Примерное время чтения: 11 минут
136

Что будете пить?

У нас в стране разнообразный ассортимент крепких алкогольных напитков. Можно приобрести водку, виски, ром, ликеры, бренди и другие напитки. Но есть у нас напиток высшего качества, который можно назвать знаковым, это наш национальный бренд, и производится он (пока производится) только в Казахстане [газетная статья].

НАПИТОК ТЕХ, КТО СЛОВ НА ВЕТЕР НЕ БРОСАЕТ

Президент Касым-Жомарт Токаев в своём послании народу Казахстана объявил стратегические направления развития экономики страны, из которых ключевые – это встраивание в систему мировой экономики, диверсификация производства, развитие отраслей с высокой добавочной стоимостью, отход от сырьевой направленности экспорта.

А как известно, встраиваются в мировую систему экономики именно признанные бренды. Среди них коньяки Казахстана, которые сумели пробиться на мировые рынки и подтвердить признание, став таким брендом. А наличие собственного производства коньяков и есть, если кто не понимает, одно из направлений диверсификации казахстанской экономики.

Что касается создания отраслей с высокой добавленной стоимостью, это в первую очередь отрасли высокого передела, а в производстве крепких напитков нет более высокого передела, чем коньяк. А про отход от сырьевой направленности и говорить не приходится: уж что-что, а коньяки – явно не сырье.

Однако тут возникает вопрос: собирается ли новое правительство страны следовать указанному президентом пути? Почему мы его задаём? А вот почему

Сегодня остро встала проблема не только сохранения одного из самых узнаваемых казахстанских брендов, но о целой отрасли сельского хозяйства, которая непосредственно на этот бренд работает. Речь о марке коньяка, который профессионалы данного производства именуют ординарным, то есть с выдержкой 3-5 лет. Несмотря на то, что доля продаж этого напитка составляет не такой уж большой процент от общих продаж крепкого алкоголя, за эту долю вот уже который год идёт упорная и порой ожесточённая борьба.

Как известно, реклама алкоголя у нас в стране запрещена, и мы ничего не рекламируем, а лишь говорим о проблеме, которая затрагивает далеко не только потребителей, производителей, но и целые отрасли нашей экономики. К тому же в Казахстане приветствуется и ведётся борьба с увеличением потребления алкоголя, а значит, на рост этого потребления рассчитывать не приходится

А нет потребления – нет продаж, а значит, нет прибыли. Расширить свой рынок производителю, например водки, можно либо за счет вытеснения конкурента (тоже водочного), либо путём захвата смежного сегмента, например коньячного.

А настоящий коньяк, как известно, делать долго и хлопотно (в отличие от водки), а значит дорого. Нужно вырастить виноград нескольких сортов, сделать вино, из вина выгнать коньячный спирт, его несколько лет выдерживать в дубовых бочках, а затем точным смешением нескольких коньяков добиться правильного букета для данной марки коньяка.

А ещё: чтобы заложить виноградник и получать стабильные урожаи, нужно не менее десяти лет упорного труда. Тогда как водку, повторимся, делать намного проще и дешевле. Нет, мы не сравниваем ни процессы производства, ни цены продукции, чтобы противопоставить одних производителей другим. Каждому, как говорится, своё. Что производить, а что потреблять. Просто показываем разницу между ценностью одних напитков и других.

Но цена на коньяк ненамного выше цены на водку. Интересно, да? А почему это? Все дело в государственной финансовой политике: специальный налог (акциз) на коньяк долгое время держался государством почти в десять раз ниже (!), чем на водку. Эта политика позволяла сохранять в стране обширные виноградники, поддерживать сложное коньячное производство. Эта же политика позволила элитным маркам казахстанского коньяка получить мировое признание, подтвержденное наградами на престижных международных выставках. А уж бренд «Казахстан» признан общеизвестным, по сути – национальным достоянием. Этот коньяк экспортируется сегодня в Россию, Южную Корею, Монголию, Туркмению, Литву, Таджикистан. Ведутся переговоры об экспорте во Вьетнам и США. В планах поставлять наш коньяк в Таиланд, Китай, страны ЕС.

И только благодаря такой политике, настоящий, или, как ещё говорят, ординарный, коньяк казахстанцы могут приобрести в магазине, а государство получить доход от его экспорта. Но именно политика низких акцизов на коньяк и стала первой причиной войны за деньги потребителей, то есть истинных ценителей этого напитка.

...И ЖИДКАЯ СУБСТАНЦИЯ КОРИЧНЕВОГО ЦВЕТА

Поговорим о напитках, так сказать, в целом: многие помнят жидкую субстанцию по цене 500-800 тенге за красивую бутылку с надписью «коньяк», практически не отличимую по виду от бутылок коньяка известных марок. И помнят, что с настоящим коньяком питье из этой бутылки роднит лишь цвет и крепость. Так вот массовый выброс этой субстанции, то есть суррогатного коньяка, – лишь первая часть борьбы за коньячный рынок.

В то же время производители настоящего коньяка боролись за ценителей своей продукции, против суррогата. Так, несколько лет назад в соответствующие государственные органы ими были направлены образцы поддельного коньяка, закупленные по всей стране, вместе с результатами лабораторных анализов и данными изготовителей. Анализ подтвердил, что в бутылках подкрашенная водка. Госорганы пообещали разобраться, но разобрались по-своему, по-чиновничьи.

То есть некоторые должностные лица решили, что поскольку изготовители суррогата обманывают государство и не доплачивают почти 500 тенге налогов с каждой бутылки, то значит, нужно эту лазейку закрыть. А поскольку проводить анализ каждой бутылки или даже партии коньяка дорого, хлопотно, а значит, невозможно, то закрыть лазейку нужно... повысив акцизы на коньяк.

И вот уже проектом нового Налогового кодекса предусматривается поэтапное повышение акцизов на коньяк с доведением их до размеров акциза на водку. К чему это приведет? Ответ очевиден! Раз государство не намерено проверять подлинность продукта, то есть бутылки с надписью «коньяк», то и жидкости коричневого цвета никуда не исчезнут. Только в них коньяка не будет, а будет та же подкрашенная водка. А производители настоящих ординарных коньяков просто не смогут конкурировать с производителями суррогата – слишком дорого и хлопотно производство настоящего коньяка. Куда легче произвести коричневую водку.

Настоящий казахстанский коньяк с прилавков просто исчезнет, но отнюдь не только он. Исчезнут виноградники (а сегодня для производства коньяка трудятся виноградари десятков  хозяйств на нескольких тысячах гектаров земли). А чтобы заложить виноградник и добиться стабильных урожаев, нужно не менее 10 лет напряжённого труда.

К слову, производитель элитного казахстанского коньяка компания «Бахус» фактически сам финансирует виноградники у нас, в Казахстане, чтобы они в конце концов не исчезли, чтобы в стране был свой виноград для производства коньяка из отечественного сырья, а не из привозных виноматериалов.

В чём эта поддержка выражается? Выращивание винограда на 1200 гектаров в Туркестанской области (то есть финансирование 60 крестьянских хозяйств). Это поддержка 27 фермерских хозяйств (300 гектаров виноградников) в Чундже, и 40 хозяйств (также 300 гектаров) в Сары-Агаше в ЮКО.

Но введение новых акцизов эти виноградники могут уничтожить. Исчезнут производства вина и коньячного спирта, а за ними – и коньячное производство. Производство с высокой добавленной стоимостью, о расширении которого в стране заботится правительство, если верить его заявлениям.

НЕ ОБ АЛКОГОЛЕ РЕЧЬ –О БЮДЖЕТЕ

А теперь о цифрах, которые приводят сторонники того, что, мол, повышение акцизов пополнит республиканский бюджет.

Общий объём акцизов за выпуск крепких напитков внутреннего производства должен составлять порядка 190 млрд тенге, из них на коньяк приходится – 1,2 млрд тенге. Уравняв акциз коньяка и водки, государство убьёт натуральный ординарный коньяк, а с ним технологическую цепочку вплоть до виноградников, но зато, как утверждают фискалы, может выиграть 11 млрд тенге в текущих ставках акциза.

Но мы-то точно знаем (и финансисты тоже), что результат будет совсем другой, а именно:

- Предлагаемое увеличение акцизов приведет к повышению цены на коньяк для потребителей на 30-35%, что в свою очередь приведет к сокращению рынка в три раза, точнее, на 75% согласно экономическому закону эластичности спроса!

- Большая часть мелких и средних производителей уйдёт в «тень», т. е. вообще ничего платить в бюджет не будет (нужно ли рассказывать, как это случалось в других сегментах рынка?).

В результате, в лучшем случае, собираемость акцизного налога останется на прежнем уровне, а с учётом исчезновения части предприятий производственной цепочки сократится!

Но, как показано выше, виноградарство не выдержит сокращения спроса, оставшиеся виноградники будут выкорчеваны, потеряны навсегда. На их месте фермеры предпочтут выращивать другие культуры, которые будут приносить им прибыль. По оценкам специалистов, в обороте останется 2-2,5 тысячи гектаров виноградников для нужд виноделия. И в соответствующих государственных структурах (пока не будем их называть), повторяем, знакомы с этими доводами (дабы там не сказали, что их в известность никто не поставил). И также знают они, что есть другой способ пополнения бюджета.

А именно, если государству позарез нужно 11 млрд тенге, то эти деньги можно получить, подняв акциз на водку всего на 5,5% (может пить её будут меньше?).

Конечно, такой простой и очевидный ход идёт вразрез с целями сторонников уравнивания акцизов. Потому что производители фальсификата до сих пор пользуются низким акцизом, продавая водку под видом коньяка. Но и эта проблема разрешима: низкий  акциз должны получить, во-первых, только аккредитованные производители, имеющие сертифицированную технологию и необходимое технологическое оборудование.

Во-вторых, станет ясно, что низкий акциз должны получать те, кто производит коньяк только из винограда, виноградного сока, виноматериала, коньячного спирта. Виноград производится у нас, остальное контролируется через таможню и складские остатки.

Фото: из газетных материалов

А ТЕПЕРЬ ДАВАЙТЕ ПОСЧИТАЕМ      

Конечно, это предложение связано с дополнительным контролем. Но, во-первых, реальных производителей коньяка в стране очень немного и контролировать их (по словам самих фискалов) одно удовольствие. Во-вторых, нужно ответить на простой вопрос: что для нас ценнее – удобство фискалов или наличие качественного продукта? Если учесть, что это и вопрос здоровья казахстанских потребителей, и поддержка отечественного сельского хозяйства, и поддержка подтвердивших свой уровень республиканских брендов.

Кроме того, следует по примеру минимальной розничной цены (МРЦ) на коньяк, ввести  минимальную оптовую цену (МОЦ), скажем, минус 25% от МРЦ, такая простая мера лишит искушения торговые сети продвигать фальсифицированный коньяк за сверхприбыль, а иначе, что уже и происходит, производители квазиконьяка поставляют в сети свою продукцию по цене 600-700 тенге за бутылку. А сети, следуя требованиям минимальной розничной цены, выставляют его на полку по 1400 тенге, т. е. имеют прибыль более 100%! Естественно, таким продуктам особое внимание, а натуральные коньяки задвигаются подальше. Как говорится, ничего личного, только бизнес!

Отметим, себестоимость фальсифицированного коньяка примерно в два раза ниже, чем у натурального.

Как видим, спасти прекрасный ординарный казахстанский коньяк, сохранить целую отрасль сельского хозяйства и одновременно избавиться от суррогата несложно. Первое – предоставлять право низких акцизов именно продуктам, произведенным из достоверно виноградного сырья, по сертифицированной технологии. Второе – завершить процесс фиксации минимальных цен, установив минимальную оптовую цену поставок для коньяков.

И наконец, с экономической точки зрения, коньяк на полке магазина (в отличие от водки) – продукт с высокой добавленной стоимостью. Для его производства используются земли и обустроенные виноградники, средства защиты растений, транспорт, первичная переработка выращенного винограда, производство по изготовлению бочек и бутылок, сложнейшие многолетние коньячные технологии. Только так рождаются признанные национальные бренды.

О наших казахстанских брендах, которых, как говорится, осталось совсем немного.

Производитель лучшего ординарного казахстанского коньяка компания «Бахус» обращается в Министерство финансов и Министерство сельского хозяйства Казахстана: «Сначала из Алматы исчезли серьёзные фабрики и заводы, и ушли они не в какой-то обещанный нам город-спутник, а вообще в небытие. Потом исчезли яблоневые сады в предместьях и на склонах гор, а с ними – апорт. Теперь бывший город яблок – город уже китайских яблок и узбекских овощей, которые почему-то дороже, чем в северной столице северного соседа (проверено). Исчезают зелёные тенистые дворы, старый раздольный центр. Вместо них – точечная застройка и пробки. Растворились вместе с трамваями даже вечные гранитные бордюры. И много чего еще – было, да сплыло. Сплыло под лозунгом бережной заботы о традиционных ценностях.    

Но вскоре Казахстан рискует потерять ещё один свой известный международный бренд – качественный казахстанский коньяк – из-за непродуманных действий фискальных органов, стремящихся пополнить республиканский бюджет любыми способами. Хотя для этого есть альтернативный путь, не грозящий серьёзными последствиями ни для производителей качественной продукции, ни для сельского хозяйства страны.

Мы обращаемся к ответственным чиновникам, отвечающим за эти направления экономики, ещё не поздно исправить ситуацию, давайте не упустим эту возможность.

Понятно, что бюджет тоже ценность. Ежегодная. Но бренд – ценность вечная

Марк ЛОТВИН

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых