Примерное время чтения: 8 минут
593

Дом для терпеливых

Жизнь с диагнозом не отменяет детства …

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В КАЗАХСТАНЕ ПРОЖИВАЮТ БОЛЕЕ 92 ТЫСЯЧ ДЕТЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ, ИЗ НИХ ПОЧТИ 30 ТЫСЯЧ – ДО СЕМИ ЛЕТ, ОКОЛО 60 ТЫСЯЧ – ОТ СЕМИ ДО 16, БОЛЕЕ 9000 – ОТ 16 ДО 18 ЛЕТ. ДАРИГА НАЗАРБАЕВА, ОЗАБОТИВШИСЬ РАННИМ НАЧАЛОМ СЕКСУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕЙ МОЛОДЁЖИ, ОДНАЖДЫ СКАЗАЛА, ЧТО «ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ ДЕТЕЙ НУЖНО ВОДИТЬ НА ЭКСКУРСИЮ В ДОМА РЕБЕНКА, В ИНТЕРНАТЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ, ЧТОБЫ ОНИ ВИДЕЛИ, ЧТО ВОТ КАКОВ РЕЗУЛЬТАТ НЕПРОДУМАННОЙ ПОЛОВОЙ ЖИЗНИ – ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ. И ДЕТЕЙ ЭТИХ, УРОДОВ, ПОКАЗАТЬ, ИНВАЛИДОВ, ПУСТЬ СМОТРЯТ». [газетная статья]

АДРЕС БЕДЫ

Если оставить на совести бывшего депутата казахстанского парламента неэтичность формулировки, то по сути она была права. Хотя не только физиологическая незрелость родителей-малолеток может привести к появлению на свет неполноценного ребёнка. Нередко это происходят из-за врачебных ошибок во время беременности и родов, бывает следствием перенесённых инфекций. Алматинский центр оказания социальных услуг «Сеним» несколько лет назад именовался Городским домом-интернатом для детей-инвалидов с психоневрологическими патологиями. Новая вывеска смягчила жёсткость прямого назначения структуры, но на суть никак не повлияла. Здесь с трёх до восемнадцати лет содержатся пациенты с тяжелыми, часто безнадёжными заболеваниями: с ДЦП, синдромом Дауна, тяжелой умственной отсталостью, задержкой психического и моторного развития. Во многих из них жизнь поддерживается, страшно сказать, на растительном уровне. Но это жизнь, и пока она теплится в маленьком теле, долг не только медиков, но и общества в целом её поддерживать. Работать в таких учреждениях могут особые люди – с устойчивой психикой, высокой степенью ответственности и самоконтроля, физической выносливостью, большим запасом милосердия.

Смотрю на нянечку, баюкающую на руках малыша. Ему 14 лет, а выглядит на год-полтора. На соседних коечках лежат две пары близнецов с глубокой инвалидностью. Можно представить, с какой радостью ждали родители их появления на свет. И чем обернулось это ожидание… Далеко не для каждой семьи может оказаться посильной такая ноша. Вот и определяют малыша сюда, в казённое учреждение. Стоит ли осуждать родителей за такой поступок? Не уверена. Тем более что многие детей посещают, стараются, насколько возможно, поддерживать с ними эмоциональную связь. Немало в центре и отказников, социальных сирот, для которых папа и мама в одном лице – по имени государство.

-

ДОБРО С СИНЯКАМИ

В центре «Сеним» тепло и красиво. Коридоры застелены мягкими коврами, на стенах в детских спальнях сюжеты из сказок, с принцессами, Белоснежками и добродушными представителями животного мира. Потолок третьего этажа венчает искусно выполненный шанырак. Внешне мир и спокойствие царят под крышей дома, где сосредоточилось столько боли и терпения. По-другому, наверное, и не должно быть. Но бывает…

В середине февраля скончался один из воспитанников «Сенима», девятилетний Мухамедкарим Салимжанов. Ушел из жизни не по месту «прописки», а в центре паллиативной помощи детскому населению «Я с тобой», проще говоря, в хосписе. Сюда мальчика перевели из детской инфекционной больницы, куда он поступил 31 января с ковидом. Вирус, присоединившийся к дискинетическому церебральному параличу и эпилепсии, шансов на жизнь Мухамедкариму не оставил. В таких случаях принято сочувственно говорить «Бог прибрал», что явно сквозило в речах директора «Сенима» Умит Кенжебековой и врача-невролога Фариды Иминовой. Можно понять и даже принять их логику, особенно посмотрев видеозапись худого тельца, сотрясаемого судорогами и жутким выворотом всех четырёх конечностей… Невозможно понять и принять другое – жестокое обращение с умирающим ребенком.

Когда воспитанники центра попадают в лечебное учреждение, около них по очереди дежурят его нянечки. На 14 января выпала смена Акмарал Абитовой. Медики инфекционки в тот день сразу обнаружили неладное. Лицо мальчика отекло, покрылось кровоподтёками и синяками. Няня призналась, что это её рук дело, сославшись на нервный срыв. Тут же был вызван наряд полиции и «данный случай запротоколирован». Я цитирую письмо главного врача ДГКИБ Ержана Сералина директору Кенжебековой. Он предупреждал, что «при выявлении подобных ситуаций будем вынуждены письменно информировать прокуратуру, органы социальной защиты, которые действуют в рамках своих должностных обязанностей». Тревога была понятной и обоснованной, на тот момент в инфекционной больнице лечилось еще четверо питомцев центра. На счастье, к остальным меры физического воздействия не применялись, а проштрафившаяся няня продолжила трудиться на прежнем месте, но уже как санитарка-техничка. Видимо, в расчёте, что на этом поприще нервный срыв её не настигнет…

Однако не получится списать ситуацию на хоть и скандальный, но единичный казус. Другой случай тоже из разряда непредусмотренных должностными характеристиками сотрудников. Палатная санитарка Карлыгаш Алпиева вывела своих подопечных на прогулку. День был мартовский, сразу после женского праздника, сырой и холодный. Это существенное уточнение, потому что когда гуляние закончилось и группа зашла в помещение, одна девочка осталась на территории центра. Отсутствия не заметили ни в спальне, ни в столовой, и пока жизнь внутри шла своим чередом, несколько часов она сидела на мокрых бетонных плитах рядом с кучей снега. Хорошо, что вышла из будки охранница, обнаружила воспитанницу и забила тревогу. А так ночевать бы ей под стеной, отделанной веселеньким красным кирпичом… Вскоре случилась ещё одна «потеряшка». Тут уж, видимо, охрана отсутствовала на посту, потому что ребёнок вышел из ворот и отправился куда глаза глядят. Пока полицейские ночью не выловили беглянку и не известили центр. И что? Да ничего! Ну поговорили-пожурили-забыли… И даже переписку об этих происшествиях вычистили из своего внутреннего чата.

СВОЯ РУКА – ВЛАДЫКА?

«Богоугодную обитель», как назвали бы это учреждение в старину, скандалы сотрясают с давних пор. Сюда регулярно наведываются проверяющие из разных ведомств. Ничего не попишешь, репутацию достаточно единожды испортить. Несколько лет назад прокурорская проверка обнаружила токсичное вещество формальдегид в детском белье и одежде, закупленных по дешевке, длительное время бывших в употреблении. В прошлом году Министерство труда и социальной защиты сообщило, что в «Сениме» нарушались нормы и требования к питанию детей – отсутствие горячей пищи, диетического питания из доброкачественных продуктов, отвечающих требованиям сбалансированности и калорийности. Кстати, именно этим обстоятельством можно объяснить еще один диагноз бедняги Мухамедкарима – белково-энергетическую недостаточность.

Выяснилось также, что администрация «Сенима» в течение шести месяцев с момента поступления, как это положено, не ставила детей детей-сирот и оставшихся без попечения родителей в очередь на получение жилья.

Многие из этих проколов объясняются бесконечной кадровой чехардой с директорами, Умит Кенжебекова, по её примерным подсчётам, одиннадцатый директор от начала двухтысячных. Сосчитать и вправду трудно, многие не задерживались дольше нескольких месяцев. Умит Дуйсенбаевна возглавила центр в декабре прошлого года, но новичком её не назовёшь. Начинала здесь с технички, выучилась на медсестру, в институте получила специальность психолога и педагога начальной школы. И не покидала этого учреждения, поднимаясь по служебной лестнице, пока управление социального благосостояния Алматы не назначило её первым руководителем. До этого она была заместителем директора, поэтому часть коллектива, справедливо полагая, что ответственность за огрехи в работе лежит и на ней, отнеслась к такому повышению неоднозначно.

А коллектив, как нетрудно догадаться, почти сплошь женский, с традиционными особенностями выяснения отношений и склонностью к интригам. И они не замедлили развернуться в полную силу, чему очередной директор не только не препятствует, но и способствует. Вместо делового и конструктивного разговора с сотрудниками – опечатывание служебного кабинета, как это произошло с инспектором по кадрам Айгуль Аралбаевой, осмелившейся указать директору на незаконность дополнительных выплат некоторым сотрудникам. Да ещё и рискнувшей написать жалобу на имя детского омбудсмена Аружан Саин. Начальственное возмущение было настолько велико, что директор, находясь на больничном, выносит ей выговор, а через день подписывает приказ об увольнении по статье, не имеющей к кадровичке никакого отношения.

В большую немилость и на грань увольнения попала и старшая медсестра Индира Иманбаева – из-за слишком настойчивых требований недостающих лекарственных препаратов и приведения в порядок системы утилизации использованных медицинских отходов, которые приходится выбрасывать в обычные мусорные баки. Есть и те, кто предпочитает держать рот на замке, опасаясь начальственного гнева и делясь откровениями «не для печати».

Недавно управление социального благосостояния, в чьём ведении находится «Сеним», провело очередную комплексную проверку, с передачей материалов в надзорные органы. Как говорится, дай бог терпения…

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых