18

Народ по осени считают

Почему «национальная перепись населения» вызвала так мало интереса и так много недоуменных вопросов у этого самого населения

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ПРОХОДЯЩЕЙ СТРАНЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ КАМПАНИИ» ПО ВЫЯСНЕНИЮ САМЫХ НЕОЖИДАННЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ И КАЧЕСТВ ГРАЖДАН СТРАНЫ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Вопросов, в том числе недоуменных, эта перепись населения уже породила столько, что у нас тут с тобой места не хватит перечислять их и пытаться ответить хотя бы на незначительную часть. Но вот что интересно: фактически широкой информационной кампании оповещения населения о проходящей переписи в стране не проводится. Ты видел, например, баннеры на улицах или плакаты об этом? Или, скажем, в соцсетях было что-то такое? Я, например, ничего не видел и не читал. Конечно, мы, что называется, профессионально должны следить за происходящем в стране, потому и знаем обо всех нюансах переписи и по выступлениям должностных лиц, ответственных за это мероприятие, и по отзывам наших граждан, которые в большинстве своём просто недоумевают – и по поводу вопросов, которые задаёт им власть, и по поводу вообще всего антуража происходящего.

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

К примеру, очень часто спрашивают: а зачем на опросы выделили такие большие деньги, аж 8,2 млрд тенге, если значительная часть граждан может пройти перепись онлайн? Ну и потом, есть же база данных на портале e-gov, там о нас очень многое изложено. Так зачем же ещё раз всё это ворошить? Нет, понятно, раз «старший приказал», сиречь Высший совет по реформам (а именно он велел провести перепись в этом году), то проводить будут, и на все недоумённые вопросы граждан по этому поводу должностным лицам тоже нужно отвечать, даже хотя бы так, что и ответы порой вызывают ещё большее недоумение. Работа у них такая. Но есть ощущение, что эта перепись останется в истории очередным курьёзом, в котором фактическая, то бишь реально статистическая, часть будет достаточно фиктивной, а вот сопутствующие ей довольно анекдотические детали в памяти народной останутся.

Виктор ВЕРК: Все, что у нас затевается под названием «общенациональное», традиционно вызывает у «глубинной», так сказать, публики стойкий скепсис. Общенациональная массовая приватизация чем закончилась? Для среднего казахстанца ничем. Многие (и я в их числе) просто выбросили свои приватизационные купоны за ненадобностью. К тому же мы с тобой прекрасно помним, чем закончилась прошлая переписная кампания – банальным воровством. Причем у меня до сих пор нет уверенности в том, что наши бравые следователи раскопали все утекшие бюджетные денежки, а справедливый суд посадил именно виновных. Это, конечно, дело прошлое, но нет гарантий, что текущая перепись не завершится делом новым, и не одним: уж больно красиво организаторы этого действа вещают о полной (ну, или почти полной) цифровизации процесса, о невозможности утечки данных на сторону и т. д. и т. п.

Виктор Верк.
Виктор Верк.

Перефразируя поэта, если перепись затевают, значит, это кому-нибудь нужно… А что касается уже имеющихся баз данных, ты прекрасно знаешь, как у нас все это работает, да к тому же в контексте нынешней неоднозначной истории крылышко российского Сбера становится вовсе трудно понять, зачем нам проводить перепись. Не проще ли было по горячим следам меморандума с г-ном Грефом заключить договор с правительством г-на Мишустина, пусть в рамках своей начинающейся на днях переписи и нас бы переписали! В конце концов, цена вопроса для России смешная, ведь Казахстан по населению тянет в лучшем случае на Москву с пригородами. Это я, конечно, зубоскалю. Но ведь в каждой шутке есть только доля шутки…

С. К.: Я слышал довольно интересное суждение о том, что правильнее было бы провести перепись после окончания пандемии. Это позволило бы получить более достоверные данные, ну и технически её проводить было бы проще. Вот только вопрос, когда эта пандемия закончится, скорее всего, ответа не имеет. А посчитать всех надобно бы. Чтобы, скажем так, точнее выверять реформы, разрабатывать новые госпрограммы, планировать выделение бюджетных средств на что-то прогрессивное и жизнеутверждающее. Нет, я отнюдь не иронизирую, статистика – основа основ любого управления. Но тут сам собой напрашивается вопрос – вот нам предлагают опросник из 84-х вопросов. Причём значительная часть нашего населения будет отвечать на них, так сказать, офлайн. То есть придут обходчики с ноутбуками, сядут и будут заполнять анкеты, спрашивая граждан. Потом все эти анкеты отправят в какую-то базу данных, где весь этот громаднейший массив информации будет обрабатываться.

Как ты думаешь, будет, да? Тщательно, скрупулёзно, цифрово и беспристрастно? Машинами, Карл! Как в старину говаривали, электронно-вычислительными. Кроме того, как сказали организаторы, отпечатают и бумажные опросники. Не во всех наших населённых местах есть возможности электронного опроса. Вообще-то, задача грандиозная. Чтобы получить более-менее точные данные о нас с тобой, нужно множество квалифицированных, грамотных и честных людей. Я зачем всё это перечисляю? Любой социолог скажет, что есть некий порог у человека, который отвечает на вопросы, скажем, соцопросов. За этим порогом ответы идут автоматические, чаще всего выгодные на взгляд отвечающего. Вот спросят тебя: сколько ты, скажем, зарабатываешь? И что, ты так прямо честно, на голубомглазу и признаешься – а миллион!?

В. В.: Мы и без того запоздали с переписью, которую надо проводить каждые 10 лет. Поэтому, кстати, вся символика интервьюеров датирована 2020 годом. Что касается опросного листа, то у меня он, как ни странно, не вызвал неприятия. Все вопросы в целом показались уместными и корректно сформулированными. А все попытки отвечающего, что называется, передернуть, не окажут влияния на конечный результат. Это, скажу я тебе, как с выборами: при любом итоге голосования победит «Нур Отан». Поэтому государству по большому счету все равно, что мы ответим на вопросы переписного листа и как ответим – электронно или вербально. Просто нужно переписать, потому что так делает весь цивилизованный мир, частью которого мы так или иначе являемся. Все остальное власть будет делать ровно так, как делала всегда, исходя исключительно из политической целесообразности.

Она, власть, прекрасно знает цену тем данным, которые будут получены в результате переписи, и ничего нового для себя не откроет. Думаю, что эти результаты (в смысле реальные, а не те, что будут обнародованы) лишь подтвердят то, о чем все и так догадываются. А значит, их просто упрячут под сукно. Вот посмотри, к примеру, на официально принятую сейчас потребительскую корзину – она ведь не выдерживает никакого испытания здравым смыслом и не позволяет в современных условиях элементарно выжить. По идее, результаты переписи должны привести к немедленному пересмотру этой корзины в сторону расширения ее ассортимента, а значит, к резкому росту уровня жизни.

Скажи, ты в это веришь? Зато у правительства есть более «актуальная» задача: повысить минимальную зарплату с пресловутых 42 500 до 60 000, что приведет, естественно, к разгону инфляции, росту потребительских цен, увеличению нагрузки на фонд оплаты труда и самое главное – к подорожанию этой самой корзинки. Содержание которой при этом не расширится ни на йоту. Зато нам с тобой скажут: теперь мы, власть, будем в поте лица трудиться на благо вас, населения, не вслепую, а опираясь на данные переписи. Вот это и называется политической целесообразностью…

С. К.: Так ведь на основе всех этих интервью будут потом разрабатывать планы и принимать судьбоносные для всех нас решения. И при этом ссылаться именно на данные этой самой переписи. Вот нет в опроснике такого вопроса: доверяете ли вы органам власти? А почему бы его не задать? Ведь возмущаются по поводу восьми десятков вопросов даже не потому, что их слишком много, а потому, что не верят, будто все эти вопросы будут должным образом проработаны, учтены, да и вообще просто прочитаны хотя бы электрическим считывающим устройством, как оно там у них называется…

Вот опросят для галочки, сдадут всё это куда-то, в самых общих чертах обобщат и выдадут на дежурной итоговой пресс-конференции. Вот, дескать, нас столько-то и столько-то, и мы такие-то и такие-то. А почему я всё это в очередной раз говорю? Да потому говорю, что в очередной раз госчиновниками было заявлено одно, а на деле происходит совсем иное. Руководитель Бюро национальной статистик и Агентства по стратегическому планированию и реформам РК Нурболат Айдапкелов заверил, что никто никого принуждать участвовать в опросе не будет. А на деле принуждают. В частности, сотрудников госструктур. Мол, если не принесёте квиток, свидетельствующий, что вы полностью прошли весь онлайн-опрос, тогда… Как ты полагаешь, статистический ты наш, сколько бы наших сограждан ответили отрицательно на поставленный мною выше вопрос о доверии нашей благочестивой власти?

В. В.: Ну, во-первых, включение такого вопроса в переписной лист ставит крест на всей переписи, если отвечать на него честно. Ты же не станешь подробно отвечать на дальнейшие расспросы, выразив во первых строках недоверие спрашивающему! Во-вторых, тезис о том, будто полученные данные позволят более выверенно прокладывать курс реформ, тоже не слишком убедителен, иначе следовало сначала провести перепись, а уж затем, основываясь на ее результатах, собирать консилиум по реформам во главе с доктором Чакрабарти. Но создать Высший совет по реформам было нужно именно в разгар кризиса, посреди всеобщего обвала. Чтобы тем самым продемонстрировать почтеннейшей публике решимость власти бороться с последствиями обвала и наличие у нее эффективного оружия для такой борьбы. И знаешь, о чем это говорит? О лукавости, скажем так, нашего многолетнего алгоритма «сначала экономика, потом политика».

Политика первична вовсе времена, и все, включая проходящую на наших с тобой глазах национальную перепись, подчинено прежде всего политическому интересу правящей элиты. Вот, как говорится, и весь опрос…

Оставить комментарий (0)
Qazaq Oil

Топ 5 читаемых