Примерное время чтения: 10 минут
124

Город помнит?  

В этом году почти никто не вспомнил о событии, которое вошло в историю самого большого города Казахстана как одно из наиболее трагических и знаменательных: 15 июля 1973 года, в воскресенье, с гор на Алма-Ату ринулся самый мощный селевой поток, который когда-либо собирался в этих местах [газетная статья].

РОКОВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Тот памятный сель, который настоящие алмаатинцы чаще всего называют июльским 73 года, долгое время оставался, так сказать, в устной городской традиции, ибо советская пресса о нём сообщила лишь маленькой заметкой в газетах «Вечерняя Алма-Ата» и «Огни Алатау». Из заметки можно лишь было понять, что сошёл сель, он был большим, пострадали постройки в горах. Ни о жертвах, ни о самих постройках ничего не сообщалось. Лишь несколько позже появились публикации, в которых сдержанно и сухо говорилось главным образом о плотине на Медео, которая и спасла город, а правда о произошедшем стала известна лишь спустя два десятилетия, уже в начале 90-х годов прошлого века.

Сегодня о селе 1973 года можно прочитать немало рассказов и описаний, но не хватает, быть может, живых воспоминаний тех, кто оказался в тот роковой день в Малом Алма-Атинском ущелье и видел своими глазами, как всё было.

Фатиме Курбангалиевой тогда было 13 лет. Многочисленная семья в тот день поехала на Медео отдохнуть, и Фатима хорошо запомнила, что произошло под вечер того дня:

– Поднялся какой-то дым, как нам показалось, или это были скопления пыли. Потом гул. Мы увидели двух женщин, бегущих от плотины Медео, они кричали, чтобы мы бежали в горы. Стало ясно, что с гор идёт поток, и все побежали наверх по восточному склону ущелья.

Фатима помнит тот ужас, который охватил всех людей, бегущих в горы.

– Мы всё время оглядывались вниз, думали, что вот-вот увидим поток камней и воды, но его не было. Как оказалось, плотина его сдержала. Но вдали слышен был сильный шум. Мы поднялись на какую-то высоту, сейчас не смогу сказать, насколько высоко от дороги. Сил бежать дальше уже не было.

А в это время грязевой каменный поток ударил по плотине и продолжал прибывать с бешеной скоростью.

Главная рабочая площадка.
Главная рабочая площадка. Фото: из газетных материалов

– Мы простояли так на склоне, наверное, с полчаса, – продолжает Фатима Курбангалиева, – потом кто-то сказал, что нужно спускаться вниз и попытаться уехать в город, пока сель не появился здесь. Но никто толком не понимал, что происходит. Хотя и были предположения, что сель застрял на плотине Медео. Стали спускаться потихоньку. На дороге, между тем, появились городские автобусы, и какие-то люди стали звать всех в них садиться.

Это был очень опасный момент, как раз после первого удара плотина стремительно наполнялась водой, огромным камнями, и если бы она не выдержала, то все эти городские автобусы, которые собирали алмаатинцев ниже по дороге, наверняка стали бы жертвами стихии. Но, повторим в который уж раз, плотина выдержала.

– Моё самое яркое и последнее воспоминание того дня – окровавленный, перебинтованный мужчина, сидящий на переднем сиденье в автобусе, – говорит Фатима. – Кто он и почему в таком виде, ни спрашивать, ни уточнять никому из нас не пришло в голову. Самое главное – нас везли в город! Мы спаслись!

Вереница таких автобусов вывозила сотни и сотни горожан, решивших в этот день отдохнуть в ущелье, и все они, безусловно, были счастливы, что избежали участи быть раздавленными огромными валунами или захлебнуться горным грязевым потоком. Но страх от произошедшего ещё долго будоражил рассказы свидетелей и город полнился легендами об этом чудовищном селе.

ЕСЛИ БЫ НЕ ПЛОТИНА…

Так что же произошло, если теперь описать всё это, так сказать, языком официальным и научным?

Сель сформировался от прорыва моренного озера Туюксу из-за жаркой погоды в зоне высокогорья. Июнь в том году был прохладным. В Алма-Ате выпадали обильные дожди, а в зоне морен и ледников – обильный снег. В начале июля наступило резкое и устойчивое потепление, в горах началось интенсивное таяние снегов и ледников, приведшее к переувлажнению верхней толщи морены.

Селевое озеро за плотиной.
Селевое озеро за плотиной. Фото: из газетных материалов

К селехранилищу плотины Медео поток подошел в 18 часов 17 минут и продолжался около трех часов. За время прохождения селя было отмечено 3–4 крутых селевых вала. Самым крупным был первый вал высотой 12–15 м и шириной 40–50 м. Водосборные сооружения сразу были забиты наносами. Селехранилище за три часа заполнилось почти полностью. После прохождения селя в селехранилище осталось всего лишь 30% свободного объёма, чего явно было недостаточно для задержания новых катастрофических оползней.

Потом учёные рассчитали, что сила потока 1973 года была в четыре раза выше силы потока 1921 года. Тогда была разрушена четверть всей городской застройки, погибло более 500 человек. Так вот в 1973 году воды моренных озер к плотине принесли почти 4 млн кубометров грязе-каменной массы.

На другой день, 16 июля, в 17 часов 25 минут с поста у реки Сарысай сообщили: снова пошел сель. Такое же известие было получено в 21 час 10 минут и с поста у реки Чимбулак. Селевые потоки из Сарысая и Чимбулака в общей сложности шли полтора часа. Укротив селевую лавину, плотина удерживала в своей чаше уже почти 5 млн кубометров селевой массы.

Плотина выдержала первый штурм, но теперь началась ее осада. Сель забил водоотводные трубы. Создалась реальная опасность переполнения селевого озера, которое ежесекундно принимало до 12 кубометров воды реки Малой Алма-Атинки. На плотину тогда прибыло все руководство Казахской ССР во главе с первым секретарем ЦК республики Динмухамедом Кунаевым, и он принял решение объявить в Алма-Ате чрезвычайное положение. К плотине двинулись грузовые машины, тракторы, бульдозеры, самосвалы, автокраны, другая спецтехника, они везли трубы, мощные насосы, строительные материалы. Сотрудники милиции организовали эвакуацию населения из наиболее селеопасных районов. Из пионерских лагерей в спешном порядке вывозили детей, из санаториев – отдыхающих. Их разместили в общежитиях и школах.

Началась эпопея спасения плотины и откачки воды из селехранилища. Работы на плотине начались уже в 5 утра 16 июля. Нужно было задействовать не менее 12 мощных насосов, проложить километры трубопроводов. Их тут же начали монтировать. Нужно было не менее 10 земснарядов, которых в Алма-Ате вообще не было, их доставили грузовыми самолётами из Москвы, Челябинска и Оренбурга, и 20 июля они начали работать.

Алма-Ате помогала вся гигантская страна, со всех концов которой в город были направлены бригады специалистов, рабочие, техника, необходимые материалы. Армия взяла на себя много работы (понтонеры, стройбат). Водолазы были гражданские, с Волги, прибыли военные с Балтики, специалисты по работе в условиях практически полного отсутствия видимости (погрузившись в селевую массу, команда водолазов пыталась пробиться к заваленному водоприемнику плотины).

Четыре дня и четыре ночи люди боролись за Алма-Ату. В стороне от этой драмы в те дни не остался никто в стране. В результате и сель укротили, и город, и стадион знаменитый спасли. Странно лишь то, что в Алма-Ате так и не поставили памятник невинным жертвам селя и тем, кто спасал город.

ТЕРПЕНЬЕ ГОР ОТНЮДЬ НЕ БЕСКОНЕЧНО

И конечно же, после этого остались многочисленные вопросы, ответов на которые нет до сих пор. Сколько людей погибло? Это так и осталось неизвестным. После трагедии, спустя несколько недель, на вопрос журналистов о количестве погибших Кунаев честно ответил: «Мы этого никогда не узнаем, горы были полны людей – воскресенье. Могу лишь сказать, сколько поднято, вывезено погибших: ровно 70 человек». Но ещё многие годы спустя местные жители утверждали, что находили повсюду останки человеческих тел в ущелье.

Почему же никто так и не докопался до истины, сколько жертв унёс тот сель? Скорее всего, все документы, составленные о произошедшем, сразу же попали в категорию секретных, так тогда в СССР было принято. Не любили руководители страны сообщать о жертвах. Ну и пошла после этого людская молва, которая множила и множила число этих жертв. Более-менее известно лишь, что на уничтоженной селем турбазе «Горельник» погибло 7 сотрудников и около 50 туристов, которые в тот день только прибыли на базу и устраивались на ней.

Фото: из газетных материалов

И наконец, можно ли было предусмотреть трагедию и предупредить людей? Тут вообще остались неразгаданные загадки. Дело в том, что ещё в пятницу 13 июля «Казгидромет» предупредил о селевой опасности. Милиция перекрыла горные ущелья, но кто-то ещё до запрета успел-таки попасть в горы. И… ограничения на въезд в ущелье было на следующий день снято. Вот что рассказал впоследствии Борис Степанов, заведовавший в то время лабораторией изучения селей «Казгидромета»:

– Катастрофический сель 1973 года был предсказан гидрометеослужбой по погодным показаниям и сигналам об уровне таяния ледников, только чуть-чуть ошиблись с датой: предсказывали на 13-14 июля. Прогноз был вовремя доложен начальству, но предупредительных мер принято не было.

И какие же уроки можно извлечь из произошедшего полвека тому назад? Да они хорошо известны, только вот история никогда не учит тех, кто плохо учится. В 2008 году, когда отмечали 35 лет самого мощного алма-атинского селя, один из руководителей «Казселезащиты» Вадим Виноходов сказал:

– Главной проблемой считаем происходящее сейчас по всем предгорьям бесконтрольное строительство, сопровождаемое подрезанием берегов и зауживанием русел. Наши горы пока что терпят это, но в любой момент могут показать, что не позволят такое обращение с собой.

И кто-то во власти, что городской, что республиканской, к этому прислушался? А ведь горы, как показала история города, действительно не склонны терпеть такого варварского к себе отношения…

Сергей КОЗЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых