Примерное время чтения: 9 минут
29

Чем дальше свет, тем тень длиннее

СЕГОДНЯ ПРОИСХОДЯЩЕЕ В ЭНЕРГЕТИКЕ КАЗАХСТАНА У ВСЕХ НА УСТАХ. МЫ ПОПРОСИЛИ ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМ ВИДЕНИЕМ СИТУАЦИИ В ЭТОЙ ОБЛАСТИ САКЕНА СПАХАНОВИЧА СЕЙДУАЛИЕВА, ИНЖЕНЕРА-ТЕПЛОЭНЕРГЕТИКА, КАНДИДАТА ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАУК [газетная статья].

КАК ЗАКАЛЯЛИСЬ КАДРЫ

– Сакен Спаханович, вы в энергетике человек сведущий, знаете эту отрасль и по опыту практической работы. Чтобы наши читатели имели представления о том, как готовились специалисты в прежние времена, расскажите немного о себе, о своём профессиональном пути.

– После окончания Казахского политехнического института, энергетического факультета по специальности «Тепловые электрические станции» с присвоением квалификации инженера-теплоэнергетика, я начал свою трудовую деятельность в государственном предприятии «Казэнергоналадка» в Алма-Ате.

Сакен Сейдуалиев.
Сакен Сейдуалиев. Фото: из газетных материалов

Возглавлял эту организацию первый казах, который окончил Московский энергетический институт с отличием, – Кежек Бершенович Искаков, человек энциклопедического ума, владевший как русским, так и казахским языками. Он был первым человеком для меня, кто импонировал как руководитель, и я считаю себя его учеником. Я не вылезал из командировок, побывав почти на всех электростанциях Казахстана, а также на некоторых станциях Российской Федерации. Был, например, на Троицкой ГРЭС в Сверловской области, на других станциях, которые работали на экибастузском угле. Моя задача была наладить режим работы котлоагрегатов в экономическом режиме. Скажу сразу, это была непростая работа: подниматься вверх к котлам высотой с трех-четырех-этажные дома, к тому же находящимся в горячем состоянии, чтобы снимать показатели котлоагрегата, которые соответствовали бы параметрам турбоагрегата. В эти годы, когда ездил по командировкам по всем теплоэлектростанциям Казахстана, я также параллельно преподавал предмет «Экономика организаций энергетики» на кафедре в Алма-Атинском энергетическом институте. Поэтому для получения более глубоких знаний я поступил в аспирантуру в Московский институт управления имени Серго Орджоникидзе, где моим научным руководителем был автор книги «Экономика энергетики СССР» д. э. н., профессор Евгений Оскарович Штейнгаус. Когда он умер, моим научным руководителем стал заведующий лаборатории Московского института горючих ископаемых, д. э. н., профессор Крапчин Иван Петрович.

– А что повлияло на ваш выбор дальнейших исследований в области энергетики?

– При выборе темы у меня была возможность направить свои усилия на более перспективные направления, связанные со всемирными энергетическими проблемами в области нефти и газа, глобальными топливно-энергетическими вопросами. Но тогда правительство Советского Союза ставило задачу развить гидроэнергетику в Сибири, а в европейской части страны развить атомную энергетику, тогда как в азиатской части – тепловую электроэнергетику на основе Экибастузского угольного бассейна. Поэтому я выбрал именно это, последнее направление, тема моей диссертации была о повышении экономической эффективности использования Экибастузского бассейна на электростанциях.

– Ну и, надо полагать, вам оказался полезен уже полученный практический опыт работы в Казахстане?

– Да, конечно. Надо отметить, всё, что я делал до этого, то есть практическая работа в «Казэнергоналадке», очень пригодилось мне в процессе научной работы на кафедре, где я числился как аспирант. Но учёба была для меня большой школой научного и педагогического роста. После защиты диссертации я вернулся в Казахстан, преподавал для руководителей предприятий и строительства, которые имели большой опыт практической работы, но им не хватало знания по управлению. Мне, молодому человеку, приходилось их знакомить с азами научного управления производством.

НЕ ТОЛЬКО ГЕГЕЛЯ ОТ БАБЕЛЯ, НО И ГИГАКАЛОРИИ ОТ КИЛОКАЛОРИЙ...

– Сегодня оказалось, что у нас столько «специалистов по энергетике», что даже удивительно, почему в этой отрасли всё так, мягко говоря, непросто. Понятно, что все эти «специалисты» таковыми являются на словах и, владея некоторыми профессиональными терминами, сидя на диване, делают «экспертные оценки» происходящего и даже дают советы, как нам исправить ситуацию. А что вы, как реальный и грамотный специалист, можете сказать о происходящих негативных процессах в казахстанской энергетике?

– Не было бы счастья, да несчастье помогло. Как началась череда аварий в Петропавловске, Темиртау, Степногорске, Балхаше, Караганде, Актобе, Риддере и, наконец, в Экибастузе, особенно последняя, всё это, что называется, резануло меня как инженера теплоэнергетики. Я бросился искать своих бывших коллег, в настоящее время, как я надеялся, работающих. Но оказалось, что многие уже ушли в мир иной, а немало и таких, кто далече от нас. И мне стало ясно, что ситуация с профессиональными кадрами в нашей энергетике очень проблематичная.

Как известно, энергетика является хребтом модернизации страны. Сейчас перед Казахстаном стоит архиважная и серьёзная задача в области модернизации в целом и в сфере энергетики в частности. Нам приходится пройти как бы между Сциллой и Харибдой, и это при нынешней нехватки высокообразованных кадров. Ведь порой, чего греха таить, немало у нас нынешних энергетиков, которые не только не отличают, как говорил президент страны, Гегеля от Бабеля, но и плохо представляют себе, чем отличается гигакалория от килокалории, не говоря уже об основе теплоэнергетики, первом и втором законах термодинамики.

– То есть, как всегда, кадры решают всё? Но готовить профессиональные кадры – это время, много времени. А его-то как раз у нас нет. Так ведь получается?

– Вопрос подготовки специалистов по городскому хозяйству, в сфере жилищно-коммунального обеспечения сегодня как никогда актуален. Казахстан стал страной городов, поэтому подземные городские коммуникации, улучшение обслуживания ими города, вопросы транспортных коммуникаций, в целом поддержание городской инфраструктуры на необходимом уровне – для всего этого нужны специалисты в этой области, причём часто это именно узкие специалисты с практикой. Сегодня под землей находится множество линий снабжения и обеспечения жизнедеятельности города. Поэтому остро стоит вопрос должного налаживания автоматизации процессов под землёй, потому что многое из труднодоступных мест отслеживается на расстоянии. На улицах казахстанских городов часто прорываются люки, всё труднее заранее предусмотреть состояние оборудования и установок. Эти проблемы обостряются по мере изнашивания существующего оборудования. Поэтому, конечно же, готовить кадры специалистов по городскому хозяйству нужно было, как говорится, ещё вчера, а может, и позавчера. И готовить их нам всё равно придётся. Может быть, и такие ветераны, как я, для этого пригодятся. Даже, думаю, наверняка ещё придётся послужить стране в качестве педагога и специалиста в своей области.

КТО ОТВЕТИТ ЗА ПРОВАЛ?

– Сегодня также много говорится о том, что изначально, после распада СССР, в Казахстане неверно провели распределение энергетических объектов между частными собственниками. И это, мол, привело к тому, что эти объекты остались без должного обслуживания и переоборудования. И как следствие, всё громче звучат призывы отказаться от результатов приватизации. Но даст ли это должный эффект? Как теперь поступить государству?

– Очень непростой вопрос. Сказать легче, чем сделать. Что касается оценки результатов приватизации энергетики, ответов на вопрос, что забирать государству, а что передать частному предпринимательству, то тут надо крепко взвесить всё, в том числе и такой аспект, как, например, конкуренция между станциями и сетями, на этот сложный вопрос почему-то мало кто обращает внимание. Здесь взвесить с аптекарской точностью невозможно. Думаю, нам нелишне присмотреться к соседям, какие имеются возможности взаимного сотрудничества в области энергетики. Как уже было сказано, что уголь Экибастузского месторождения очень дешевый, но его качество оставляет желать много лучшего. Для того чтобы улучшить процесс снабжения этим углем, давно предлагалось выбрать селективную выемку вместо валовой или построить обогатительную фабрику для повышения качества (но это обойдется в копеечку). Может ли частный бизнес потратить эту копеечку? А ведь это одна из насущных задач, решать которую всё равно придётся.

– Но есть также очень непростая тема, как атомная энергетика. Поможет ли она нашей стране или, как утверждают некоторые авторы, спасёт ли она нас от энергетического дефицита?

– Да, я считаю, что строительство атомной станции нам необходимо, но это опять же требует времени, а до этого строительства, до того, как новая станция будет введена в строй, нам всё равно надо будет платить угольщикам, ремонтникам, железнодорожникам, эксплуатационным. А потом мы должны учесть народную мудрость: скупой платит дважды. Всё равно придётся заказывать новые котлоагрегаты под уголь, никуда мы от этого не денемся. А как было сказано, зольность экибастузского угля не только большая, но ещё и абразивная, то есть хвостовая часть, котло-агрегата должна быть с очень твёрдым металлом. Обращают ли сегодня на это внимание? Хотелось, чтобы любая комиссия или любой аудит в сфере энергетики состоял бы из специалистов, знающих нашу отрасль и болеющих за нашу родину, а не отписывающих для галочки.

– Знающих и болеющих, это одно. У нас ведь помимо нехватки нормальных специалистов есть ещё одна более чем серьёзная проблема – наши кадры, а это далеко не только чиновники, очень падки, так сказать, на вознаграждения от сердобольных поставщиков и топлива, и оборудования, и прочих вещей. Быть может, поэтому у нас проводятся странные тендеры на закупку оборудования, избираются технологические схемы, которые у реальных специалистов, вроде вас, вызывают недоумение, и вообще энергетическая отрасль находится в столь проблемном состоянии?

– Коррупция в энергетике – отдельная тема. В информационных лентах иногда проходят сообщения о том, что, к примеру, руководство Экибастузской ГРЭС-2, а именно топовые менеджеры финансово злоупотребляли и пользовались своим служебным положением, чтобы сорвать куш. Это касалось также и республиканского бюджета. Причём финансовые злоупотребления касались самых разных сфер вплоть до махинаций по оплате гостиниц во время командировок... Это поражает, я даже не знаю, как всё это комментировать. Ну и, повторюсь, ситуация с энергетическими мощностями, которые не заменялись десятилетиями, разве это не наглядный пример не только безответственности, но и стремления некоторых руководителей сэкономить на ремонте и реконструкции электростанций? А ведь правительство при этом, также как и местные бюджеты, выделяли на всё это огромные деньги. И у меня вопрос: а где эти деньги и кто теперь ответит за то, что происходит с казахстанской энергетикой?

Сергей ЛЕОНОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых