159

Леди солнце

В любую погоду, на любое расстояние, в любое время суток леди Солнце помчится спасать человека.
В любую погоду, на любое расстояние, в любое время суток леди Солнце помчится спасать человека. из газетных материалов

Диагноз – еще не приговор

НАША ЖИЗНЬ – ШТУКА ВЕСЬМА НЕПРОЧНАЯ. РАСХОЖАЯ БАНАЛЬНОСТЬ, УВЫ, ИМЕЕТ ПО СОБОЙ РЕАЛЬНУЮ ОСНОВУ. ЕЩЕ ВЧЕРА СТРОИЛ ОБШИРНЫЕ ПЛАНЫ, ЗАКАЗЫВАЛ БИЛЕТЫ В ДАЛЬНЮЮ СТРАНУ, А СЕГОДНЯ АНАЛИЗЫ ЗАСТАВИЛИ СХВАТИТЬСЯ ЗА ГОЛОВУ, И ПОНЕСЛОСЬ… У ПРЕСЛОВУТОЙ ИСТИНЫ НЕ ОТКАЗЫВАТЬСЯ «ОТ СУМЫ И ОТ ТЮРЬМЫ» ЕСТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ – И ОТ БОЛЕЗНЕЙ, СРЕДИ КОТОРЫХ НЕМАЛО ТЯЖЕЛЫХ И НЕИЗЛЕЧИМЫХ, ТРЕБУЮЩИХ ПАЛЛИАТИВНОЙ ПОМОЩИ. ОНА ПОЗВОЛЯЕТ УЛУЧШИТЬ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛЕГЧИТЬ СТРАДАНИЯ, ОКАЗАТЬ ПСИХОСОЦИАЛЬНУЮ ПОДДЕРЖКУ БОЛЬНОМУ И ЕГО БЛИЗКИМ. [газетная статья]

Увы, у нас в стране эта отрасль медицины находится пока в зачаточном состоянии и держится в лучшем случае на энтузиастах, которых раз-два и обчелся… Но тем они дороже, и тем больше на них надежда. Одна из таких Татьяна Спиглазова, медицинская сестра из Кокшетау.

ВЕРА И ДЕЛО

Внешность и стать Татьяны позволяют предположить, что она только что вышла из автомобиля класса люкс и сейчас проследует в престижный бутик. На самом деле она выбралась из-за руля своей простенькой «лады», нагруженная упаковками памперсов, одноразовых пеленок, и направляется к неприметному дому в сельской глубинке.

Человек не всегда сам выбирает биографию, бывает, что за него это делают обстоятельства. У Татьяны были они связаны с заболеванием отца. Крепкий, выносливый мужчина в одночасье оказался прикованным к кровати безнадежным диагнозом. Девочку-подростка, как и всю их семью, несчастье сделало беспомощной и одинокой. В девяностые годы дефицит коснулся самых элементарных вещей. Приходилось буквально по крохам вымаливать обезболивающие средства. Татьяна вспоминает последние дни отца с непреходящей печалью. Если бы тогда было ей под силу то, что она может сейчас...

Четверть века после окончания медицинского колледжа по специальности «лечебное дело» Татьяна Спиглазова проработала в реанимационном отделении областной больницы, дежурства в основном ночные, многие пациенты на грани… Зато выработались бесценные навыки профессии, отточенность действий, владение высокотехнологичными манипуляциями. И пришло понимание, что борьба за жизнь пациента не должна заканчиваться с его выпиской из больничного учреждения. Мало-помалу пациенты продолжали оставаться ее подопечными и в домашних условиях, и уже не по долгу службы.

Чужая боль так зацепила, что три года назад Татьяна создала общественный благотворительный фонд «Вера в добро», имеющий целью оказывать паллиативную помощь тяжелобольным и инвалидам. Она рассказывает об этом с такой горячностью и страстью, что многим из нас, искушенным реалиями окружающей жизни, это покажется верхом наивности. Например, искренне удивляется, как может государство, на которое человек трудился полвека, платил налоги, голосовал на выборах, оставить его один на один с бедой. А Татьяна своим личным отнюдь не всемогуществом государство вроде как заменяет.

В 2020 году у Татьяны Спиглазовой было семьсот с лишним выездов, в два раза больше, чем дней в году, она просто жила в машине
В 2020 году у Татьяны Спиглазовой было семьсот с лишним выездов, в два раза больше, чем дней в году, она просто жила в машине.

АНГЕЛ ПРИЛЕТАЕТ ВОВРЕМЯ

Тут придется, не пощадив читательские нервы, сообщить некоторые подробности ее деятельности. Вот есть девочка, спинальница, полностью обездвиженная из-за взрывного перелома шейного отдела позвоночника после падения в 15 лет с пятого этажа. Врачи давали 3-4 месяца жизни, сейчас ей 21. Татьяна для нее как ангел во плоти, потому что не просто обеспечивает грамотным и полноценным уходом, избавив от невыносимых последствий лежания, но и маме помогает советами справляться с бедой.

Родители таких детей – особая статья, поддержка им нужна подчас даже больше. Татьяне приходится всеми силами удерживать от суицида маму 18-летней пациентки с неоперабельной опухолью головного мозга. Темные от горя дома моя героиня непостижимым образом умудряется освещать солнечным светом своей улыбки и неиссякаемым позитивом.

С трахеостомическими трубками она научилась работать в реанимации. Вообще-то, это обязанность врача, но что делать, если пациента отправляют домой с приспособлением, требующим тщательного ухода. Если, не дай бог, человек закашляется и трубка забьется слизью – летальный исход неизбежен. Заметьте, не от основного заболевания, из которого его более-менее вытащили в больничной палате. Поэтому руководителя общественного фонда Спиглазову родственники больных могут разбудить и в три часа ночи, и в шесть утра – в любую погоду, на любое расстояние она помчится спасать человека. Притом что скорая на такие вызовы не реагирует, у них нет соответствующих специалистов. В прошлом году выездов у Татьяны было семьсот с лишним, в два раза больше, чем дней в году, она просто жила в машине.

У Спиглазовой есть помощники, ее актив – почти сорок волонтеров, среди них и студенты медколледжей, и местного университета, где открылся медицинский факультет. Молодежь можно и нужно обучать навыкам оказания паллиативной помощи, с чем Татьяна могла бы успешно справиться. Мешает сущий пустяк: отсутствие лицензии, которая предполагает наличие отдельного помещения с разнообразным оборудованием. То, что пациенты находятся по месту жительства, а все необходимые инструменты Татьяна возит с собой, руководство управления общественного здоровья Кокшетау в расчет не принимает. Самой ей круглосуточно трудиться на данном поприще пока дозволено, но обучать других, распространяя бесценный опыт, выходит, нельзя.

ПАТЕНТ ЦЕНОЮ В ЖИЗНЬ

Как-то позавидовала Татьяна подружке, которая работала провизором. Ходит вся такая в крахмальном халатике, стучит каблучками и зарплату получает раза в три больше медсестринской. И сильно Татьяна тогда завелась – отучилась в медколледже еще один полный курс по специальности «фармация». Хотя в аптеке не проработала ни дня, вскорости поняла, что пришла к ней эта идея свыше.

Пролежни – страшное дело: когда человек неделями, месяцами, а то и годами вынужден лежать в одном положении, тело становится врагом. Оно покрывается глубокими незаживающими ранами. Для Татьяны пролежни всегда были сущим наказанием, не говоря уже о людях, испытывающих страдания. Не подумайте, что стала она шаманить и варить адское зелье для припарок-притирок. Все было по науке, со снятием интоксикации, чисткой ран, мазками, взятыми на определение чувствительности флоры. Однажды по семейным делам приехала в Омск, купила там несколько препаратов растительного происхождения. Смешивала составы, наблюдала за динамикой регенерации тканей, пока однажды не убедилась: вот пропорция, которая работает. Рана постепенно заполнялась живой тканью изнутри, потом ее края естественным образом срастались.

ЧЕЛОВЕК НЕ ВСЕГДА САМ ВЫБИРАЕТ БИОГРАФИЮ, БЫВАЕТ, ЧТО ЗА НЕГО ЭТО ДЕЛАЮТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. У ТАТЬЯНЫ БЫЛИ ОНИ СВЯЗАНЫ С ЗАБОЛЕВАНИЕМ ОТЦА. КРЕПКИЙ ВЫНОСЛИВЫЙ МУЖЧИНА В ОДНОЧАСЬЕ ОКАЗАЛСЯ ПРИКОВАННЫМ К КРОВАТИ БЕЗНАДЁЖНЫМ ДИАГНОЗОМ. ДЕВОЧКУ-ПОДРОСТКА, КАК И ВСЮ ИХ СЕМЬЮ, НЕСЧАСТЬЕ СДЕЛАЛО БЕСПОМОЩНОЙ И ОДИНОКОЙ.

Радость этого открытия случилась девять лет назад, и с тех пор сотни флаконов с чудо-мазью, узаконенной патентом и изготовленной на дому, Татьяна рассылает по всему Казахстану. Проблема только в том, что для промышленного производства необходима государственная регистрация препарата, которая стоит больше 10 миллионов тенге. Откуда они у Татьяны, если учесть, что мазью умелица обеспечивает нуждающихся, как правило, за свой счет, имея на иждивении пожилую маму и несовершеннолетних дочь и сына?

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

В XIX веке сестра милосердия Флоренс Найтингейл, не будучи врачом, возглавила маленькую больницу в Лондоне. Когда началась крымская кампания, работала в полевых госпиталях. Последовательно проводила в жизнь принципы санитарии и ухода за ранеными, благодаря чему смертность в лазаретах снижалась в десятки раз. О Флоренс, ставшей национальной героиней, складывали легенды, называли ее «леди со светильником» – так она обходила по ночам палаты с больными.

В 1912 году Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца учредила медаль имени Флоренс Найтингейл «За истинное милосердие и заботу о людях, вызывающие восхищение всего человечества». Эта награда является наиболее почетной для сестер милосердия в любой точке земного шара. В Казахстане до последнего времени ее обладательниц было пятеро. Шестой, впервые за полвека и тридцать лет независимости, стала медицинская сестра Татьяна Спиглазова, увеличив всемирный список своих милосердных коллег до 1310.

В связи с этим громким событием есть надежда на позитивные перемены в жизни нашей леди Солнце. Мы ведь обычно обращаем внимание на тех, кого отметила заграница. Возможно, теперь фонду «Вера в добро» удастся с помощью госструктур или местного бизнеса обзавестись наконец реанимобилем, а руководство области разморозит квартирную очередь для бюджетников, в которой медсестра Спиглазова стоит уже двадцать лет.

Должна же страна знать и ценить по достоинству своих героев…

ВЫ МОЖЕТЕ ОКАЗАТЬ ПОМОЩЬ ОБЩЕСТВЕННОМУ ФОНДУ «ВЕРА В ДОБРО»!

Р/счёт KZ236010321000042542 Halyk Bank

БИН 180540020176, КНП 111, КБЕ 18

Карта Halyk Bank, номер 4277045508883363

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)
Конкурс Королева Бензоколонки

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество