Примерное время чтения: 10 минут
156

Эй, лихая детвора, собираться нам пора!

Сегодня пионерское движение отмечает свое 99-летие

ТРИ ДЕСЯТИЛЕТИЯ НАЗАД ПЕРЕСТАЛИ ОТМЕЧАТЬ ДЕНЬ ПИОНЕРИИ. НО ЕСЛИ ПРАЗДНИК ОСТАЛСЯ В СЕРДЦЕ, ТО НИКАКИЕ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ ЕГО НЕ КОСНУТСЯ. ПУСТЬ НЕ СЛЫШНО НА УЛИЦАХ ЗВУКОВ ГОРНА И БАРАБАНА, НЕ МАРШИРУЕТ КРАСНОГАЛСТУЧНАЯ РЕБЯТНЯ ПО ПЛОЩАДЯМ И ПРОСПЕКТАМ, НЕ САЛЮТУЕТ ВЕТЕРАНАМ В ПОЧЕТНОМ КАРАУЛЕ У ВЕЧНОГО ОГНЯ. НО ТЕПЕРЬ, КОГДА ИДЕТ АКТИВНЫЙ ПЕРЕСМОТР СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО, МЫ ВСЕ ЧАЩЕ ОСОЗНАЕМ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ И НЕОПРАВДАННЫЕ ПОТЕРИ, СОЖАЛЕЕМ О ТОМ, С ЧЕМ ТАК ПОСПЕШНО И БЕЗДУМНО РАСПРОЩАЛИСЬ. [газетная статья]

Разве для наших детей и внуков нашли мы замену той чистой радости коллективного творчества, романтики походов с ночевками в палатках и песен у костров? Где сегодня их верные друзья, незаменимые помощники родителей и педагогов – пионервожатые? Одним из них был наш собеседник Бахыт Жанабаев, ветеран Ленинского комсомола, Всесоюзной пионерской организации, движения студенческих педагогических отрядов.

Бахыт Жанабаев.
Бахыт Жанабаев.

ВОЖАТСТВО, ИЛИ «ЛОХМАТАЯ БИОГРАФИЯ»

– Бахыт, поскольку знакомы с давних пор, не будем друг другу «выкать». У нас, пионеров и комсомольцев, это не принято.

– Согласен. Кстати, пионером я стал ровно в эти дни, правда, шестьдесят лет тому назад, в мае 1961 года. И почти сразу же, летом, вожатый в пионерлагере им. Горького в Восточном Казахстане, где тогда жила наша семья, взял меня к себе в помощники.

– Не слишком ли ранние истоки у твоей карьеры?

– Она означала только одно – дополнительный воз обязанностей. Ты вспомни, чем мы только ни занимались, летняя жизнь кипела не менее напряженно, чем в остальное время года. Так что с того лета и веду отсчет своего трудового стажа. Когда вступил в комсомол, то продолжил работать с детьми, хотя можно было сделаться комсоргом, авторитет среди ребят вроде позволял…

Так и началось мое пожизненное вожатство. С первого раза я в институт не поступил, пошел работать на оборонный завод, там меня быстро «разоблачили», и летом я в красном галстуке отправился в заводской пионерлагерь «Березка». Кому-то покажется такая биография однообразной, а я называю ее лохматой. Вот уж точно не была она прилизанной. Даже в армии на Дальнем Востоке, куда я попал после физфака Ленинградского госуниверситета, по приказу командования был я на три летние смены откомандирован на работу с детьми. Так что на моих офицерских погонах незримо светится и пионерская звездочка.

-

ИНИЦИАТИВА БЕЗ НОРМАТИВОВ

– Неужели не было скучно ходить по одной и той же колее?

– Это не колея, а разнообразные увлекательные маршруты по всей советской стране, это летние зори и закаты в «Артеке», нашей главной пионерской столице. В конце 70-х пришло понимание, что нечего мне одному оставаться таким «умным-разумным». Запала в голову идея создания студенческих отрядов вожатых. История такого движения была давней, началась еще с довоенных времен. Но разрозненной.

Можно вспомнить Гулю Королеву, артековку, героя Великой Отечественной, о которой рассказывает книга «Четвертая высота» Елены Ильиной. В общем, в 1979 году мы создали в Алма-Ате при горкоме комсомола на базе Казгосуниверситета городскую межвузовскую школу пионервожатых и к лету уже подготовили студентов для работы в пионерлагерях Алма-Атинской области.

– Все вышло так просто, без бюрократических проволочек?

– Больше того, к нам приехали представители Всесоюзного штаба студенческих строительных отрядов, и не только не устроили разнос за «инициативу без нормативов», но и просили продолжать. Чтобы не жизнь притягивать к бумагам, а напротив, бумаги – к жизни. И вскоре в Алма-Ате первым в Союзе был создан городской студенческий педотряд и его штаб. Три года спустя я работал во Всесоюзном пионерлагере «Орленок» и услышал, как секретарь Горьковского обкома комсомола кому-то увлеченно рассказывает про штаб и студотряд где-то в среднеазиатских республиках и про то, что у ребят там красная форма. Пришлось признаться…

Напрасно упрекают то время в формализме и заорганизованности. Где-то оно, конечно, было, но и стоящие инициативы тоже поддерживали. Когда мы решили создать дальне выездные вожатские отряды, препятствий не возникло. Притом что мы вышли на предприятия Министерства среднего машинстроения СССР, структуру по тем временам более чем серьезную, оборонную. Пионерлагеря у них были в Ставропольском крае, в Грузии, Киргизии, Волгоградской области. Это одна из ярких и памятных страниц в наших биографиях. Отряды формировались в Алма-Ате, а состояли они из студентов Забайкалья, Молдавии, Краснодара, Белгорода, Ленинграда – всех городов не перечислить. Таджикистан прислал целый отряд студентов-поваров. И кстати, ребята разъехались по домам с очень даже приличными по тем временам заработками. Закон не запрещал оформить их на работу по двум ставкам – по базовой организации и по профсоюзной линии, да еще и освободить от всех налогов.

-

В АЛМА-АТЕ ПЕРВЫМ В СОЮЗЕ БЫЛ СОЗДАН ГОРОДСКОЙ СТУДЕНЧЕСКИЙ ПЕДОТРЯД И ЕГО ШТАБ. ТРИ ГОДА СПУСТЯ Я РАБОТАЛ ВО ВСЕСОЮЗНОМ ПИОНЕРЛАГЕРЕ «ОРЛЕНОК» И УСЛЫШАЛ, КАК СЕКРЕТАРЬ ГОРЬКОВСКОГО ОБКОМА КОМСОМОЛА КОМУ-ТО УВЛЕЧЕННО РАССКАЗЫВАЕТ ПРО ШТАБ И СТУДОТРЯД ГДЕ-ТО В СРЕДНЕАЗИАТСКИХ РЕСПУБЛИКАХ, И У РЕБЯТ ТАМ КРАСНАЯ ФОРМА.

ДЕТИ И ДЕНЬГИ

– Не тогда ли началась коммерциализация молодежного движения?

– Во-первых, все это позволяли нормативные документы союзного и республиканского минфинов. Во-вторых, нет ничего зазорного в достойной оплате достойного труда, который осуществляли студенты интернационального педагогического отряда. Зарплатам «в шортиках», даже не скрывая, завидовали вузовские и комсомольские руководители, намекая на пляжную униформу студентов. И вообще, денежный вопрос в сочетании с воспитательными даже идеологическим процессами абсолютно совместим.

– Если речь о студентах, то понятно. А если о детях?

– В 90-емы организовали региональный центр подготовки предпринимателей-школьников, туда еще успели прийти ребята в пионерских галстуках. И следом – школу юных брокеров, пятеро восьми-девятиклассников получили государственные лицензии на право работать на рынке ценных бумаг. В черноморском «Орленке» состоялась международная тематическая смена «Дети и бизнес», которую организовали Фонд Горбачева и ассоциация «Петр Великий» из Ленинграда. У себя в Алма-Ате мы открыли единственную в СНГ Детско-юношескую страховую компанию как полноценное юридическое лицо с расчетным счетом в банке, чековой книжкой, печатью и, разумеется, с получением свидетельства о государственной регистрации.

И ВСЕ-ТАКИ Я ВЕРЮ!

– Бахыт, по-моему, мы вышли за рамки основной темы разговора.

– Пионерия, как я понимаю ее, это не только серьезный социальный и политический инструмент, это красивая история, славные традиции, которые органично развивались. Повзрослевшие пионерские отряды из 20-30-х теми же маршевыми колоннами уходили на фронт и победили в Великой Отечественной. Что по сравнению с этим какой-то там бизнес… Разве испытание?

– Но наше общество его не выдержало, и пионерия осталась в прошлом…

– Укор только взрослым – в том, что детство оказалось сегодня как бы задвинутым на обочину жизни. При всех внешних признаках благополучия и целой индустрии развлечений. Разве это демократия, если победил командный стиль общения с ребенком? Я сказал – ты быстро сделал. Почему? По кочану – такие диалоги слышишь сплошь и рядом. Их воспитательный эффект однозначно всегда со знаком минус. Исчезает доверительность, теплота в отношениях.

Хотя мы не раз убеждались в непредсказуемости событий, а значит, возможен новый поворот к «разумному, доброму, вечному». И он, между прочим, наметился. Все чаще солидные дамы и господа сорока-пятидесяти лет, повязавши красные галстуки, выезжают в горы, маршируют под пионерские речевки, пекут в костре картошку, а не заказывают по ватсапу. Скажу, может быть, красиво: пионерия не исчезла в прошлом – она растворилась в будущем. К тому же и казахстанская пионерская организация не ликвидирована, а я до сих пор исполняю почетную обязанность ее председателя. Сейчас мы заняты подготовкой к столетнему юбилею пионерии, в будущем году обязательно достойно отметим этот праздник вместе с коллегами из других стран СНГ и Балтии.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Есть книжки, которые тянет перечитывать в любом возрасте. Владислав Крапивин, «Мальчик со шпагой». Она про жизнь, в которой нелегко, временами довольно страшно, но захватывающе интересно. Когда вместе с тобой закадычные друзья, собаки, чердаки, полные тайн, мистические совпадения и приключения.

И очень много добра, побеждающего даже самую серую безнадегу. Такими были у многих из нас годы пионерского детства, отпечатавшиеся в душах не парадными отчетами с трибун благополучных юных активистов, а стремлением к правде и справедливости, к настоящим взрослым делам, к поступкам, которыми гордишься, но всячески делаешь вид, что это для тебя пустяки… Когда было стыдно выйти из дома с неглаженным галстуком, казалось, что прохожие с осуждением смотрят на углы, свернувшиеся в трубочку.

Лучшая в мире Республика Пионерия. В будущем году ей исполняется 100 лет. В 1922 году решением 2-й Всеросийской конференции РКСМ была принята резолюция «Детское движение». С тех пор 19 мая стал Днем пионерии. «Но вглядись, и ты увидишь, как веселый барабанщик вдоль по улице проносит барабан» – так пели мы. Раньше вслух, с пионерским задором, а теперь тихонько, про себя. И до сих пор нам кажется, что не только к мальчику со шпагой, но и к нам, если станет совсем трудно, обязательно придут на помощь четыре мужественных всадника. А если мы пока их не зовем, то просто потому, что сами справляемся…

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых