Примерное время чтения: 4 минуты
71

Хлеб сухой? Да свой!  

Министр сельского хозяйства Айдарбек Сапаров подписал приказ о продлении запрета на ввоз пшеницы в Казахстан автомобильным и железнодорожным транспортами. Запрет вводится сроком на шесть месяцев и касается пшеницы [газетная статья].

В Министерстве сельского хозяйства пояснили, что последние несколько лет отечественный рынок зерна терпит убытки из-за контрабандного ввоза пшеницы из приграничных стран. По данным отраслевых ассоциаций, объемы «серого» импорта достигают 1,5-2 млн тонн в год, а общий ущерб государству ежегодно оценивается в размере 500 млн долларов. Влияет это и на падение цен на зерно. По данным МСХ, с начала июля 2022 года стоимость пшеницы снизилась со 170-185 тыс. тенге до 80-85 тыс. тенге за тонну.

Надо сказать, что бытует мнение, будто бы ни экономически, ни экологически пшеница для Казахстана одна из самых невыгодных культур. Более того, от выращивания пшеницы Казахстану надо и вовсе отказаться, так на днях заявил Кирилл Павлов, которого некоторые информационные ресурсы характеризуют как «агроэксперта». Причём его заявление сразу же растиражировали многие информационные ленты и сайты. Наверное потому, что само оно звучит почти сенсационно.

«Мы лохи в пшеничном бизнесе, – так прямо и сказал г-н Павлов. – И вообще проект «Целина» давно пора сворачивать. Нет у нас урожайности, работаем почти в ноль».

Так это или нет? Давайте о реальной ситуации с нынешней посевной и уборочной кампаниями. В Костанайской области в этом году зерновыми засеяли 4,3 млн га. По оперативным данным на 21 сентября, убрали только 32% от общей посевной площади, намолотили 1,3 млн тонн зерна, средняя урожайность пока составляет 9,2 ц/га. В СКО убрали 64,5% от общей площади зерновых и зернобобовых. Намолотили около 2,3 млн тонн, средняя урожайность составляет 10,5 ц/га. Но проблема даже не в малых объемах убранного и не в низкой урожайности.

Портал El Dala пишет, что Казахстан потерял половину урожая. Проросшее зерно даже с высокой клейковиной имеет низкое число падения и непригодно для переработки в муку. В лучшем случае может пойти на фураж, если анализ покажет отсутствие в нем микотоксинов. Если же плесень успела поразить зерно, то его остается отправлять только на спиртзавод для глубокой переработки. Стоимость такого зерна на рынке – 60-65 тыс. тг/тонна (качественная мукомольная пшеница стоит от 115 до 150 тыс. тг/тонна в зависимости от региона страны). Вторая проблема проросшей пшеницы – ее непригодность в качестве семян. Каким будет дефицит семенного материала, необходимого для посевной 2024 года, станет ясно после завершения уборки.

«Трехнедельный простой привел, по предварительным оценкам фермеров, к потере половины и без того скудного объема. То есть если хозяйства в Акмолинской области до прихода непогоды намолачивали 9 ц/га, то сейчас это 4-5 ц/га. Таким образом, ожидаемый урожай продовольственной пшеницы в Казахстане в 2023 году – на уровне 6-7 млн тонн (против ранее прогнозируемых 14 млн тонн). Вкупе с 3 млн тонн переходящих остатков страна будет иметь на сезон 9-10 млн тонн пшеницы 2, 3 и 4 классов. Для сравнения, в прошлом сезоне Казахстан только на экспорт отправил 9,5 млн тонн пшеницы и муки в зерновом эквиваленте. Еще 4 млн тонн – собственная потребность страны на муку и семена», – пишет портал.

Кстати, на днях правительство Кыргызстана запретило вывоз из страны зерна и муки на шесть месяцев. Главная цель – обеспечение продовольственной безопасности страны и стабилизация цен. Но это к слову.

Так что, нужно прекращать выращивать хлеб? Как утверждает Кирилл Павлов, «Казахстану надо бежать от пшеницы, как от тяжелого наследия СССР, стремительно купировать посевы хлопка и запрещать сеять рис». Так?

Кстати, в СССР была такая формулировка: зона рискованного земледелия. И значительная часть Казахстана как раз-таки в эту зону входила, поэтому выращиванию зерновых тогда уделялось особое внимание и каждый год предпринимались почти чрезвычайные меры по спасению очередного урожая. Если кто помнит, назвалось это битвой за урожай. И это была не фигура речи, а реальность, – нужны были огромные затраты и по ГСМ, и по транспорту, и по другим ресурсам, чтобы хлебушек-то спасти.

А ныне говорят, что всё зря и надо вообще от своего хлебушка отказаться. Мол, нерентабелен он. Вот в других странах, там и урожайность высокая, и климат иной, и вообще грамотно севооборот делают, а у нас… Если всё это так и нам придётся полностью закупать пшеницу, а то и муку за рубежом, то… со временем придётся к этой культуре возвращаться неизбежно. Хотя бы потому, что она – основа пресловутой продовольственной безопасности.

Не соя с чечевицей, которые якобы гораздо выгоднее производить казахстанским фермерам, и именно пшеница. А то, что эта отрасль казахстанского сельского хозяйства терпит крах, так это не вина хлеба или фермеров, а неумение руководителей отрасли бороться за её рентабельность и конкурентоспособность. Потому что стратегическая отрасль народного хозяйства требует стратегического подхода, а не только рыночного. И, отказавшись от неё, можно и вовсе остаться без стратегической перспективы. Во всём.

Сергей КОЗЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых