ревина к Озаде Гулямовой о сносе пристройки к её жилому дому. Этим же решением акт о приёмке объекта в эксплуатацию был признан незаконным. Всего-то и прошло 13 лет, подумаешь!.. Но дело, конечно, этим не закончилось. Гулямова обратилась с апелляционной жалобой в Алматинский горсуд, чья коллегия по гражданским делам постановила решение районного суда оставить без изменения.

Фото: из газетных материалов

На пятом году после свершившегося правосудия мы с Виктором осторожно приближаемся вдоль его участка все к той же стене раздора. Теперь она являет собой мрачный брандмауэр с окнами, заложенными кирпичной кладкой. Через одно, с выбитым стеклом, видна внутренняя разруха. На земле валяется массивная труба, выпавшая из дыры в стене, к счастью, никого не прибившая. Не демонстрирует собой эта картина исполнение судебного решения. Снос так и не состоялся. Виктор безнадежно машет рукой, выстраивает конспирологические теории темных заговоров вокруг своей скромной персоны и могучих связей хозяйки скандального объекта, в которые не захочешь, а поверишь. Ещё бы, счёт частных судебных исполнителей, занимавшихся реализацией немедленного исполнения судебного решения, уверенно перевалил за десяток. И каждый из них в итоге отваливался, как сухой лист с осеннего дерева.

ХОДЯТ ТУТ ВСЯКИЕ...

Примерно такими словами Озада Гулямова встречает у себя в усадьбе очередного представителя службы ЧСИ, вооруженного исполнительным документом о сносе пристройки. Через недолгое время судебник, как для краткости принято именовать частных судебных исполнителей, исчезает, не предприняв никаких действий для принудительного исполнения решения суда. Остаётся только размышлять о причинах такой нерешительности при исполнении своих служебных обязанностей. Пожаловаться на них, получается, некому. С Республиканской палаты ЧСИ взятки гладки. Это некоммерческая, профессиональная и саморегулируемая организация, и законом не предусматривается регулирование её деятельности государственными органами. Поэтому о взятках не будем. Хотя о кормушке, в которую судебники превратили свои полномочия по исполнению судебных актов, читай – государственную функцию, открыто говорят не только рядовые граждане, но депутаты и прокуроры. По мнению известного казахстанского юриста Олега Охулкова, в данном вопросе явно присутствует брешь в законодательстве, подлежащая грамотному правовому наполнению.

В ожидании очередного пришельца с официальной бумагой предприимчивая Озада не дремала, а придумала ход конём, составив договор дарения на всю свою недвижимость некоему Раифу Аюпову, которому на тот момент не исполнилось и пятнадцати лет. Расчёт был нехитрый. Не будут же сносить строение, у которого теперь другой хозяин, а не тот, кого касалось решение суда. Кто ж его знает, будут или нет? Вопрос по-прежнему висит в дымной атмосфере частного сектора, где проживают вышеупомянутые граждане.

Несмотря на то, что в ноябре прошлого года состоялось заседание Специализированного межрайонного административного суда города Алматы, подтвердившее: «Смена собственника объекта недвижимости с должника на третье лицо не является основанием для возврата исполнительного документа либо прекращения исполнительного производства». И поскольку «вступившие в законную силу судебные акты подлежат безусловному исполнению всеми государственными органами и их должностными лицами, физическими и юридическими лицами, которых эти судебные акты касаются», то действия частного судебного исполнителя Фархата Ауесхана, который произвёл возврат исполнительного документа о сносе, признаны незаконными. В пользу Виктора Ревина как пострадавшего было на Ауесхана наложено взыскание в размере 100 000 тенге для оплаты услуг юридического представителя. Плюс суд вынес частное определение в адрес Республиканской палаты ЧСИ, изложив факты нарушения их членом своих обязанностей и напомнив об административной ответственности. В случае если о принятых мерах не будет сообщено в месячный срок, то и на палату могут наложить денежное взыскание – за неуважение к суду. Не знаю, насколько чётко отреагировала на это палата, но ясно, что Ауесхан пострадал за «други своя», и ему остаётся только завидовать многочисленным коллегам, не попавшим под раздачу по делу Гулямовой. Но что делать Виктору Ревину, продолжающему жить под сенью нависающей мрачной халабуды, так и остаётся неясны

Кстати

В октябре 2021 года в соцсетях появился видеоролик, на котором судебного исполнителя Ермекова бьют по печени во время исполнения должностных обязанностей. Кадры были сняты во время сноса пристройки. В результате хозяина дома доставили в полицию по заявлению от ЧСИ о возбуждении уголовного дела за побои. Сам же пострадавший сел в машину, заявил, что оправился от удара и обязательно посадит своего обидчика. Но поскольку произносил он этот монолог и вёл съёмку, не пристегнувшись ремнем безопасности, то был привлечен к административной ответственности за нарушение правил ПДД РК и наказан штрафом.

***

В скором времени для частных судебных исполнителей сделают обязательным условием работу с должниками со съемкой на видео, что поможет избежать неправомерных действий, во всяком случае их фиксировать. Без видеосъемки действия ЧСИ будут признаваться незаконными. По мнению министра юстиции, их деятельность должна развиваться в русле цифровизации и саморегулирования.

***

По сообщению генпрокуратуры, семь карагандинских частных судебных исполнителей использовали на личные нужды средства должников в размере 110 миллионов тенге. Исполнитель из Алматы потратил на себя 400 тысяч тенге, предназначенные для воспитанницы детского дома «Жанұя». Его павлодарский коллега три года похищал алиментные средства двоих детей на сумму 520 тысяч тенге.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых