54

Есть у биографии начало, нет у биографии конца…

Мы осваивали мир, а мир узнавал нас

НАВЕРНОЕ, ОСМЫСЛИТЬ ТРИ ДЕСЯТИЛЕТИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ПО-НАСТОЯЩЕМУ МОЖНО ЧЕРЕЗ СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ. ИХ НАДЕЖДЫ И ОБРЕТЕНИЯ, БОЛЬШИЕ СВЕРШЕНИЯ И МАЛЫЕ, НО ОЧЕНЬ ВАЖНЫЕ ПОСТУПКИ, КОТОРЫЕ ЧЕРЕЗ ГОДА ОТЗЫВАЮТСЯ В ЖИЗНИ НЕОЖИДАННЫМИ И ЖЕЛАННЫМИ ПОВОРОТАМИ. ЯСНЕЕ ЭТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ СЕБЕ ТЕ, ЧЬЯ ЗРЕЛОСТЬ СОВПАЛА С ИСТОРИЧЕСКИМ ПЕРЕЛОМОМ, ОТПРАВИВШИМ В ПРОШЛОЕ ОБЩУЮ СТРАНУ И СОЗДАВШИМ НОВОЕ ГОСУДАРСТВО НА ПЛАНЕТЕ. [газетная статья]

К ним принадлежит наш собеседник Сакен Сейдуалиев, кандидат экономических наук, экс-сенатор парламента РК.

МОЦАРТ ДЛЯ ДИПЛОМАТА

– Сакен Спаханович, к богатому послужному списку в вашей биографии недавно прибавился ещё один пункт – чтение лекций на кафедре международных отношений в институте «Сорбонна – Казахстан». Не отпускает память о годах дипломатической службы?

– Не без того… Но главное, хочется быть поближе к молодёжи, помочь им в осмыслении выбранного пути. Многих ждёт в будущем карьера чиновников международного уровня, разлетятся по миру, будут представлять Казахстан в разных государствах. Кроме обязательных теоретических знаний по протоколу, договорам, документообороту – это как раз не самое сложное – они должны состояться как личности с обширным кругозором, культурой общения и собственного поведения. Им необходимо много читать, знать мировую историю и, конечно, историю своей страны, разбираться в политических процессах. Хорошо бы иметь в бэкграунде достойное увлечение, к примеру музыкой.

– Видимо, и вы к ней не равнодушны?

– Есть такая слабость. Вообще-то, я сельский парень. Однажды меня здорово уел товарищ-однокурсник. Помню, мы работали в стройотряде, строили кошары. Как-то он в разговоре упомянул Чайковского, а я и выпучил глаза: кто, мол, такой. Его смех так меня раззадорил, что стало делом чести разобраться в классических мелодиях. Сначала, не скрою, шло со скрипом, звуки в ушах не хотели выстраиваться в гармонию. Но потом пришло ощущение, что хочется снова послушать Бетховена, Моцарта… Стал рваться на концерты симфонических оркестров, полюбил оперу и балет, в Москве часто приходилось караулить лишний билет в Большой, в консерваторию, очень любил, когда там дирижировал наш Фуат Мансуров. Вкус и тяга к прекрасному приходят постепенно. Не у всех ведь это можно обрести в семье, значит, надо самому тянуться вверх.

ОТ ПАРТЫ – ДО ВЕНЫ

– Честно говоря, ваша биография настолько причудлива, что со стороны может показаться избыточной. Вполне тянет на многосерийный сериал.

– Ни от одного перекрестка в ней не хотел бы отказаться. Всё как-то увязалось, срослось. Сначала хотел стать врачом. Сильно болела бабушка, доктор в белом халате казался мне ангелом-спасителем. Но когда рискнул спуститься в подвал морга, понял, что не потяну… Поступил на энергетический факультет Казахского политехнического института, успешно окончил, искренно прикипел к профессии. Став инженером республиканского предприятия «Казэнергоналадка», не вылезал из командировок по Казахстану и по Союзу.

– Связь между энергетиком и дипломатом пока не угадывается.

– Все дело в моей натуре. Это как бежать к горизонту – он от тебя, а ты к нему. И по дороге можешь разглядеть столько интересного и захватывающего! Отправился на учёбу в аспирантуру Московского института управления имени Серго Орджоникидзе, защитил там диссертацию по родной специальности, вернулся и возглавил кафедру «Экономика и организация энергетики» в Алма-Атинском энергетическом институте. Можно бы и успокоиться. Но нет. Опять Москва, опять учёба. На этот раз в Академии внешней торговли. Здесь-то уже забрезжило моё дипломатическое поприще. Но до него еще надо было дотянуться. Вначале мой английский был из разряда «ни в зуб ногой», преподаватель гоняла без поблажек, как школяра с последней парты. Муштра принесла ощутимые плоды, когда по распоряжению союзного Госкомитета по делам науки и техники меня отправили на стажировку в Вену, в международную организацию ЮНИДО.

СТРАНА ДАВАЛА ДОБРО

– Чем она занимается?

– Это специализированное учреждение ООН, миссия которого заключается в содействии и ускорении инклюзивного и устойчивого развития международного промышленного сотрудничества. В общем, всё по моему профилю и интересам. И там я, между прочим, стал первым казахстанцем, сдавшим экзамен на английском по специальности «Энергетика», что дало возможность работать в структуре ООН. Так случился в моей судьбе поворот на дипломатическую стезю. Когда приступил к работе в Нигерии, где шла большая советская стройка, возводился металлургический комбинат, то сочетание дипломатии, энергетики и традиционного казахского гостеприимства помогало решать самые трудные вопросы, многомиллионные контракты подписывались в основном без проблем.

– И вы вошли во вкус жизни за рубежом?

– Вкус у меня всегда был и остаётся к настоящей работе. Да и где бы ни трудился, всегда представлял свою страну. Кстати, после Африки вернулся домой, с головой окунувшись в наши проблемы. Конец 80-х, перестройка, жизнь практически наощупь. Приступил к руководству отдела внешнеэкономических связей Алма-Атинского горисполкома. Надо было зарабатывать, пополнять тощую государственную казну. Предприятия, работавшие на экспорт, начали переводить часть валютной выручки в городской бюджет. Мы наладили деловые и культурные связи с крупными городами Америки, Италии, Франции, побывали там, принимали их представителей, политиков и бизнесменов, у себя. Дальше появилась возможность создавать совместные предприятия с иностранными фирмами, этим занимался «Казахинторг» – структура, родившаяся на волне нового времени. Не представляете, какой это был азарт. Мы осваивали мир, а мир узнавал нас. Правда, не всегда хватало у наших специалистов знаний, тормозили привычные идеологические стереотипы, надо было их ломать, на ходу переучиваться. Но когда есть высокая идея, когда добро даёт тебе страна, все можно преодолеть. Особенно если рядом единомышленники. Одним из них стал для меня первый министр юстиции независимого Казахстана Нагашбай Шайкенов, который готовил правовую реформу, во многом взяв за основу международные стандарты. Прожить бы ему на этом свете подольше…

В судьбе нет случайностей; человек скорее создает, нежели встречает свою судьбу. Мне близка эта мысль Льва Николаевича Толстого. Когда оправдывают свою житейскую неудачу тем, что, мол, не судьба, мне всегда хочется спросить: а сам-то чем ей помог?

ОСТАТЬСЯ В ОДНОМ СТРОЮ

– Возможно, найдутся те, кто вам позавидует. Как-то всё легко у вас получалось… и сейчас остаётесь в седле.

– Легко на бумаге, на словах… Когда руководил дипломатической миссией в Таиланде, мог оказаться среди тех, чьи жизни накануне нового, 2005 года, унесло разрушительное цунами. Его жертвами стали более двухсот тысяч человек. Считай, население целого города. Погибли там и наши земляки. Эта память оставила на душе вечные шрамы, пришлось участвовать в опознании погибших, бродить среди страшных руин вперемешку с трупами… Кто знает, если бы не личное моё участие в преодолении той трагедии, не удалось бы, может, договориться о визите принцессы Королевства Таиланд Махи Чакри Сириндхорн в Туркестан. Помню, как встречал её на нашей священной земле, как она спросила, надо ли ей покрыть голову. Я ответил: раз она принадлежит к другой вере, то необязательно. И всё же она поступила так, как велит наш обычай.

– В конце беседы вернёмся в студенческую аудиторию. Узнаёте себя, 18-20-летнего, в тех, кто сидит перед вами?

– И да, и нет. У них, видите ли, Сорбонна, преподаватели из Парижа. Они французскому обучаются в юности, не то что я, занялся английским в 37. Но им хватит своих трудностей. Главное, чтобы не просто удержали, а приумножили созданное нами за три десятилетия независимости. Они будут и дальше вместе со всей страной встречать новые юбилеи. А мы, надеюсь, ещё долго останемся с ними в одном строю.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых