Примерное время чтения: 2 минуты
219

Чёрные одежды…  

В ходе своего выступления на Третьем заседании Национального курултая «Адал адам – Адал еңбек – Адал табыс» президент РК Касым-Жомарт Токаев затронул ряд самых острых вопросов, волнующих казахстанское общество. Среди них и проблема людей в чёрных одеяниях, заполонивших наши улицы [газетная статья].

«В последние годы в нашей стране стало много закутанных в черные одеяния людей. Все об этом знают. …Облачение во все черное противоречит мировосприятию нашего народа, является бездумным копированием инородных норм, обусловленным религиозным фанатизмом. Мы не должны отрываться от своих духовных корней и размывать свою национальную идентичность», – в довольно жесткой форме высказал свое отношение президент Казахстана.

А как же иначе? В самой истории казахского народа и традиционной психологии восприятия черный цвет никогда особо не котировался. И более того, понимался как некий символ траура, состояния глубокого горя и тоски, чего-то очень темного. И только в начале нового, наступившего века, в особенности среди молодых людей, он вдруг превращается в некий эталон религиозности. Это уже не тот хиджаб, который так понравился нашим девам своей экзотичностью и возможностью выделиться в среде подруг, успешно продвинутый турецкими лицеями и пропиаренный турецкими же сериалами. Черный – символ совсем другого мировосприятия, иного поведения…

В самой Турции неоднозначное отношение к черным одеждам, в особенности к никабам, буркам с прорезями для глаз. Однако, помогая братскому народу, османы-единокровцы сами не заметили, как подготовили почву для более мощной и более опасной идеологической интервенции. Если переиначить известное выражение, когда что-то позволительно Юпитеру, то почему бы этим не воспользоваться и быку? В ту же нишу, через которую в 90-е у нас успешно внедрили пресловутые турецкие платки, ринулись и игроки посерьезнее. Тем более что и казахи к тому моменту сами были уже не против…

К 2010-м казахстанское общество впервые задумалось над этой проблемой. Однако, как и обычно в таких случаях происходит, кроме пустых речей «о необходимости что-то предпринимать», дальше дело не пошло. К этому времени страну уже сотрясали митинги и пикеты, происходили террористические акты, и излишнее «нагнетание» вопроса пугало власть предержащих. В итоге, вместо того чтобы хотя бы начать разрабатывать какие-то пусть самые простые, пусть превентивные меры, верхи предпочли снова не замечать изменения ситуации.

Сегодня черный – уже символ противостояния.

Арман Кудабай, журналист, преподаватель КазНУ им. аль-Фараби

Оцените материал
Оставить комментарий (0)