Примерное время чтения: 4 минуты
81

Чип преткновения  

Судя по всему, лоббисты повального чипирования домашних животных приступили к очередному «наступлению». Похоже, в Казахстане надо чипировать не собак и кошек, а мошенников, которые все ищут, как бы срубить денег, да побольше. Тогда мы хотя бы будем знать, кого нужно обходить стороной [газетная статья].

Вчера прочитал увлекательное интервью с зоозащитником, членом республиканского общественного экологического совета при партии заложников AMANAT Сергеем Снегиревым. Он жаловался, что, несмотря на принятие закона «Об ответственном обращении с животными», проблема бездомных животных все еще остается актуальной, улучшений нет, перспектив тоже.

По словам Снегирева, в нашей стране нет культуры бережного отношения к бездомным животных из-за систем отлова. «Отлов должен работать не только по системе «отловил – уничтожил». Во-первых, нужно найти владельцев животных в изоляторе, если таковые имеются. Беспризорным животным нужно найти дом и хозяина, а вот агрессивных, к сожалению, усыпить. Это вынужденная мера. Чипирование – единственный эффективный метод идентификации животных. Я полностью поддерживаю эту систему. Как иначе определить, кому принадлежит животное?» – отмечает Снегирев.

И приступает к жесточайшим манипуляциям, заявляя, что «многие владельцы животных, ветеринарные службы и даже зоозащитники категорически против чипирования, это мнение сформировано участниками теневых процессов». К таковым он относит тесно работающих с отловами отдельных зоозащитников и тех, кто говорит, что чипирование это дорого и лоббирует интересы пенсионеров, которым это не по карману.

Не дают Снегиреву покоя и 245,4 млн тенге, которые выделены на 2023 год в рамках реализации норм закона «Об ответственном обращении с животными» по программе «022», в том числе по отлову бродячих животных и другим процедурам. Он считает, что на эти деньги можно содержать приют для животных достойного качества, причем не один год.

В типовых правилах отлова, временного содержания и умерщвления животных говорится, что животные должны быть умерщвлены медикаментозным путем. Однако, как утверждает Снегирев, это лишь на бумаге.

«Эвтаназия должна проходить двухэтапно. Первый укол вводит животное в наркоз, второй – для умерщвления. Но поскольку наркоз является наркотическим средством, его расхищают. Эвтаназия проводится в лучшем случае одним уколом, что достаточно сильно мучает животное».

По большому счету Снегирев обвиняет работников отлова в хищениях наркотических средств. Надеюсь, у него есть для этого веские основания, потому что статью за распространение заведомо ложной информации пока никто не отменял. А Снегиреву к уже имеющейся уголовке за мошенничество добавлять вторую как-то не пристало.

Да-да, член республиканского общественного экологического совета при партии AMANAT Снегирев Сергей Борисович в декабре 2018 года Алмалинским районным судом Алматы был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 190 ч. 1 УК РК («Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием») и получил наказание в виде одного года ограничения свободы. Этот милый человек формально через Центр занятости населения устроил на работу в ИП своей знакомой сестру и несколько приятелей. И полтора года получал за них зарплату по госпрограмме.

Я даже не буду спрашивать у AMANAT, кого они набирают в свои общественные советы, это вопросы без ответов. Но мне бы очень хотелось понять, почему через республиканское СМИ имеющий судимость за мошенничество гражданин лоббирует более чем сомнительный проект с повальным чипированием домашних животных?

Про платформу TAÑBA я писал уже несколько раз. И так и не услышал от Минэкологии, на каком основании частная компания получает функции госоргана и занимается контролем учета собак и кошек, регистрацией ветклиник, проведением чипирования и вакцинации и раздает удостоверения общественных инспекторов направо и налево? Кстати, та самая сестра Снегирева, судя по данным на платформе, тоже общественный инспектор.

После интервью Снегирева я еще сильнее хочу знать, как происходит закуп чипов: проводятся ли конкурсы, какие критерии применяются к поставщикам, кто отслеживает прозрачность процессов и проводит аудит? На самом сайте TAÑBA я этой информации не нашел. Даже в разделе статистики рубрики «Производители чипов» и «Импортеры чипов» пусты. Кстати, а поставщики остальных разрешенных видов идентификации где?

Или вот вопрос: как в реестре поставщиков и импортеров оказалось алматинское ТОО ASEM COM? Оно мало того, что отсутствует по юридическому адресу, является ответчиком по исполнительным производствам, а его учредительница находится в списке должников, временно ограниченных на выезд, так еще и включено в реестр недобросовестных поставщиков Евразийского электронного портала и признано недобросовестным участником госзакупок по 50 (!) договорам.

И после этого Минэкологии будет продолжать делать вид, что ничего не происходит? Может, новому министру Ерлану Нысанбаеву стоит вникнуть в этот вопрос? Окунуться, так сказать, в этот коррупционный омут и навести порядок?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)