Примерное время чтения: 7 минут
102

Как нам вернуть свою землю?

В КАЗАХСТАНЕ УЖЕ НЕ ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ БУРНО ОБСУЖДАЕТСЯ ИНИЦИАТИВА ПРЕЗИДЕНТА КАСЫМ-ЖОМАРТА ТОКАЕВА ПО ВОЗВРАТУ НА РОДИНУ НЕПРАВЕДНО НАЖИТЫХ И ВЫВЕДЕННЫХ ИЗ СТРАНЫ КАПИТАЛОВ. В ЕЁ ВЕРНОСТИ, БЕЗУСЛОВНО, НЕТ НИКАКИХ СОМНЕНИЙ. ДРУГОЕ ДЕЛО – РЕАЛИСТИЧНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ ЗАДУМАННОГО [газетная статья].

Вместе с тем в социальных сетях стали всё чаще появляться мнения о том, что было бы неплохо не только вернуть украденные у народа деньги, но и национализировать месторождения полезных ископаемых в Казахстане, которые по большей части принадлежат иностранцам. Ведь их содержимое – также народное достояние...

БЫЛО ВАШИМ, СТАЛО НАШИМ

Напомним, что норма об этом содержится в вынесенных на недавний всенародный референдум поправках в Конституцию, за принятие которых проголосовало подавляющее большинство граждан республики. Дословно это звучит так: «Земля и её недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы принадлежат народу. От имени народа право собственности осуществляет государство».

Основные полезные ископаемые в Казахстане тонны таблицы
Основные полезные ископаемые в Казахстане тонны таблицы Фото: открытый источник

На деле же на сегодняшний день нам если что-то из недр и принадлежит, то не более трети. Это не просто слова, это официальные данные, согласно которым, например, 74,5% казахстанского рынка нефтедобычи находится в руках иностранных компаний.

Если говорить более конкретно, то посмотрим на три самых крупных наших нефтяных месторождения. Тенгиз на Каспии – здесь в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 20%. Тогда как американцы в лице Chevron и ExxonMobil – 50% и 25% соответственно. Оставшиеся 5% принадлежат компании LukArko.

На месторождении Кашаган в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88% добываемого сырья. При этом итальянской Eni принадлежит 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

На месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V. национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10% добываемого сырья. Тогда как Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Это только то, что касается нефти. А ведь есть еще и другие ресурсы – металл, уголь… То, как они изымаются из наших недр в пользу всё тех же иностранцев, ясно показывает пример «Карметкомбината» и «Карагандинского угольного бассейна».

В 1995 году согласно заключенному контракту, эти объекты, как известно, заполучил один британский магнат индийского происхождения. В 2009 году правительство Казахстана заключило с ним договор о предоставлении ему налоговых и транспортных преференций в течение десяти лет в обмен на поставку нового оборудования и модернизацию производства. Однако по сей день никакого обновления производственных фондов не произошло, о чём свидетельствуют происходящие на металлургическом комбинате и в шахтах постоянные аварии.

К настоящему времени контракт с британо-индийским магнатом истёк. Однако он продолжает успешно для себя работать в Казахстане.

ЭТО КОВАРНОЕ СЛОВО «ИНВЕСТОР»

Понятно, что все эти кабальные договоры были заключены на заре независимости, когда, обрадовавшись распаду большой страны, к нам буквально хлынули орды западных сырьевых хищников. Тогда же была принята и Конституция, которая 5 июня была поправлена и согласно которой природные богатства принадлежали не народу, а государству, которое в то время, поверив льстивым песням Запада, согласилось на вывозную сырьевую модель экономики в его интересах, фактически став его неоколонией.

Таким образом, Казахстан, отдав значительную часть активов в консорциумах по добыче сырья западным компаниям, в результате этого оказался полностью зависим от европейского рынка, куда уходит 70% добываемой нефти и полезных ископаемых. Более того, получаемые от продажи своей незначительной доли ресурсов капиталы, также, по крайней мере до недавнего времени, уходили в западные банки.

Как же таким образом мы хотели построить светлое будущее, которое нам сулили многочисленные государственные программы, принятые за 30 лет, и ни одна из которых по сей день не выполнена?

– Никто у нас не собирается расторгать кабальные соглашения с западными компаниями, контракты по недропользованию и управлению предприятиями, – рассказал на заседании дискуссионного клуба «Пикир» (Бишкек) сопредседатель Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов. – Наоборот, инвесторов холят и лелеют. Так, даже собираются создать специальный фронт офис, который будет заниматься разрешением всех вопросов иностранных добывающих компаний. Получается, что правительство никогда не ставило и сейчас им не выставляет единых требований и жёстких правил, а сами соглашения носят конфиденциальный характер и заключаются с каждым таким инвестором отдельно и явно не в интересах республики.

Более того, по словам Курманова, сейчас казахстанские власти проводят ещё большую либерализацию, обеспечивая максимальное облегчение зарубежным иностранным компаниям якобы в целях создания наиболее благоприятных условий для этих самых инвестиций. Это, считает он, практически является продолжением прежней неоколониальной политики, проводимой прежними властями, заключившими кабальные для Казахстана соглашения по разделу продукции (СРП).

Сейчас, согласно этому документу, в стране действуют более 200 месторождений, по которым в каждом отдельном случае с иностранными корпорациями оговаривались условия работы в Казахстане и доля в получаемых прибылях, о чем вся информация закрыта. А то, что сегодня предлагают власти страны иностранным компаниям, выглядит тем же самым СРП, только в новой обёртке. И даже на более кабальных условиях, чем прежде, убеждён Курманов.

– И это на деле означает ещё большее закрепление режима внешнего управления, – продолжил он. – Так как одновременно с этим планируется ещё и приватизация оставшихся государственных активов стратегических компаний в той же нефтегазовой отрасли и в добывающей промышленности в целом, которые в итоге снова попадут в руки всё тех же американских и европейских корпораций. При этом собственная так называемая «национальная» компания «КазМунайГаз» оказалась неспособна нарастить добычу, влезла в долги на 16 миллиардов долларов и вскоре может быть также приватизирована.  Получается, что нынешний Казахстан теряет последние рычаги контроля и оставшиеся государственные активы.

 УЧИТЬСЯ НАДО У СОСЕДЕЙ

В связи с этим эксперт задаётся вопросом: нужны ли народу Казахстана такие кабальные контракты, которые ничего стране не дают, а превращают её в пустыню с зараженными степями, с высушенными реками, воды которых пошли на заполнение пустот, образовавшихся от выкачки нефти и газа? С отравленным Каспием, в котором из-за деятельности американских компаний по углублению дна моря гибнут массово тюлени и птицы?

– Сырьевая вывозная модель экономики не только изжила себя, но является фактором усиления колониальной зависимости Казахстана, да и всей Центральной Азии от Запада и его международных финансовых институтов, – далее говорит Курманов.

–  Нынешняя регионализация мировой экономики и падение гегемонии США даёт шанс Казахстану и региону в целом вырваться из этой международной системы разделения труда и перестать быть сырьевым придатком. Но для этого необходимо отказаться от неолиберальной идеологии.

В заключение эксперт привёл пример Кыргызстана, правительство которого пересмотрело контракты по недропользованию, национализировав золотоносное месторождение «Кумтор». Он выразил надежду, что это будущая калька и для Казахстана, где бастующие трудовые коллективы и широкие общественные слои уже требуют того же.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых