39

Фальшивая нота

25 ФЕВРАЛЯ 2021 ГОДА АКИМАТ ГОРОДА АЛМАТЫ ВЫСТАВИЛ НА ПРОДАЖУ РЯД ОРГАНИЗАЦИЙ КОММУНАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. В СПИСКЕ, СОСТОЯЩЕМ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ИЗ РАЗЛИЧНЫХ ТОО, СОДЕРЖАНИЕ КОТОРЫХ ГОСУДАРСТВО ПО ТЕМ ИЛИ ИНЫМ ПРИЧИНАМ ПОСЧИТАЛО НЕВЫГОДНЫМ ИЛИ ЗАТРАТНЫМ, ПОЧЕМУ-ТО ОКАЗАЛИСЬ ТРИ ДЕТСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ: ДМШ №3 ИМ. С.ПРОКОФЬЕВА, ДМШ №11 И ХОРОВАЯ ШКОЛА №1. [газетная статья]

Такое решение вызвало огромный и резко негативный общественный резонанс, но самое неприятное в этой ситуации (с явной финансовой подоплекой) – то, что она явно проецируется на малокомфортное положение искусства в нашей стране. Это ощущается особенно болезненно, если учесть, что искусство должно быть вне политики, тогда как политика всегда будет интересоваться искусством. Которое, к слову, в течение последних лет испытывает немалые трудности и в финансовом, и в кадровом отношении.

Бывший директор Казахского национального академического театра оперы и балета им. Абая Ая Калиева не раз сетовала, что государство выделяет не самые щедрые суммы на содержание этого наиболее известного в стране театра. А осуществление постановок, создание декораций, оплаты труда рабочих костюмерного цеха, субсидируется крайне скудно. Также как и приобретение расходных материалов артистов: к примеру, пуантов и струн для музыкальных инструментов.

Исходя из отсутствия полноценных субсидий для театров и перспективы продажи государственных школ напрашивается вопрос, который уже задают казахстанцы в соцсетях: неужели та сумма, которая ежегодно уходила на финансирование деятельности этих школ, такая же громадная, как те 565 миллиардов тенге, потраченные из госбюджета за пять лет подготовки и проведения, скажем, Expo-2017? Неужели бюджетное содержание этих школ вылетает в такую же копеечку, как 156 миллиардов тенге государственных денег, уже потраченных на строительство известного своими коррупционными скандалами LRT в столице?

Почему же передача государственных школ в частные владения чревата серьезными последствиями? Во-первых, печальный опыт ранеепроданнойДМШ№2 им. Глиэра говорит сам за себя – от былого качества образования не осталось ни следа.

На сегодняшний день цена за месяц обучения в государственной школе составляет пять тысяч тенге в месяц. Частные школы не могут позволить себе таких расценок, иначе будут работать в убыток. При таком раскладе музыкальное образование будет доступно уже не для всех детей – ведь для многодетных и малообеспеченных семей сумма за обучение в частных школах окажется непосильной.

Из первого пункта вытекает второй: преподавательский состав и структура обучения, вероятнее всего, кардинально изменятся, так как в частных школах редко делается акцент на необходимые теоритические дисциплины. Это связано с тем, что такие заведения обычно находятся на попечительстве людей, имеющих к искусству весьма отдаленное отношение.

Уже сегодня в Алматы большое количество частных музыкальных школ нередко профессионально травмирует своих подопечных из-за нехватки квалифицированных преподавателей. Что, в свою очередь, является следствием превращения обучения в бизнес.

Пока еще школы, чья дальнейшая судьба находится под вопросом, благодаря своему уровню обучения представляют особую ценность для страны. «За рубежом взыскательная европейская публика множество раз рукоплескала нашему хору «Коктем». Многие выпускники нашей музыкальной школы учатся за рубежом и таким образом улучшают имидж страны, так что ни при каких обстоятельствах нельзя передавать школу в частные руки, а наоборот, присвоить ей статус национального достояния», – выражает свою точку зрения Алла Макаренко, мама одного из учащихся ДМШ №1.

Но одна из самых пугающих перспектив, связанных с приватизацией, заключается в том, что музыкальные школы – начальная ступень в сложной системе музыкального образования. Именно музыкальные школы поставляют учащихся для колледжей искусств, которые в свою очередь – для консерватории. Выпускники консерватории – это те квалифицированные специалисты, которые потом будут работать в тех же музыкальных школах. Это и артисты государственных оркестров и оперных трупп, которые будут представлять республику на международных площадках. В такой ситуации продать школы означает строить дом без фундамента – рано или поздно он просто развалится.

Страшно представить, чем будет чревато игнорирование этой сложной ступенчатой системы музыкального образования нашими властями, которые, кажется, даже не осознают, что последствия таких решений можно ощутить уже сейчас, когда уровень музыкальной культуры и исполнительского мастерства в стране неизбежно падает. А исправлять подобные последствия неимоверно сложно.

Самое печальное в этой ситуации то, что страдают дети. Петиция против приватизации указанных школ, запущенная родителями учащихся, была подписана не только взрослыми и нынешними учениками, но и выпускниками, даже подростками, которые никогда не учились в этих школах. Этот факт вселяет уверенность, что искусство связывает нас всех, независимо от сферы деятельности, возраста и финансовых возможностей. Так почему же государство считает допустимым лишать кого-то этой связи?

Александра ЧЕРЕЗОВА

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество