53

Что из бутылки вытекает

Изъятый в Алматы суррогатный алкоголь.
Изъятый в Алматы суррогатный алкоголь. / Фото пресс-службы КФМ МФ РК / из газетных материалов

Почему казахстанский рынок алкоголя изобилует подделками

В минувшем декабре алматинцы вспоминали лихие 90-ые. О тех годах им навеяла растиражированная в СМИ новость: на директора ТОО Win Alko Group (компании, торгующей алкоголем) Валентина Лабецкого было совершено покушение. Стреляли три раза, в упор. Директор чудом выжил. [газетная статья]

 

Следствие вырулило к финишу

Корреспондент одной из газет сходу провел свое «расследование» и недвусмысленно предположил, что за этой «заказухой» вполне могла стоять семья Карапетян и АО «БАХУС» -  производителя известного не только в нашей стране коньяка «Казахстан». Журналист задался вопросом: куда, мол, в итоге вырулит следствие?

Надо отдать должное сотрудникам МВД: они не только по горячим следам задержали исполнителей, но и недавно смогли установить заказчиков данного преступления. Кстати говоря, по данным источника, близкого к следствию, все они не имеют никакого отношения ни к семье Карапетян, ни к АО «Бахус». Этого и следовало ожидать: производители и торговцы товарищами, конечно, могут быть. Но вот конкурентами – навряд ли.

Что ж, следствие вырулило к финишу. Точку, как водится, должен поставить суд. Зрителям пора расходиться. Но мне захотелось ненадолго задержаться: две вещи привлекли мое внимание. Первая – тот корреспондент, упоминая о коньяке «Казахстан», написал, что 40-градусная жидкость с таким названием выпускается на заводе АО «Бахус». Вторая – время выхода газеты. А именно: вторая декада декабря. Это когда предновогодние продажи спиртного составляют от 30 до 40 процентов годового объема. Совпадение? Кто как, а я в совпадения уже давно не верю.

Итак, адрес, где производят указанную «жидкость», любезно указан. Тогда в путь. На бахусовский завод из редакции я выезжал под взглядами коллег. В них легко читалась укоризна: коньяк ты не пьешь, так какого рожна туда едешь? На твоем месте должен был быть я!

Завод впечатлял с первых шагов. Особенно сотрудники – в халатах врачебной белизны. Идем в винные подвалы. Инженер-технолог Наталья Егорова – симпатичная и жизнерадостная женщина - показала свои владения: череда огромных подвалов с сотнями цистерн. В одних были винные материалы, в других – молодое вино, в -третьих происходил купаж, то есть смешивались определенные сорта вин, рождая букет конечного продукта. В синих бочках был виноградный сок (один из самых лучших в мире), который в определенных пропорциях добавляли в вино, делая его полусладким или сладким.

Наконец, хозяйка вин Наталья привела меня в другие подвалы – коньячные. Здесь уже командовала Айжан Искаковна Жунусова, главный технолог «звездочного» производства. Показывая на деревянные светло-коричневые бочки, она пояснила, что они сделаны из столетних дубов. Из Адыгеи поставляют. Именно в них коньяк выдерживается. Не менее трех лет - «Казахстан», а вот «Батыр» - 10 лет.

В конце экскурсии Айжан Искаковна подвела меня к дегустационному столу. Вспомнив, как ведут себя сомелье в кино и по телевизору, я сначала, закрыв глаза, медленно вдохнул из бокала тихонько берущий в свой плен аромат, затем, после короткой паузы, попробовал источавший его напиток. Пригубил чуть-чуть, потом еще чуточку, с каждым последующим мгновением чувствуя одновременно и насыщенный солнцем букет, празднично светлый и чудесный, как пробуждающая к любви музыка, и становившуюся все мене тяжелой вину перед редакционными коллегами.

Вот это «жидкость»! У этого стола я понял, почему Уинстон Черчилль заказывал из Советского Союза астраханскую черную икру и армянский трехзвездочный коньяк. Потому что «Казахстан» в те годы еще не выпускался.

Контрафакт, суррогат и фальсификат

Становилось понятно и другое: отечественным производителям конкурировать с бахусовским коньяком, имеющим 70-летнюю историю, трудовые династии технологов высочайшего класса, налаженную десятилетиями систему производства и поставок лучшего виноградного спирта, дубовых бочек и всего остального – это как играть в футбол дворовой команде против «Барселоны». Почти без шансов. Даже если предположить, что кто-то начал производить хороший, даже превосходный коньяк, то кто будет его покупать? Ведь никому этот производитель не известен и не раскручен. Гораздо легче воспользоваться самым продаваемым брендом и наклеить похожие этикетки на бутылки со своим содержимым.

Речь идет о контрафакте. Так называется подделка или похожесть, выражаясь юридическим языком, товарного знака с ранее зарегистрированным товарным знаком. По-простому – это кража интеллектуальной собственности. За нее есть наказание. Например, статья 1032 Гражданского кодекса РК предусматривает немедленное прекращение использования нарушителем товарного знака и возмещение убытков законному правообладателю. Какие будут штрафы? От 20 до 80 МРП, что означает 250 тысяч тенге. Пьяному слону дробинка! Емкость одного коньячного рынка порядка 40 миллиардов тенге. Причем, вся тяжесть работы и затраты по доказательству наличия контрафакта ложится на потерпевшую сторону.

Теперь о более серьезном явлении под названием фальсификат. Он же суррогат.

В нашей отечественной действительности примерно в 90 случаях из 100 контрафакт и суррогат появляются «в одном флаконе». Фальсификат обычно маскируют под раскрученный товар, потому что продать его очень трудно. И не только продать, но и определить: нужна специальная экспертиза, которая сможет, например, по содержанию изотопов отличить виноградный спирт в настоящем коньяке от пшеничного или гидролизного спирта в коньячном суррогате.

Сказать вам, где делают такую экспертизу? В Москве, в лаборатории изотопных анализов. В Казахстане такой нет.

А еще в Казахстане нет гражданской защиты от суррогата. Что в этом случае сегодня делает добросовестный производитель? Заподозрив неладное, он покупает не менее двух бутылок подозрительного коньяка. Потом обязательно фотографирует полки магазина, бутылки, акцизные марки на них, чеки и, наконец, сам магазин. Потом маркирует эти две бутылки, одну из которых отправляет на экспертизу. Правильно, в Москву, в ту самую лабораторию.

Думаете, это все? Никак нет. Получив из России заключение, что на виноградный спирт исследованное содержимое походит так же, как молоко на рижский бальзам, добросовестный производитель берет вторую бутылку и вместе с написанным заявлением относит в местный налоговый орган. С просьбой провести соответствующую проверку.

Вам это не напоминает фронтовую контрразведывательную операцию? А что налоговые органы? У них, конечно, есть свои лаборатории. Но они, мягко скажем, совсем не такие, как в Москве.

И вот здесь выясняется очень любопытный момент. Оказывается, чтобы найти правду, никакой лаборатории не требуется! Поскольку каждый «чих» в перемещения алкоголя по нашей стране сегодня отслеживается практически в реальном времени. И уж кто-кто, а налоговики должны видеть, что, например, коньячного спирта, то есть сырья, в стране в разы меньше, чем изготовленного из него коньяка.

-

Примеры? Пожалуйста. Агентство маркетинговых и социологических исследований «DAMU RESEARCH» опубликовало в 2016 году такие данные: «В натуральном выражении по производству коньяка лидирует Алматы (688,7 тысячи литров), трехкратный прирост за год».

Вот это да! У нас что, за год виноградники новые появились и урожай созрел? Алматинские подвалы «массандровские» превзошли? В три раза дубовых бочек через таможню прошло? Наши колледжи бондарей стали выпускать? А, может, археологи помогли: раскопали древний курган с невиданными запасами сверхвыдержанного коньяка?

Пример посвежее. В 2019 году производство коньяка выросло еще в несколько раз и составило 11 млн. 879 тыс. 700 литров. А ведь такое количество коньяка можно получить из 70 тыс. тонн винограда. Знаете, сколько в тот год в Казахстане было собрано и переработано винограда? 10 тыс. тонн – в семь раз меньше требуемого количества! 

Печально, что явное, даже практически демонстративное нарушение закона выявляют постфактум маркетологи, а не созданные специально для этого государственные органы в режиме реального времени.

Сознательно или «по неосторожности»?

Какие наказания бывают за суррогат? Читаю в Уголовном кодексе РК статью 306 и прихожу в недоумение. В пункте 1 этой статьи (куда подпадает изготовление и продажа фальсификата) предусматривается наказание в виде штрафа, «если эти деяния повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью человека». В пункте 2 предусматривается штраф и лишение права занимать определенные должности за те же деяния, если они «повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью двух или более лиц». И, наконец, в пункте 3 за те же деяния, «повлекшие по неосторожности смерть человека», виновные наказываются лишением свободы на срок от 4 до 8 лет.

Здесь ключевые слова – «по неосторожности». Получается, что кто-то кому-то сознательно готовит ядовитое снадобье, чтобы человек подольше мучился, но «по неосторожности» ошибается в дозировке компонентов!

Не могу избавиться от ощущения, что кто-то совсем не «по неосторожности» выдал изготовителям суррогата индульгенцию, отпускающую им все прошлые и будущие грехи.

Я знаю, что борьба с контрафактом и фальсификатом худо-бедно идет. Даже у ТОО Win Alko Group юридического лица, обвинившего «БАХУС», скажем так, в недобросовестности, изъята подозрительная «жидкость», наложены на это лицо крупные штрафы. Есть и другие позитивные примеры.

Однако негативные факты массово и прочно превалируют. Если собрать их в одну корзину, то получится следующее: по заключению независимых экспертов (у нас есть их данные), в Казахстане сегодня на рынке менее 50 % настоящего коньяка! Больше половины – суррогат! Такими темпами не придем ли мы к «боярышнику»?

Что вытекает из бутылки фальсификата? Не только 40-градусная «жидкость». Но и многомиллиардные недоимки в бюджет. Миллиардные убытки и разорение добросовестных производителей. То есть, колоссальный и неподдающийся исчислению ущерб всей национальной экономике.

Но главное, что вытекает – это сознательное (а не «по неосторожности») причинение ущерба здоровью нации.

… Дело о покушении на директора Валентина Лабецкого скоро будет в суде. Не сомневаюсь, виновные будут наказаны.

Но у этого суда нет компетенции, да и компетентности, выявить, назвать и устранить причины, по которым большая часть нашего алкогольного пространства оказалась под властью пиратов, которые и отношения между собой регулируют в соответствие с «пиратским кодексом». Куда торговые корабли под чужеземными флагами если и заходят, то из-за ошибок в навигации или же излишней самонадеянности.

Михаил ЧИРКОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество