174

К сотворению мира

Борис Ельцин везде жаждал выглядеть главной фигурой.
Борис Ельцин везде жаждал выглядеть главной фигурой. из газетных материалов

Первая реальная попытка примирить враждующие стороны в Нагорном Карабахе арабахе была предпринята почти30 лет назад

СНОВА, КАК И МНОГО ЛЕТ НАЗАД, СМИ ЗАПОЛНЕНЫ ФРОНТОВЫМИ СВОДКАМИ ИЗ НАГОРНОГО КАРАБАХА. ЧИТАЮ НОВОСТНЫЕ САЙТЫ. ВЕЗДЕ, ГДЕ ГОВОРИТСЯ О ПРЕДЫСТОРИИ СЕГОДНЯШНИХ СОБЫТИЙ, БУКВАЛЬНО ВО ВСЕХ МАТЕРИАЛАХ УТВЕРЖДАЕТСЯ ПРИМЕРНО СЛЕДУЮЩЕЕ: В НАЧАЛЕ 90-Х ГОДОВ ПРИ ПОСРЕДНИЧЕСТВЕ РОССИИ УДАЛОСЬ ЗАМОРОЗИТЬ КОНФЛИКТ ВОКРУГ НАГОРНОГО КАРАБАХА. [газетная статья]

Михаил Чирков
Михаил Чирков. Фото: из газетных материалов

ВЫСЛУШАТЬ ОБЕ СТОРОНЫ

…Вспоминаю сентябрь 1991 года. Делегация Казахстана вылетает в Нагорный Карабах, где вот уже четвертый год идет межнациональное кровопролитие. В предотлетном интервью программе «Время» президент Казахской ССР Нурсултан Назарбаев говорит о том, что идея совместной примирительной миссии у них с Борисом Ельциным родилась 17 августа, буквально в день московского путча ГКЧП, когда российский президент был с визитом в Алма-Ате.

Тогда подумалось, что Нурсултан Абишевич поскромничал и не сказал, что еще весной того же года он предлагал собрать руководителей всех 15 республик и обсудить общие меры по прекращению и предотвращению межнациональных конфликтов. Продолжали гибнуть люди в Нагорном Карабахе, свежи были в памяти ошские события предыдущего, 1990 года, начинало разгораться Приднестровье…

Как только ТУ-134 набрал высоту, Нурсултан Абишевич пригласил членов делегации. Мы, сказал президент, должны быть абсолютно нейтральными. Азербайджан и Армения – такие же суверенные государства, как Казахстан и Россия. Им ничего нельзя навязывать и диктовать. Мы – посредники.

Баку. Утро субботы 21 сентября. Президент Азербайджана Аяз Муталибов озвучивает свою программу выхода из конфликта. В ней больше 20 пунктов. Не все они бесспорны, но основные вполне логичны: вернуть Нагорному Карабаху статус-кво (существовавшее до 1988 года), создать вокруг него демилитаризованную зону, распустить воинские формирования.

Глава Казахстана предлагает выслушать обе стороны, внимательно посмотреть на их предложения, найти пункты со схожей позицией и отсюда уже начать общие переговоры, двигаясь к примирению.

Действующие лица: Борис Ельцин, Левон Тер-Петросян, Нурсултан Назарбаев, Аяз Муталибов.
Действующие лица: Борис Ельцин, Левон Тер-Петросян, Нурсултан Назарбаев, Аяз Муталибов. Фото: из газетных материалов

Вечером прилетели в Гянджу. Это меньше 200 км до столицы Нагорного Карабаха. Сразу же Нурсултан Назарбаев, Борис Ельцин, министр внутренних дел СССР Виктор Баранников, первый заместитель министра обороны СССР Павел Грачев начали уточнять все детали завтрашнего посещения мятежной непризнанной республики.

Утром 22-го вылетаем в Степанакерт. Командир нашего МИ-8 (случайно или нет?) – наш земляк. Капитан Ерболат Абишев здесь служит уже два года. Кстати, вскоре после обретения Казахстаном независимости, не без помощи президента, опытный военный летчик перевелся служить на родину.

Внизу проплывают зеленые холмы, каменистые плато, извилистые долины горных речушек. Но красота как-то не воспринимается. Может быть, от мысли, что в этих живописных местах люди сейчас убивают друг друга.

НЕРВНЫЙ УЗЕЛ КОНФЛИКТА

И вот Степанакерт, нервный узел конфликта. Из аэропорта переезжаем в центр города. По дороге на обочинах – огневые точки, суровые парни в камуфляже, бэтээры.

Перед зданием облисполкома площадь Ленина. Море людей. Транспаранты: «Приветствуем на карабахской земле Ельцина Б.Н. и Назарбаева Н.А.!», «Свобода!».

Начали свой отсчет самые драматические минуты и часы миссии. Представители сторон сели за общий стол. Но разговор вести было невозможно : шум на площади стоял такой, что друг с другом надо было не говорить, а перекрикиваться. Ну а где крик, там и напряжение. Видимо, кто-то дал команду, и по мегафону прозвучало: «Товарищи! Назарбаев и Ельцин приехали встретиться с нами. Сейчас они ведут переговоры и просят тишины». Шум стихает…

Картина, которую не забуду. За столом трудный разговор. Кипы документов. Над одним из них с авторучкой работает Нурсултан Абишевич. Слушая собеседников, он делает пометки. В это же самое время Борис Николаевич прохаживается по кабинету. У окна останавливается и величаво машет рукой кому-то на площади. Хотя скорее не кому-то, а всем. Разве кого различишь в этом море лиц? Подумалось, что сейчас он играет роль в истории, ощущает себя президентом-миротворцем, но никак не равным посредником в тяжелом и почти безвыходном конфликте. Для него, в отличие от Назарбаева, важнее внешняя сторона ситуации.

Укрепился в этом мнении, вспомнив эпизод в Баку. Там тоже перед зданием, где шли переговоры Нурсултана Назарбаева, Бориса Ельцина и Аяза Муталибова, шумел многотысячный митинг, организованный Народным фронтом Азербайджана. Борис Николаевич все порывался туда пойти и уговаривал своих коллег спуститься к митингующим – якобы для лучшего выяснения и обсуждения позиций. Нурсултан Абишевич резонно возражал: какие могут быть выяснения и обсуждения на митингах? В конце концов с ним в этом согласились. Как и в том, что лучше пригласить и в спокойной обстановке выслушать лидеров различных движений, участвовавших в митинге.

ИЗ КНИГИ К-Ж. ТОКАЕВА «ДИПЛОМАТИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН», АСТАНА 2001 Г. :

«Еще в 1991 году Н. Назарбаев предложил выступить совместно с Президентом России Б. Ельциным в качестве посредников в накалившемся карабахском конфликте. После встречи в г. Железноводске лидеры двух государств посетили Азербайджан, Армению и Нагорный Карабах, где провели встречи с общественными и политическими деятелями. В настоящее время в решение этой проблемы вовлечены международные организации, прежде всего ОБСЕ, а также многие державы. Но посредничество Казахстана сыграло позитивную роль в плане привлечения мирового общественного внимания к ситуации в Закавказье. Именно казахстанский руководитель заявил об опасности дальнейшего разрастания конфликта в регионе. Дальнейшие события в Грузии и вокруг Чечни подтвердили правоту и своевременность этого предупреждения».

ПОСРЕДНИК – ЗНАЧИТ «ПОСРЕДИНЕ»

Из Степанакерта перелетели в Ереван, где прошли переговоры с председателем Верховного Совета Армении Левоном Тер Петросяном. Он представил свою программу, где оказалось немало точек соприкосновения с документом азербайджанской стороны. Эти немногочисленные точки согласия и легли в основу совместного коммюнике по урегулированию конфликта, которое было подписано тремя президентами и одним спикером парламента 23 сентября в спокойном, нейтральном Железноводске.

Конечно же, мир в Нагорном Карабахе сразу не наступил. До него было долгих три года, наполненных напряженной работой полномочных комиссий и рабочих групп противоборствующих сторон, а также представителей Казахстана и России.

Да, мир сам по себе не наступает, не наступит. Должно быть сотворение мира. Сотворение – это когда делают что-то вместе. Как мир, который по крупицам создают миротворцы, посредники.

Я не случайно поставил эти два слова вместе. Потому как за три дня той командировки понял, что посредник – человек, который не только стоит посередине между воюющими сторонами. Это человек, защищающий их друг от друга, а затем примиряющий. Значит, настоящий посредник – это миротворец.

Вспоминая сегодня 1991 год, я долго думал: почему именно Борис Ельцин и Нурсултан Назарбаев стали посредниками в том конфликте? Ельцин – понятно, как олицетворение Центра. А Назарбаев? В одном из недавних материалов прочел, что его пригласили в посредники как руководителя «национальной республики».

Не соглашусь. Его пригласили как миротворца. Меньше чем за месяц до визита в Нагорный Карабах, 29 августа, Нурсултан Назарбаев своим указом закрыл Семипалатинский ядерный полигон. Нанашей планете это был первый шаг к миру без ядерного оружия. Людям, землянам, невозможно было этот шаг не заметить и не оценить. В том числе Аязу Муталибову и Левону Тер Петросяну.

О том, что сделал с тех пор Нурсултан Назарбаев для мира, урегулирования всевозможных конфликтов, можно говорить долго. Мне, например, запомнились два примера – положительный и отрицательный.

Первый. 24 ноября 2015 года на сирийско-турецкой границе российский СУ24 М был сбит турецким F-16. Отношения между двумя странами обострились до предела. Такое было ощущение, будто что-то искрит, искрит и вот-вот взорвется. Туризм, торговля, «турецкий поток» – все остановилось. Спустя полгода Реджеп Эрдоган написал Владимиру Путину письмо с извинениями и сожалениями. Москва извинения приняла. Позднее в Санкт-Петербурге два лидера встретились лично. Кто способствовал этому? Глава Турции в одном из заявлений сказал, что Нурсултан Назарбаев внес бесценный вклад в нормализацию отношений России и Турции.

Второй. Отрицательный, но не для Казахстана и Назарбаева, а для Украины и его бывшего президента. Сначала в Минске, потом уже в Киеве Нурсултан Назарбаев убеждал Петра Порошенко, что самый лучший путь к примирению с Россией – это говорить с Путиным глаза в глаза, откровенно, вместе искать выход, предлагал Астану в качестве переговорной площадки. Не убедил. А ведь столица Казахстана вполне могла бы стать новой площадкой «минского процесса», как потом благодаря лидеру Казахстана стала помимо Женевы новым переговорным центром – с целью завершения гражданской войны в Сирии. Который уже вошел в историю как «Астанинский процесс» Наверное, не всем дано увидеть мирный свет сквозь мрак вражды. И главное – суметь привести к нему враждующих людей.

Михаил ЧИРКОВ, Депутат Парламента РК, журналист, в 1991 г. – консультант пресс-службы президента Казахской ССР

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество