14

Остров невезений

На инаугурации Президента. Генерал-майор Дж.С. Момо приветствует жителей Фритауна и гостей. 26 января 1986 г. Фото автора.
На инаугурации Президента. Генерал-майор Дж.С. Момо приветствует жителей Фритауна и гостей. 26 января 1986 г. Фото автора. из газетных материалов

То, что довелось на нём узнать, не забудется никогда...

В ОДНОЙ ИЗ НЕДАВНИХ ПУБЛИКАЦИЙ ПРОЧИТАЛ О ТОМ, КОГО ИЗ ОЧЕРЕДНОЙ ПЛЕЯДЫ КРУПНЫХ И НЕ ОЧЕНЬ ЧИНОВНИКОВ ПОСЛАЛИ НА ДИПСЛУЖБУ. В ЗАМЕТКЕ УПОМИНАЕТСЯ «… МАЛЕНЬКАЯ РЕСПУБЛИКА, РАСПОЛОЖЕННАЯ В 600 КМ ОТ ПОБЕРЕЖЬЯ АФРИКИ, РАНЬШЕ ОНА НАЗЫВАЛАСЬ ОСТРОВА ЗЕЛЁНОГО МЫСА». Я БЫЛ В АФРИКЕ 35 ЛЕТ НАЗАД, И ТЕПЕРЬ В ПАМЯТИ ВСПЛЫЛИ ТА ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ПОЕЗДКА И ОСТРОВ С ПОКАЗАТЕЛЬНЫМ НАЗВАНИЕМ – ГОРЕ… [газетная статья]

БИЛИ БАРАБАНЫ, ТАМТАМЫ И БУБНЫ

В те времена я заведовал секретариатом президиума Верховного Совета Казахской ССР, и в январе 1986 года в составе парламентской делегации побывал в Западной Африке – в Сьерра-Леоне и Сенегале. Возглавлял делегацию председатель президиума ВС Казахстана, заместитель председателя президиума Верховного Совета СССР Саламат Мукашев.

Во Фритаун, столицу Сьерра-Леоне, представители Союза выезжали на церемонию инаугурации президента этой страны Джозефа С. Момо. Поскольку самолёты «Аэрофлота» летали туда раз в месяц, во Фритаун мы добирались через Париж и Абиджан – порт и столицу республики Берег Слоновой Кости (теперь у государства другое название – Кот д’Ивуар). Сахару наш двухпалубный самолёт «Дуглас-10» пересёк за шесть с половиной часов. Кстати, на тот момент в Абиджане не было ни одного советского человека, дипломатические отношения с этой страной были прерваны ещё в 1969 году.

Командировка в Сьерра-Леоне была длительной, насыщенной и интересной. Нас разместили на вилле в деревне Оайе, построенной в 1982 году, когда здесь проводилась объединенная конференция стран, входящих в Организацию африканского единства.

Делегация была принята лидером и генеральным секретарем правящей партии «Всенародный конгресс» (АПС), президентом страны генерал-майором Джозефом С. Момо и министром иностранных дел А.А. Коромой, встретилась с представителями политических и общественных кругов Сьерра Леоне, работниками посольства СССР и их семьями, советскими врачами. И конечно, участвовала в торжествах по случаю инаугурации, присутствовала также на военном параде. Кстати, военный парад, приуроченный к национальному Дню памяти сьерралеонцев, погибших во Второй мировой войне, проходил на 40-тысячном стадионе, построенном китайцами. Нас усадили в ложе почётных гостей.

Президент Момо с супругой Спур Вью Лодж появились на стадионе в открытом мерседесе. Президент произнёс программную речь, которая продолжалась больше часа, и тут же верховный судья страны, африканец в мантии и парике, привёл его к присяге. Сразу же начался военный парад. Прошло восемь бронетранспортёров (все имеющиеся на вооружении армии), несколько автомобилей, две шеренги солдат, судя по покрою и окраске формы, представляющие различные рода войск, а также кавалерист на серой, понуро опустившей голову лошади (говорят, что она была единственная во Фритауне), и наконец, батальон пехоты.

На беговой дорожке стадиона вожди больших и малых племен страны…
На беговой дорожке стадиона вожди больших и малых племен страны… 

После парада на беговые дорожки стадиона вышли вожди больших и малых племён. Опустившись на колени, они произнесли клятву на верность президенту. Затем пошли колонны демонстрантов. Били барабаны, тамтамы, бубны, каждая колонна чем-то гремела, свистела, плясала. Президент с супругой и члены его правительства (и мы, гости, конечно) просидели на своих местах все три часа, пока продолжалась вся эта какофония…

«АФРИКАНСКИЙ ПАРИЖ»

На следующий день советская делегация участвовала в церемонии открытия бюста бывшему президенту Сьерра-Леоне Сиаке Стивенсу. Она началась с проповеди христианского священника, высокого плотного африканца с огромным золотым крестом на груди. Затем прочитал молитву мулла – среднего роста, очень худой человек в белом халате и чалме.

Остров Горе. Сенегал.
Остров Горе. Сенегал. 

А красное полотнище с памятника снял президент Момо. Он предоставил слово Сиаке Стивенсу, высокому сухопарому человеку, державшемуся в свои 85 лет легко и уверенно. Свою речь он начал словами: «Ваше превосходительство, господин президент!». Это вызвало в толпе оживление и добродушный смех. Дело в том, что Момо был сыном садовника, работавшего когда-то у Стивенса, который воспитал Момо, дал ему образование, сделав его поначалу главнокомандующим армией, уступив затем президентское кресло…

Добавлю, что Сиаке Стивенс, будучи президентом, трижды посещал СССР, а сьерра-лионская делегация во главе с вице-президентом страны С. Камара-Тейлором даже участвовала в работе XXVI съезда КПСС.

Из Фритауна домой, в Москву, наша делегация улетала через Дакар, столицу Сенегала. Хотя приезд делегации был неофициальным, встретить её в аэропорт Йоф кроме советского посла и сотрудников посольства в этой стране приехали заместитель председателя национального собрания (парламента), министр иностранных дел и генеральный директор службы безопасности республики.

В Дакаре (с пригородами) в то время проживало 850 тысяч человек. Город всегда был одним из важнейших промышленных, транспортных и торгово-финансовых центров Западной Африки, поскольку оказался на перекрестке важных морских путей из Европы в Южную Африку и Южную Америку.

Дакар возник в 1857 году как французский форт и через тридцать лет стал административным центром французской колонии Сенегал (страна получила своё название от одноименной реки, протекающей через Гвинею, Мали, Мавританию и впадающей в Атлантический океан), которая, в свою очередь, была включена в состав Французской Западной Африки. Лишь в 1960 году (20 августа) Сенегал был провозглашён независимой республикой.

Дакар – очень красивый город, недаром его называют «африканским Парижем». Он хорошо спланирован. В восточной части – порт и промышленная зона, в южной – район с административными правительственными центрами, площадь Независимости, на которой находятся Дворец президента, здания Национальной ассамблеи, Национального банка.

В его западной части – европейский жилой район с тремя круглыми площадями и расходящимися от них радиальными линиями, а также железнодорожный вокзал Дакар – Нигер. Дальше, на берегу, вдоль океана – виллы иностранных посольств и «Золотая деревня».

«Деревня» – наиболее примечательное место в городе, сюда стремится попасть каждый, кто приезжает в Дакар. Это своеобразный торговый центр огромных размеров под открытым небом. Здесь в изобилии выставлены разных форм, величины маски и фигурки из красного и чёрного дерева, изделия из серебра, слоновой кости – кулоны, цепи, подвески, кольца, бусы. Тут же, прямо на земле, выделывается огромная пятнистая шкура питона, жарятся орехи арахиса...

«ПРЕЙСКУРАНТ» ДЛЯ РАБОВ И РАБЫНЬ

За день до отъезда за обедом посол СССР в Сенегале Юрий Бельский посоветовал съездить на остров Горе, он находится милях в двух от Дакара. Думаю, что в то время мы с Мукашевым были первыми казахстанцами, посетившими этот небольшой (1560х1800 м) каменный остров. Не зря его назвали Горем, вся история этого маленького, полного драматизма кусочка земли пропитана потом и кровью, страданиями людей.

Именно он был главным пересыльным пунктом, островом рабов. Сюда со всей Западной Африки свозили «черный товар». Часто целыми деревнями. Попав на этот страшный остров, муж с женой, дети с родителями уже никогда больше не встречались. Здесь, в Доме рабов, тесных, выложенных из камня камерах с узкими щелями под потолком, рабы содержались по нескольку дней, пока не приходил транспорт за «грузом». Без пищи, без воды, отдельно мужчины, женщины, дети. Почти шесть миллионов рабов было продано на этом острове на невольничьи рынки Южной Америки...

Мы видели эту тюрьму, где теперь создан музей «Дом рабов», заходили в камеры. У входа – так называемый «прейскурант», по которому оценивались рабы: рост, объем груди, размер плеч – для мужчин, размер груди – для женщин.

Кроме тюрьмы на острове была построена мощная крепость. Дело в том, что вначале XVII века борьбу за монополию торговли на территории Сенегала вели Португалия, Нидерланды, Англия, Франция. К тому времени как мы попали на остров, уже были завалены подземные ходы сообщения, приведены в негодность десятиметровые стволы пушек с огромными вертящимися башнями.

Остров Горе. У Музея «Дом рабов».
Остров Горе. У Музея «Дом рабов».

В день нашего приезда на острове Горе проживало 1200 человек. Здесь работали женский и мужской лицеи, несколько магазинчиков, крохотное кафе, где в ожидании парома мы выпили по чашечке кофе. Установлен памятник первому депутату-африканцу французского парламента Блезу Дианю.

За двухнедельную поездку в Африку я многое увидел и услышал. Но то, что довелось узнать на острове Горе, не забудется никогда...

Николай КОЛИНКО

Оставить комментарий (0)
Qazaq Oil

Топ 5 читаемых