73

Горы от ума

Нам два крыла нужны для равновесия

«А ТЕМ, КТО НЕ ВИДИТ, ЧТО ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА, НАДО ПОВЫШЕ ПОДПРЫГНУТЬ», – СКАЗАЛ НЕМЕЦКИЙ ФИЛОСОФ ЭРИХ ФРОММ. ЖИЗНЬ ВАЛЕРИИ КИСТАНОВОЙ С ПРЫЖКАМИ НЕ СВЯЗАНА, НО ВЫСОТ В НЕЙ БЫЛО ДОСТАТОЧНО. ОНА ДАЖЕ ЗАТРУДНЯЕТСЯ ТОЧНО СОСЧИТАТЬ СВОИ ВОСХОЖДЕНИЯ НА ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ, ЕСЛИ ПРИМЕРНО, ТО БОЛЬШЕ ДВАДЦАТИ. НА НЕКОТОРЫЕ ПРИШЛОСЬ ЗАБИРАТЬСЯ НЕ ПО РАЗУ, ОНА ЖЕ БЫЛА ИНСТРУКТОРОМ, ВОДИЛА ГРУППЫ. [газетная статья]

-

ВЫБОР … С ГОЛОДУХИ

В судьбе у Валерии получилось удивительное сочетание: альпинист и одновременно художник. Хотя и не редкое. Например, покорителями вершин экстракласса были Игорь Солодуев, первая скрипка в оркестре Большого театра, выдающийся физик из «засекреченных» Андрей Снесарев, Эдуард Мысловский, профессор МГТУ им. Баумана, стал первым советским альпинистом, поднявшимся на Эверест 4 мая 1982 года…

Вообще, альпинизм у нас многие годы считался элитарным занятием, в него массово шли интеллектуалы, он получал серьезную поддержку на государственном уровне. Энтузиасты и сейчас не перевелись, высоту казахстанского высокогорного спорта стараются держать на уровне.

У моей героини «крестным отцом» в альпинизме стал куратор их курса в Алматинском театрально-художественном училище им. Гоголя легендарный Евгений Колокольников, член Союза художников, который в Великую Отечественную был разведчиком у генерала Панфилова, готовил горных стрелков для обороны Кавказа, награжден многими орденами и медалями. Почти тридцать лет Евгений Михайлович руководил Федерацией альпинизма Казахстана и даже удостоился быть принятым в Ассоциацию гималайских шерпов.

-

После 1 курса мэтр Колокольников прочитал учащимся зажигательную лекцию о покорителях гор, о том, какой это нелегкий и захватывающий вид спорта. Шел 48-й год, будущими художниками собирались стать вчерашние фронтовики, ходившие на занятия в шинелях, и несколько выпускников школ, среди них Валерия. У многих от рассказа Евгения Михайловича глаза разгорелись от радости. Еще бы, ведь кроме романтики было обещано трехразовое питание «от пуза» и спортивное обмундирование. Это в полуголодное-то и раздетое время… Два года они плотно занимались на курсах альпинистов с опытными инструкторами, но в итоге осталось только двое – Валерия Кистанова и Донат Мержанов.

ЭТЮДНИК В РЮКЗАКЕ

На потертом, надорванном с краешков снимке Доната, Валерии двадцать лет. Где-то внизу теплынь, а она сидит на заснеженной плоской макушке пика имени Зои Космодемьянской, с огромной связкой пеньковой веревки. О страховочных капронах-нейлонах они тогда не имели понятия. Пенька разбухала от дождя, замерзала на морозе, попробуй вязать из нее узлы! Но как-то же умудрялись… Вот и на этом фото спортсменка Кистанова вполне довольна жизнью, на ней хоть и мешковатый костюм, зато элегантная кепочка с эмблемой, изображающей эдельвейс.

Спускаясь с гор, Валерия спешит на занятия в родную Гоголевку, но профессор Абрам Черкасский, который в юности брал уроки у самого Ильи Репина, очень недоволен побочным увлечением студентки. Он бы даже мог поставить вопрос ребром, однако девушка приносит в училище очаровательные зарисовки с натуры: горные пейзажи, многоцветье долин вокруг перевалов, потому что в ее альпинистское снаряжение всегда входит небольшой компактный этюдник.

После окончания училища Валерии, подающей большие надежды, выписывают направление в ленинградскую Академию художеств. Она всей душой полюбит северную столицу нашей общей в ту пору страны, будет пропадать в музеях и картинных галереях. Но подведет здоровье. Через полгода успешной учебы сырость и холод Ленинграда сначала обернутся больничной палатой, следом наступит хроническое безденежье и невозможность продолжать житье-бытье, питаясь одной картошкой, политой уксусом. Валерия оставит академию, переселится в Кировск, небольшой город под Питером, получит комнату в коммуналке, став школьной учительницей рисования. Так пролетят еще четыре года, пока она, вконец соскучившись по теплу и горам, не вернется в Алма-Ату.

-

СУДЬБА, ПРОШУ, НЕ ПОЖАЛЕЙ ДОБРА…

Мемориал в память погибших казахстанских альпинистов находится в ущелье реки Малая Алматинка недалеко от Ворот Туюк-Су. Могил здесь нет, на скалах – таблички с именами. Все, кого так называли, навечно остались в разных горах планеты: на Тянь-Шане и Каракоруме, Памире, в Гималаях… Вот уже двадцать лет в первую субботу октября сюда собирается множество разных людей, чтобы услышать звон поминального колокола, положить цветы к подножью печальных скал.

Приходит к мемориалу и Валерия Петровна. Одна из табличек могла бы носить ее имя. От гибели тогда Кистанову спасло чудо. Они большим отрядом отправились на восхождение через перевал на пик Орджоникидзе. Валерия шла впереди в качестве стажера, после долгого ленинградского перерыва требовалось вернуть себе прежнюю спортивную форму. Под ногами сплошной лед, засыпанный мелкими камешками и песком. Двигались по крутизне сверху вниз, а впереди зияла трещина, уходящая на огромную глубину. Валерия до сих пор не может понять, почему она оказалась без страховки, а тогда, поскользнувшись и упав на бок, стремительными кувырками понеслась к ледяному провалу. К счастью, неожиданно возник камень, крепко вмерзший в лед и затормозивший ее скольжение. Мгновенная помощь пришла от Паши Черепанова, опытного инструктора, он зацепил Валерию карабином за нагрудную обвязку, поднял на ноги – и все закончилось до крови содранными ладонями и синяками на ребрах.

Павла не станет через три года, вся их группа погибнет при восхождении на пик Победы. В 69-м на Хан-Тенгри оборвется жизнь Юрия Колокольникова, к 28 годам успевшего покорить три семитысячника, сына Евгения Михайловича. В списке погибших альпинистов СССР и СНГ, открытом в 29-м году, сотни имен. И все же не хочется называть этот спорт уделом обреченных. Неизбывная тяга к вершинам… Может быть, за ней скрывается небесное продолжение нашего земного пути. У Валерии потом еще раз возникнет критическая ситуация – потеряет сознание на Эльбрусе, но опять все обойдется.

Судьба с самого начала была к ней милосердна. Выжила, когда в сибирской деревне раскулачили отца-середняка, отобрав лошадь, коровенку и выгнав семью из хаты. Их было восемь у родителей, Валерия – предпоследняя, младший брат вскоре умрет от голода. Но через несколько лет на их жизненном пути возникнет Алма-Ата, покажется сказочным оазисом, и можно будет жить дальше…

-

ДУША ОСТАЕТСЯ ЗРЯЧЕЙ

Эльбрус помог Валерии получить звание мастера спорта. Для этого требовалось совершить восхождение на пятитысячник. Наш пик Талгар буквально полтора десятка метров не дотягивает до нужной высоты. Поэтому по приглашению российских коллег-альпинистов Кистанова отправится на Кавказ.

Ну а дальше растила сына, была инструктором на базе в Горельнике, три десятка лет руководила секцией альпинистов в политехническом институте. Свободное время, конечно, проводила у мольберта. Картины без сожаления раздаривала, что-то удавалось и продать, часть их теперь бродит по миру. Иностранцы любят экзотику, а тут горы маслом, как же после лыжного Чимбулака не увезти с собой на память такую красоту.

Впрочем, акварель Валерии Петровне нравится не меньше – за возможность более тонкого и лиричного мазка, который делает картину одухотворенной, летящей. Женской, как назвал это один из ее почитателей.

Несколько лет назад художницу Кистанову можно было часто увидеть на уютной алматинской улице в центре города. Она устраивалась на складном стульчике, на асфальте, прислоненным к стене дома, располагался ее небольшой вернисаж. Люди подходили, рассматривали миниатюрные, в скромных рамочках картины, знакомились, те, кто постарше, начинали расспросы про жизнь. И пожалуй, это было для нее важнее, чем доходная часть таких посиделок. Вскоре местные блюстители порядка на спонтанную выставку-продажу наложили запрет, а перебираться на шумный Арбат под бок к многочисленной художнической братии у Валерии Петровны сил нет.

В прежние годы она часто использовала технику лессировки, когда слои разных красок ложатся друг на друга полусухой кистью и потом просвечивают. Рождаются глубокие цветовые переливы. Теперь с ними стало гораздо сложнее, зрение накануне 90-летия уже не позволяет руке таких вольностей.

Впрочем, и с этим можно смириться, лишь бы душа оставалась зрячей…

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых