45

Дело вкуса

Что пить, чтобы не спиться

СОГЛАСНО ДАННЫМ ЗА ПРОШЛЫЙ ГОД, КАЗАХСТАН ЗАНИМАЕТ 8-Е МЕСТО В МИРЕ ПО ПОТРЕБЛЕНИЮ АЛКОГОЛЯ. ПО ЭТОМУ ПОКАЗАТЕЛЮ НАША СТРАНА НАМНОГО ОПЕРЕДИЛА РОССИЮ, СЧИТАЮЩУЮСЯ В ЭТОМ ДЕЛЕ ОДНИМ ИЗ ЛИДЕРОВ. СОГЛАСНО СТАТИСТИКЕ, НА ОДНОГО КАЗАХСТАНЦА В ГОД ПРИХОДИТСЯ 12 ВЫПИТЫХ ЛИТРОВ СПИРТА, ЧТО НА ПОЛТОРА ЛИТРА БОЛЬШЕ, ЧЕМ У НАШИХ СЕВЕРНЫХ СОСЕДЕЙ. ПО ДАННЫМ НАРКОЛОГОВ, ТОЛЬКО ЗА ПОСЛЕДНИЕ ТРИ ГОДА КОЛИЧЕСТВО ДЕТЕЙ-АЛКОГОЛИКОВ В КАЗАХСТАНЕ УВЕЛИЧИЛОСЬ В 10 РАЗ. [газетная статья]

ЧТОБЫ В ДЕТСТВЕ НЕ ПИЛ БЕНЗИН…

При этом специалисты считают, что реальное количество алкозависимых граждан в стране намного больше. Просто многие из них лечатся в частных клиниках, избегая тем самым попадания в официальную статистику. Ситуация усугубляется тем, что на рынке присутствует значительная доля суррогатов, что влечет за собой большое количество алкогольных отравлений.

Категорически запретить употреблять горячительные напитки, понятное дело, невозможно. А коли так, нужно хотя бы постараться привить культуру питья и научить людей отличать настоящую качественную продукцию от фальсификатов. Об этом наш разговор с главой организационного комитета Ассоциации винных специалистов Казахстана (АВСК) Дмитрием Ляпины.

Дмитрий Ляпин.
Дмитрий Ляпин.

– Расскажите пожалуйста о своей редкой профессии.

– Одно время я занимался ресторанами. Однажды мы с моим коллегой поняли, что у нас в стране нет профессионального обучения для сомелье. И пять лет назад мы начали заниматься тем, что стали учить людей. Сначала в ресторанах, потом создали собственную школу. Сейчас у нас есть и серьезная обучающая программа, и развлекательная для тех, кто просто любит вино. То есть мы «несем в массы» культуру употребления вина. Ну и, соответственно, крепких алкогольных напитков. Разумеется, умеренного употребления.

А потом создали ассоциацию. Сегодня ей три года. Наши специалисты ежегодно сдают специальные тесты и подтверждают свою квалификацию.

– Где они обучаются?

– Кто-то учился сам, кто-то в нашей школе. Кроме этого, есть такая Всемирная ассоциация сомелье. Там сертифицируют специалистов со всего мира. Наши тоже ездят туда раз в два года. Стоит это определенных денег. Зато там человек получает диплом, с которым может работать в любой стране.

– Неужели возможно самому научиться и пройти квалификационные тесты? Какие качества нужны для этого?

– Главное, чтобы было желание и чтобы человек, как говорится, в детстве не пил бензин. То есть – чтобы у него были хоть какие-то вкусовые рефлексы. А дальше только тренировки. Это такая же работа, как и все другие.

– А профессиональная болезнь случается?

– Профессиональные сомелье, добившиеся какого-то признания, не пьют.

– Как же они дегустируют?

– Подержат во рту и сплевывают в специальные плевательницы. После этого описывают тот или иной напиток. Что в нем хорошо, чего не хватает, чего в избытке и т. д. Есть, конечно, те, кто на этой почве спился. Но их единицы.

– То есть сам сомелье вообще не употребляет или только на работе?

– Зависит от человека.

ЛУЧШИЕ ИЗ РЕДКИХ

– Значит, профессиональной болезни у сомелье нет?

– Абсолютно. Это как специалисты-повара, которые в какой-то момент своей жизни перестают есть на работе и делают это только дома. То есть выпить, чтобы повеселиться, нам не хочется. Но есть другая болезнь – когда сомелье не может остановиться. Не в плане запоя, а в плане поиска новых вкусов. Человек, который начинает увлекаться вином, сначала пьет сладкие вина, потом полусладкие, затем сухие. Потом начинаются какие-то эксперименты. Высшая ступень – когда тебе начинают нравиться вина, которые очень странно пахнут. Которые простой человек ни за что пить не будет. Но именно такими являются одни из самых дорогих вин, цена которых может достигать 28 тысяч евро за бутылку.

– Профессия сомелье в нашей стране не столь популярна, как другие. Сколько их в Казахстане?

– Всего 58. И 90 процентов – в Алматы.

– Вы работаете в ресторанах?

– Мы работаем и с ресторанами, и с производителями, и с поставщиками.

– В каких случаях прибегают к вашим услугам?

– В основном когда дело касается обучения или повышения квалификации. Либо для обучения персонала для баров и ресторанов. С компаниями – импортерами алкоголя мы работаем по расширению тех или линеек продукции, которые они хотят завезти. С производителями мы больше сотрудничаем по вкусовым нюансам. Они дают образец и спрашивают, что мы думаем о нем. У них, разумеется, технологии, причем многолетние. Но взгляд замылен. Поэтому важно мнение с стороны.

– Назовите, пожалуйста, казахстанские марки вин и коньяков, соответствующих мировым стандартам.

– У нас их не так много. Я бы назвал «Арбавайн», «Тургеньские вина» и «Бахус». Эти компании на самом деле можно назвать достойными. Мы с ними очень тесно работаем. И могу сказать, что и сейчас они думают о том, как развиваться дальше, повышать технологии и совершенствовать продукцию. При этом стараются идти не в сторону ее удорожания, а в сторону повышения качества, оставаясь народной маркой.

Когда мы ездим к нашим коллегам за рубеж, всегда берем вина этих марок. С ними не стыдно. И наши зарубежные коллеги удивляются, что в Казахстане, где виноградарство практически не развито, есть такие шикарные вина.

– А среди коньяков?

– Это, конечно же, «Бахус». У него достаточно большая и богатая история производства коньяка. И за него тоже не стыдно. Многие наши соотечественники, выезжая за рубеж, непременно берут с собой коньяк «Казахстан». Он намного лучше многих российских марок.

ПОРОЙ СОМЕЛЬЕ НЕ МОЖЕТ ОСТАНОВИТЬСЯ. НЕ В ПЛАНЕ ЗАПОЯ, А В ПЛАНЕ ПОИСКА НОВЫХ ВКУСОВ. ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НАЧИНАЕТ УВЛЕКАТЬСЯ ВИНОМ, СНАЧАЛА ПЬЕТ СЛАДКИЕ ВИНА, ПОТОМ ПОЛУСЛАДКИЕ, ЗАТЕМ СУХИЕ. ПОТОМ НАЧИНАЮТСЯ КАКИЕ-ТО ЭКСПЕРИМЕНТЫ. ВЫСШАЯ СТУПЕНЬ – КОГДА ТЕБЕ НАЧИНАЮТ НРАВИТЬСЯ ВИНА, КОТОРЫЕ ОЧЕНЬ СТРАННО ПАХНУТ.

ЧТО ЗНАЧИТ «МОЩНЫЙ КОНЬЯК»?

– Как отличить истинный коньяк от фальсификата?

– К сожалению, это могут не все.

– А ваши специалисты?

– Они, конечно же, смогут. Даже если подделка будет полностью схожей по химическому составу, наши специалисты найдут отличия во вкусе.

– Рынок суррогатов распространяется только на коньяк или подделывают все?

– Практически все. Даже очень дорогой алкоголь. Некоторые люди скупают в барах пустые бутылки из-под элитных напитков – рома, виски, премиум-водки, – а потом эти напитки продаются на оптовых рынках, где все это можно быстро сбыть без всяких подтверждающих официальных документов.

– На ваш взгляд, насколько велика в процентном отношении доля суррогата на алкогольном рынке страны?

– Однозначный ответ тут дать сложно. Но я могу настоятельно советовать не покупать алкогольную продукцию в маленьких магазинах. Это нужно делать в больших супермаркетах. А еще лучше – в специализированных торговых точках, где есть сотрудники, отвечающие за выбор поставщика. Они его знают, они с ним работают и отвечают за каждую партию. Что касается маленьких магазинов шаговой доступности: какую продукцию им привозят и что они продают, к сожалению, не всегда известно. Мы у себя в ассоциации обсуждали этот вопрос. По нашему мнению, разговор может идти о 30-40 процентах, если это касается недорогой водки и коньяка. Особенно марки «Казахстан». Именно эту марку подделывают больше всего. И если говорить о доле фальсификата этого коньяка на рынке, то она может составлять 50 процентов. Для компании «Бахус» это достаточно большая проблема. Распознать бутылку поддельного коньяка с практически той же самой этикеткой и такой же пробкой, которые легко подделать, сможет далеко не каждый. А то, что находится внутри, – отдельная тема.

– Известный производитель коньяка и основатель «Бахуса» Артуш Карапетян сейчас, как известно, производит собственную марку со своим факсимиле на каждой этикетке. Вы знакомы с этой продукцией?

– Мне об этом известно. Но, к сожалению, пока мы с ней не работали. А с «Бахусом» работали. Делали презентации их новых коньяков. Несколько раз проводили семинары, где досконально разбирали и технологию, и спирты. И у них с этим все очень хорошо. Хотя бывало так, что мнения разделялись.

– В каком плане?

– Дело в том, что чем старше коньяк, тем насыщеннее его вкус. А предпочтения у людей разные. К примеру, женщины любят что-то попроще. Мужчины, особенно те, кто курит сигары, выбирают более мощный коньяк.

– Что значит «мощный»?

– В нем больше дуба, он более сбалансирован, имеет более насыщенный цветочный вкус. Но в любом случае коньяк от «Бахуса» просто шикарен.

ЕСТЬ ТАКОЕ ПОНЯТИЕ – «БАЛКОВЫЕ ВИНА»

– На прилавках можно видеть грузинские вина по 1000-1500 тенге за бутылку. И многие испытывают сомнения по поводу того, на самом ли деле в этих бутылках настоящий продукт. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Это очень большая проблема, в том числе и для самой Грузии. Настоящее вино таким дешевым быть не может. Тем более импортное. Существует мнение, что это якобы некое порошковое вино. Но таких вин не существует. Теоретически его сделать можно. Однако себестоимость будет очень высокой. Чтобы сделать такой порошок, нужно выпарить винный концентрат. Это непростая технология и стоит денег.

Виноделие в Грузии существует на протяжении веков. Это ремесло передается из поколения в поколение. Я знаю грузинских ребят – потомственных виноделов, которые производят по 20 тысяч бутылок в год. Для рынка это ничто. Но эти вина продаются по всему миру. Самое дешевое из них по нашим деньгам стоит приблизительно пять тысяч. В среднем же цена такого вина составляет 100 евро за бутылку.

Что же касается тех грузинских вин, которые стоят на прилавках наших магазинов, то большая часть из них вообще не из Грузии. Есть такое понятие – «балковые вина». Это вина, которые перевозятся в больших цистернах, а затем разливаются по бутылкам. Это очень распространено в Европе. В цистерну заливают некую жидкость, похожую на вино. Она там бродит. Потом с помощью определенных технологий выравнивают вкус. Затем разливают по бутылкам, клеят к ним этикетки. Причем любые. И – в продажу. Это голимый контрафакт по оптовой цене меньше евро за бутылку. Такое вино может быть и «грузинским», и «французским», и каким угодно. Так что – опасайтесь подделок!

Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество