aif.ru counter
1245

Иная драма

Режиссер Ермек Турсунов о сценах в «театре абсурда»

«…Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить – не поле перейти».

Б. Пастернак

Недавно я на своей страничке в «фейсбуке» поделился соображениями по поводу вездесущего вируса. Посмотрел на реакцию… не сказать, что удивился. Нет. Просто еще раз убедился, что все довольно печально. С нами действительно что-то не так.

Потрясение мозга

Извините за обобщение, но это правда. Люди читают не так, как ты пишешь. И люди уже не слышат того, что ты им пытаешься сказать. Хотя все вроде предельно просто и доступным языком.

Ну что ж, решил я, буду и дальше навлекать на себя «праведный гнев». Буду пробовать достучаться. Объясниться. Впрочем, еще Фазиль Искандер говорил, что с глупостью бороться бессмысленно. Она неистребима. Но это нужно делать, дабы «поддержать дух разумных».

Итак, ради здравого смысла. Что происходит?

Задан тренд. Общемировой. Запущена информационная волна. Она – одна-единственная. Все остальное вытеснено на второй план. Естественно, на нас это тоже обрушилось и накрыло с головой. Да, именно с головой. Мозг больше не работает. Вернее, его работу переформатировали и настроили на одну возможную реакцию. На страх. Зачем? А затем, что напуганным человеком легко управлять. Легко манипулировать.

Нам сообщают: «В Италии перегружены больницы!». Это правда. Но никто не говорит о том, что доллар уже у отметки 450. Что нефть упала ниже плинтуса. И это тоже правда. Но об этой правде предпочитают помалкивать. Потому что она не очень вписывается в общий контекст. В контекст всеобщей тревоги.

Нам сообщают: «Из разных уголков мира возвращаются домой наши соотечественники». Первая реакция: «Они везут с собой заразу! Необходимо принять меры безопасности». Это правильно. Но никто не задумывается над тем, что наши силовики (будь они даже в окружении врачей) не привыкли работать гуманно. Они умеют «отрабатывать задачу». А значит, наверняка будут ущемлены гражданские права. Будут применены «вынужденные» меры по отношению к обычным людям. Что и произошло с рейсом 922, летевшим из Франкфурта в Алматы (и не только с ним одним). Всех погрузили холодной астанинской ночью в автобусы, повезли куда-то и без объяснений закрыли в третьей инфекционной больнице. И держат там до сих пор, хотя все пассажиры давно сдали анализы и ни у кого не обнаружено вируса. И теперь уже ситуация повернулась с точностью до наоборот. Теперь уже пациенты с подтвержденными отрицательными анализами боятся врачей: те ведь контактируют с внешним миром. Абсурд, порожденный тем же страхом. Но никуда не денешься. В главном постановлении сказано: «карантин». Две недели.

А что такое карантин? По сути это – изоляция. В одной палате. В четырех стенах. С незнакомыми людьми. Никаких развлечений. Пища так себе, больничная. Все очень строго. Мрачновато. Случайное ли это совпадение, но именно 15 суток давали когда-то за мелкие проступки. Разница лишь в условиях. Внешних. Ежедневное кварцевание, мойка, чистка. А в остальном одно и то же – лишение свободы. Потому что подозрительно. Потому что боимся.

Пока «подозрительных» держали взаперти, оба города закрыли. Теперь они как бы в двойном кольце. Возникают вопросы: почему нельзя было дать алматинцам долететь до Алматы? Зачем понадобилось закрывать их в Астане? Там уже и так не хватает мест. На эти вопросы никто внятно ответить не может.

А на вопрос, почему отпустили пассажиров бизнес-класса с того же рейса, ответственные товарищи сказали: «У них были дипломатические паспорта». Как будто вирус будет бить людей по паспортам...

Синдром страха

Страх парализует волю. Страх лишает человека способности к рациональному анализу. Страх толкает людей на неадекватные поступки. Иногда на агрессию. Пример тому – злосчастный автобус с гражданами Украины, которых забросали камнями жители поселка Новые Санжары. У нас пока камнями ни в кого не бросали, но сотни людей в двух городах с отрицательными анализами заперты в боксах по больницам, отелям и общагам. Об этом тоже мало кто думает. Но это ведь тоже наши люди. Свои. Почему к ним нельзя было применить методы помягче? Как это сделали, к примеру, владельцы астанинского отеля «Хилтон» с пассажирами из Минска (я говорю про команду Айдына Рахимбаева). Они смогли наладить там процесс без излишнего служебного рвения, что удивляет и радует одновременно. И поразительно то, что все это происходит в одном городе. В одно и то же время. С гражданами одной и той же страны. На глазах у всех. Но на одной улице отпускают, а на другой – держат.

Фото: из газетных материалов

Окончательный диагноз

Ну и ладно, отмахнутся многие. Подумаешь. Перегибы допустимы, потому что «объявлена война». Но никто не думает о том, что существует в психологии такое понятие, как «послевоенный синдром». Это когда люди, побывавшие в горячих точках, возвращаются по домам и первое время не могут адаптироваться к новым условиям. Они продолжают жить в прежнем мире – в мире страха, насилия и жестокости. Многие там задерживаются, а потом и остаются. Безвозвратно.

Я боюсь предположить, что с нами произойдет, когда появится солнышко, ультрафиолета станет больше и вирус начнет отступать. Боюсь, что к тому времени мы получим население с массой психических расстройств. Люди уже сейчас перестали общаться, стали мнительны и во всем видят подвох. Люди разобщены, пугаются друг друга. Все это не есть хорошо. Но об этом тоже некогда думать. Война же!

Что реально беспокоит во всем этом слегка переигранном спектакле?

А то, что завтра на этот вирус можно будет списать все что угодно. Очень удобно, кстати. Я не сомневаюсь, что с вирусом справятся. Вернее, он самоликвидируется по естественным причинам. Но зато обострится все остальное: алкоголизм, ипохондрия, разводы – в отдельных семьях и неразрешимые проблемы в социально-политической жизни страны. Другими словами, наружу полезет вся запущенная хроника, и ее уже нельзя будет запретить постановлением. И это объяснимо: когда чересчур фокусируются на одном, то часто забывают про все остальное. Между тем не только от одного лишь коронавируса нужно спасать наше общество. У нас еще полно недолеченных болезней. Они никуда не девались. Просто о них временно забыли. Но эти хвори ультрафиолетом не вылечишь. Там уже реально потребуются мозги. Мозги, способные решать сложные задачи. Способные ориентироваться по ситуации и мгновенно реагировать на изменения. Однако, глядя на сегодняшние действия чиновников среднего звена, я почти не вижу средних дееспособных менеджеров. Во всяком случае их там очень немного. А вижу больше оловянных солдатиков. Представителей системы, которые действуют по уставу. По инструкции. А инструкция, как известно, не предполагает импровизации. Она освобождает любого солдатика от необходимости думать. И тут я сочувствую президенту, которого уважаю. Да, есть самоотверженность. Есть оперативное реагирование. Есть желание и старание. Но на уровне исполнения все, как обычно, хромает.

А еще я удивляюсь тому, как легко можно сбить с толку 18 миллионов человек. Одномоментно. Достаточно сдвинуть стрелку компаса на миллиметр в сторонку. И все. Люди теряют здравый смысл, теряют ощущение реальности, теряют порой человеческий облик.

Сегодня мы сдаем тест не только на коронавирус, но и на флюиды безумия. И я вижу самые негативные результаты. А еще я вижу всемирный масочный флешмоб. Карнавал ряженых. Как будто всем одновременно сделали лоботомию, причем – на расстоянии. На удаленке. Мир реально сошел с ума. Гипертрофированный ужас поверг одних в уныние, а других в пучину чумного веселья. Вымученного, уточню, веселья.

Ну что ж. Будем наблюдать за тем, как станут разворачиваться события дальше. А пока пойду пройдусь по опустевшему скверику. Всем ведь велели сидеть по домам и не высовываться.

Справка

Ермек Турсунов – казахстанский режиссер, сценарист и писатель. Работал главным редактором газеты «Мегаполис», генеральным директором телеканала «Казахстан», генеральным продюсером «31 канала». В 2008 году начал свою режиссерскую карьеру, сняв фильм «Келiн». Фильм был отобран Американской киноакадемией и вошел в сокращенный список из девяти претендентов на получение премии «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». В качестве режиссера также снял такие фильмы, как «Семь майских дней» (2011), «Шал» (2012), «Кемпiр» (2014), «Кенже» (2015), «Жат» (2015).

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество