Примерное время чтения: 8 минут
109

Мир – дворцам, война – хижинам?

Два года назад в Алматы запустили в действие программу реновации жилищного фонда. Проживание в почти полутора тысячах ветхих домов, построенных в период с 30-х по 70-е годы прошлого века, в основном каркасно-камышитовых двухэтажек, осложняется сейсмической и пожарной опасностью, отсутствием коммунальных удобств. Однако снос идёт исключительно по согласованию с жильцами. Домишко Нины Ерофеевой ни под какую программу не попал, и раскурочили его одним махом, выкинув перед этим пожитки, не успела скорая с пенсионеркой скрыться за поворотом [газетная статья].

КАК БЕЛЬМО НА ГЛАЗУ

История с выковыриванием её семьи с куска земли в микрорайоне Аскартау, бывшей Ремизовке, началась давно. С тех пор как местная состоятельная публика принялась скупать здесь участки, которые районными администрациями Талгарского, а затем Медеуского района щедро предоставлялись под ИЖС – с вырубкой садов, срезанием склонов предгорий и прочими безобразиями. Год назад в нашей газете была публикация «Арамагеддон в райских кущах», где рассказывалась история Ерофеевой и ставились конкретные вопросы о противозаконной застройке природоохранной зоны.

Яблони, конечно, жалко, но человека всё же больше. Напомню суть вопроса. В советские времена в Ремизовке находилась база отдыха АЗТМ, где Нина Ерофеева работала кастеляншей и до последних дней оставалась с семьей в служебной квартире. Предприятие давным-давно от базы избавилось, земля начала переходить из рук в руки, а Нина и её домочадцы каждый раз автоматически оказывались на территории очередного владельца. С ними время от времени велись переговоры на предмет освобождения жилплощади, но деваться квартиросъемщикам было некуда. Нина овдовела, похоронила сына, осталась с невесткой и внуком. Потом вокруг закипела стройка, а их скудное обиталище окончательно превратилась в бельмо на глазу у собственника и предпринимателя Азамата Черьязданова, который повёл себя в отличие от прежних латифундистов гораздо решительнее. У него типа были на это основания, обеспеченные многолетней чиновничьей волокитой: Ерофеевой не разрешали приватизировать жильё, продолжавшее считаться ведомственным, хотя таковым являться перестало, будучи сброшенным с заводского актива.

Нина Ерофеева.
Нина Ерофеева. Фото: из газетных материалов

 

ЧТО СКАЗАЛ ПОКОЙНИК

Существовала ещё одна зацепка. Десять лет назад Талгарский районный суд истцу о выселении семьи без предоставления жилья отказал. Апелляционная же судебная коллегия по гражданским и административным делам Алматинского облсуда решение первой инстанции отменила, что большого удивления не вызывает, земля тогда принадлежала БТА Банку, владельцем которого был Мухтар Аблязов. Судебная коллегия проигнорировала жилищное законодательство, по которому выселение не может произойти без предоставления другого, пригодного для проживания, жилья человеку, уволенному по возрасту, состоянию здоровья, а также в связи с ликвидацией предприятия или учреждения, где он работал не менее десяти лет.

Все последующие годы процесс выселения шёл ни шатко ни валко. К Нине время от времени засылали гонцов с предложением откупа, но суммы назывались столь смехотворные, что не хватило бы даже на покупку дровяного сарайчика. Хотя стоимость дома по акту оценки – ясно, что из-за нахождения на «золотоносной» земле – 50 млн тенге.

Наконец Черьязданов активизировался. Но сделал это лукавым образом. Не затем, конечно, чтобы самому не слышать стенаний тех, кого лишают единственной крыши над головой. Пошёл на притворную сделку с целью обойти закон в части применения исковой давности по решению суда 2013 года и передал право собственности на дом некоему Ержану Нурхалиеву. Новый владелец без промедления обращается в талгарский суд с заявлением о замене взыскателя, которое не только удовлетворяется, но и сразу выносится определение о выселении семьи без предоставления другого жилья. Как говорится, чтоб два раза не вставать.

Фото: из газетных материалов

Больше того, выйдя за пределы заявленного требования, суд провёл заседание без участия выселяемой семьи, даже не уведомив её о судебном разбирательстве. По пословице «без меня меня женили». В определении перечисляются все лишенцы вплоть до умершего Александра Мартынова, сына Нины Ерофеевой, хотя уж он то вроде с жильём давно определился… И до его десятилетнего сына, даже не пригласив участвовать в заседании органы опеки и попечительства. С вопиющим нарушением права несовершеннолетнего на жильё.

С другой стороны, при чём тут вообще суд в Талгаре, если спорный объект уже несколько лет находится в Медеуском районе Алматы? По закону иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются по месту нахождения этого имущества, что квалифицируется как исключительная подсудность. Почему судья Айтбаева решила пренебречь п. 1 ст. 31 закона РК «О жилищных отношениях», остаётся только догадываться.

НА ОСКОЛКАХ НАДЕЖДЫ

Суд состоялся 19 апреля, а выселяемая семья и их представитель Алим Кызайбек находились в счастливом неведении о происходящем до 24 мая, когда истек срок обжалования определения и появился судебный исполнитель с исполнительным листом на выселение. Правда, сообразив, что происходит, исполнительное производство прекратил, а Кызайбек на следующий же день отправил в талгарский райсуд апелляционную жалобу на определение суда и ходатайство о приостановлении исполнительных действий. Цитата из жалобы должна звучать для судьи саркастически: «отдельно ставим вас в известность, что мы не принимали участие в данном судебном разбирательстве как сторона, чьи интересы затронуты и нарушены судом, суд нас не известил о времени и месте судебного разбирательства». Правда, если Айтбаева оказалась не в курсе данного обстоятельства, то и требовать от неё соблюдения конституционного принципа, что «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод», пустое дело. Если с такими вершителями наших судеб мы собираемся идти в новый Казахстан, то, пожалуй, привычнее оставаться в старом…

Фото: из газетных материалов

Дальше всё пошло-поехало как по маслу. Жалобу суд проигнорировал, и процесс выселения развернулся на всю катушку. За дело взялся новый частный судебный исполнитель Тулепов, ему, в отличие от предыдущего, все нарушения были «по барабану», Черьязданов привлёк к акции выселения крепких мужичков, которые для острастки поорали на соседей, снимавших на мобильник происходящее, и буквально выдавили двух женщин и мальца из дома. Попытка хотя бы приостановить творящийся беспредел с помощью дежурного прокурора Медеуского района Самата Мусагулова ни к чему не привела, служивый надзорного органа предпочёл не вмешиваться.

Управились, можно сказать, не глядя. Приполз оранжевый китайский погрузчик с черьяздановского «элитстроя», прошёлся пару раз ковшом с крыши до фундамента, и осталась груда хлама с воздетыми к небу драными досками. В спешке порвали водопроводную трубу, и поток сутки заливал всю округу. Был дом – и нету. Вместе с сорока годами жизни Нины Ерофеевой. На нет и суда нет? Но всё же остаётся надежда, нельзя же без неё, что получат по рукам все очевидные и безусловные виновники этой дикой истории.

А редакция «АиФ Казахстан» постарается для этого сделать всё возможное

КСТАТИ

Как пишет Bizmedia.kz, казахстанцы продолжают испытывать дефицит комфортного жилья. По официальным оценкам, в 2022 году на каждого жителя страны пришлось 23,4 кв. м жилой площади. По сравнению с принятыми социальными стандартами ООН, этот показатель должен быть выше 30 кв. м на человека. В Китае приходится 32 кв. м на одного жителя, в Германии – 39 кв. м, в США – 69,7 кв. м, а в Великобритании – 70 кв. м. Ипотека может решить жилищную проблему, но воспользоваться ею могут не все.

В Казахстане приобрести жилье в ипотеку вне партнерской банковской программы или льготной государственной программы, вне системы жилстройсбережений, в настоящее время предлагают 11 банков второго уровня (БВУ). При этом минимальная процентная ставка (ГЭСВ) начинается от 14,9 до 26,5%. Такие ставки недоступны для большей части казахстанцев.

На начало текущего года объем выданных физическим лицам кредитов на строительство и покупку жилья (в ипотеку) достиг 4,86 трлн тенге, что на 39,3% больше по сравнению с аналогичным периодом 2022 года и в 5,3 раза превышает показатели десятилетней давности.

Ипотечные займы составляют 21,3% от всех кредитов в Казахстане, годом ранее они занимали 18,9%, а десять лет назад – 9,2%.

 Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)