47

Хата с краю

Из-за незаконно возведенного строения погибли люди, виновных в трагедии не могут определить до сих пор

САМОЛЕТ ФОККЕР-100 АВИАКОМПАНИИ «БЕК ЭЙР», ВЫПОЛНЯВШИЙ РЕЙС №Z2100 ПО МАРШРУТУ АЛМАТЫ – НУР-СУЛТАН, УТРОМ 27 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА ПО НЕИЗВЕСТНЫМ ДО СИХ ПОР ПРИЧИНАМ НЕ СМОГ ПОДНЯТЬСЯ В ВОЗДУХ. СЪЕХАВ С ПОЛОСЫ И ПРОСКОЧИВ НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ МЕТРОВ, О Н СНАЧАЛА СБИЛ БЕТОННОЕ ЗАГРАЖДЕНИЕ, А ЗАТЕМ СТОЛКНУЛСЯ С НЕДОСТРОЕННЫМ ДОМОМ. ДВУХЭТАЖНОЕ СТРОЕНИЕ РАСПОЛОЖЕНО В ПОСЕЛКЕ ГУЛЬДАЛА, РЯДОМ ЕСТЬ ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ТАКИХ ЖЕ ОБЪЕКТОВ И ПРОВЕДЕН МАГИСТРАЛЬНЫЙ ГАЗОПРОВОД. [газетная статья]

НЕ НА СВОЕМ МЕСТЕ

В результате погибли 12 человек. По данным следствия, именно столкновение стало причиной травм и смертей пассажиров, в частности, в результате сдавливания от обвалившихся частей конструкции дома. По оценкам экспертов, не наткнись самолет на препятствие, он бы проехал еще метров 70 и остановился. Скорость судна на момент столкновения было около 60 километров в час.

Акимат Алматинской области сразу же начал проверку законности строительства жилых домов близ аэропорта и взлетно-посадочной полосы, тем более что сам президент Токаев поручил тщательно изучить этот вопрос.

В это же время к проблеме подключился юрист Бакытжан Базарбек, который оперативно опубликовал в Facebook серию сообщений о том, что целевое назначение участков в поселке Гульдала было изменено незаконно.

Вот что он сообщал: «Земельные участки и район, застроенный частными домами между селами Гульдала и Альмерек Талгарского района, где рухнуло воздушное судно «Бек Эйр», застроены с грубым нарушением земельного законодательства. Согласно постановлению правительства, касательно утверждения радиуса алматинской агломерации , указанные земельные участки раньше были землями сельскохозяйственного назначения. Позже целевое назначение было незаконно изменено на ЛПХ (личное подсобное хозяйство). Также многие застроенные участки оформлены под КФХ (крестьянско-фермерское хозяйство). Люди построились на сельхозземлях самовольно».

Казалось бы, все ясно, но история эта получила странное продолжение. Хотя бы потому, что обвинительный уклон юриста, направленный на владельца строения, вдруг изменился. Дело в том, что хозяин дома стал утверждать, что не знал о том, что строить дом рядом с аэропортом нельзя, и, таким образом, это вина чиновников, разрешивших строительство.

Оказалось, что в этом деле замешано сразу несколько структур. И проведенное позже следствие, и идущие до сих пор судебные слушания напоминают больше детскую игру «сифу»; те, кто по старше, наверняка помнят правила: у кого останется в руках предмет, которым играют, в школе это обычно была тряпка для доски, тот и проиграл.

Сейчас этой самой метафорической «сифой» должно стать решение суда. Именно он должен определить, кто, по мнению фемиды, должен будет ответить за появление строения в зоне аэропорта: кто строил или тот, кто предоставил землю. И люди ждут вердикта, кто виновен в гибели пассажиров. При этом удивительно, что никто не пытается объективно разобраться в сути произошедшего. Тогда как в первую очередь важна очередность событий.

ИГРЫ В «КРАЙНЕГО»

Главное, что отказываются замечать, – это тот факт, что участком владеет частное лицо, которое как бы вправе им распоряжаться по-своему. Решет Калибек, тот самый владелец дома, в интервью СМИ в феврале 2020 года сказал: «Недавно пришел документ, в котором говорится, что компания «Бек Эйр» подала на меня в суд. Вот теперь думаю, почему они в суд подают на меня, а не на акимат? Решение о выдаче земли мне дал акимат, разрешение на постройку дома тоже дал акимат, а виноватым хотят сделать меня. Я на «Бек Эйр» тоже в суд подавал ранее. Они, получается, в ответ мне иск предъявили». Защиту владельца дома взял на себя все тот же юрист Бакытжан Базарбек. По сути, это был его звездный час: такие дела, к которым приковано внимание всей страны, бывают редко. И для «земельного» юриста это хороший шанс, которым, как оказалось позже, он умело воспользовался, используя, как пишут, свое влияние в органах власти.

Именно Базарбек, судя по всему, помог сформулировать требования не так хорошо знакомого с земельным законодательством владельца дома Решета Калибека. Появилась версия, что он якобы просил другой участок взамен и рассказал историю, что в акимате Талгарского района ему обещали еще и возместить ущерб, который он оценил в 25 млн тенге.

«Они предложили два варианта: построить дом либо выдать деньги. Но сейчас они не отвечают на звонки, избегают меня. Я хочу, чтобы мне возместили понесенный ущерб. Других претензий в виде моральной компенсации не требую. И еще просьба, чтобы выдали земельный участок в законном месте. Строить дом на прежнем месте я не намерен».

И добавил, что не стал бы и раньше строить там дом, если бы знал о незаконности выдачи своего прежнего участка, и хочет лишь вернуть свои затраты. Но как окажется позже, все это не соответствует действительности, так как ни он, ни другие собственники участков не могли не знать, что строят на земле, на которой нельзя. И этому есть подтверждение.

ЕСЛИ ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ, ТО…

Ну а пока в незаконной купле-продаже земли вблизи взлетной полосы, где возвели дом, обвиняются шесть человек, и только одна из них – женщина, Нурайым Алданиш, риелтор – находится в СИЗО более 10 месяцев. Остальные же фигуранты дела под домашним арестом.

По мнению обвиняемых, судебный процесс специально затягивается и переносится, а дело при этом обрастает новыми подробностями. Например, в ходе очередного заседания суда присутствовали несколько представителей областного акимата, в частности руководитель отдела управления земельных отношений Кайрат Кыдырбаев.

И в суде им было заявлено следующее: «Когда эта земля поменяла свое назначение, она стала сельскохозяйственной. Строить там дом не разрешено. Местные жители самовольно нарушили закон и отстроили целый коттеджный городок».

И это подтверждается постановлением акимата Талгарского района Алматинской области – о выделении участка некой Венере Окасовой (у которой Калибек купил землю), где прямо говорится, что участок имеет ограничения в использовании согласно пункту 3 статьи 97, где сказано, что сельскохозяйственные угодья подлежат особой охране. Использование этих земель в целях, не связанных с сельскохоз производством, допускается в исключительных случаях. На таких земельных участках запрещается строительство объектов, не связанных с ведением сельского хозяйства, в том числе жилых домов.

НИКТО НЕ ВПРАВЕ ОТКАЗАТЬ ГРАЖДАНИНУ КАЗАХСТАНА В ВЫДАЧЕ ЗЕМЛИ ПРИ ЕЕ НАЛИЧИИ, И ГЛАВНОЕ, ЧТО ПОСЛЕ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДАННОГО УЧАСТКА ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОННОСТИ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОТВЕЧАЮТ НАДЗОРНЫЕ ОРГАНЫ.

Таким образом, участок выдавался государством и чиновниками законно. Никто не вправе отказать гражданину Казахстана в выдаче земли при ее наличии. И главное, что после приобретения данного участка за соблюдением законности его использования отвечают надзорные органы.

Возможно, что Решет Калибек покупал долю большого участка не напрямую у Венеры Окасовой, а был вторым или даже третьим владельцем, но при покупке он не мог не видеть постановление акимата, согласно которому земля выделялась, да и нотариус обязан был предупредить об ограничениях по ее использованию. Что это касалось всех, и не только в границах данного небольшого участка.

Но суд на этом почему-то не заостряет внимания. Может, потому, что может вскрыться нелицеприятный факт – как узакониваются подобные строения в Казахстане?

Ведь существует такая практика: человек, после того как что-то построил на участке, не предназначенном для этого, обращается в суд с целью это строение узаконить. На владельца участка налагают штраф и выносят постановление, которое обязан исполнить любой акимат. И вот уже на землях ЛПХ «законно» стоит дом, как и тысячи других домов в окружении любого большого города. Так бывшие колхозы и совхозы стали коттеджными поселками, а государство вынуждено создавать им соответствующую инфраструктуру.

НЕ ВЕДАЛ, НЕ ЧИТАЛ, НИКТО НЕ ПОДСКАЗАЛ?

В принятом в 2003 году Земельном кодексе есть термин «личное подсобное хозяйство», на котором можно вести деятельность «для удовлетворения собственных нужд», если земельный участок расположен в сельской местности или в пригородной зоне. Стоит отметить, что нигде не сказано о постоянном проживании на участке.

Конечно, чиновники не могли не понимать, что землю берут не для разведения картошки, но с точки зрения закона никто не вправе мешать или ограничивать гражданина при покупке им в частную собственность земли. Кроме того, нельзя же сразу человека обвинять в незаконных намерениях? Но в данном случае пренебрежение граждан законами страны, наличие лазеек по легализации строений в неположенных для этого местах стали причиной гибели людей.

Хочу подчеркнуть, речь не об авиакатастрофе, самолет не взлетел по другим причинам. Речь именно о гибели людей на земле. Такое возможно, наверное, крайне редко, но вот случилось…

И еще: Решет Калибек не мог также не знать, какую покупает землю и что строит в опасном месте, иначе бы не сделал внешнюю стену дома в четыре кирпича, чтобы гул самолетов не был слышен. Он также не мог не обратить внимание на дешевизну участка. Ведь в границах села и при целевом назначении инженерно-жилищного строительства сотка стоит раз в пять дороже, и любой это может проверить, достаточно полистать сайт с объявлениями. Он не мог не говорить с соседями, не обсуждать проблемы, с которыми ему предстоит столкнуться...

Да, акт на землю дал акимат, но разрешение на постройку дома ему не давали, не смогли бы. Дом, что называется, построен самовольно, в расчете на судебную легализацию, а посадить теперь хотят руководителя отдела земельных отношений Талгарского района, риелтора, да кого угодно, лишь бы ответил кто-то, кто занимает либо должность, либо его имя звучало бы более значимо, чем имя рядового гражданина.

Денис КРИВОШЕЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество