Примерное время чтения: 7 минут
41

Цены слезы вышибают

ИЗОБИЛИЕ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ НА ПРИЛАВКАХ МАГАЗИНОВ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ РЫНКОВ СОЗДАЁТ ИЛЛЮЗИЮ ЕСЛИ НЕ ПОЛНОГО, ТО СУЩЕСТВЕННОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ БЫТИЯ СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКОГО КАЗАХСТАНЦА. ОДНАКО ОБМАНЫВАТЬСЯ ТУТ НЕ СТОИТ. В ЭТОМ ПЛАНЕ У НАС ДАЛЕКО НЕ ВСЕ ГЛАДКО. ВЕРНЕЕ, ВОВСЕ НЕ ГЛАДКО [газетная статья].

ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО У НАС РАСТЁТ. ВСЕГДА

У нас об этом почти никто не знает: как сообщила Продовольственная организация ООН, несмотря на предрекаемый рост дефицита продуктов питания по причине ожидаемого продовольственного кризиса, в июле этого года мировые цены на провиант снизились на 8,6% в сравнении с июнем. Это самое резкое падение с сентября 2008 года. Наибольший вклад в этот процесс внесли цены на зерновые – они снизились на 11,5% (!), на фураж – на 11,2%, на растительные масла – на 19,2%. А цены на молочную продукцию в июле снизились на 2,5%, на мясо – на 0,5%. 

Впечатляет? Вот только предсказатели голода и глобального продовольственного кризиса этого почему-то не объясняют. Но сейчас не об этом.

На фоне происходящего только Казахстан почему-то никак не хочет соответствовать этим трендам. У нас вообще с подорожанием на всё и вся дела обстоят как-то по-особенному. К примеру, если мировая цена на нефть растёт, у нас дорожает бензин. Если она падает, бензин у нас всё равно дорожает. А с ним и всё остальное.

При этом тенге катится вниз по наклонной на большой скорости в течение всех тридцати с лишним лет нашего дражайшего суверенитета. Обесценившись за время свободной от тоталитаризма жизни более чем в сто раз. И уже давно вошел в топ-10 самых слабых валют мира. А поскольку Казахстан, обретя самую большую ценность в виде политической независимости, по уши погряз в зависимость от импорта, то от курса красивой, но чахлой родной валюты напрямую зависят цены на прилавках.

Таким образом, наблюдая с неподдельной грустью за тем, как кривая роста стоимости продуктов питания, не говоря уже о товарах народного потребления, уходит все дальше и дальше в отрыв от кривой роста зарплат, даже самый отъявленный оптимист поневоле задумается над тем, что же нас ждет дальше. Тут и появляется душевная тревога. И прежде всего потому, что вариант снижения цен на что бы то ни было в Казахстане уже давно не рассматривается.

Можно сколько угодно рассказывать нам о бурлящих волнах индустриализации, о перспективах производства автомобилей и, может быть, даже самолетов, о нашем попадании в пятидесятку, тридцатку или даже прямо в десятку самых-самых конкурентоспособных стран мира. Но когда в течение всего периода нашей славной независимости еда постоянно дорожает, а зарплата не растет, потому что ее рост съедает инфляция, массовых рукоплесканий от этого, понятное дело, ждать не стоит.

Всё это может означать лишь три вещи: либо система не работает, либо министры у нас тупые, либо там наверху всем на всё стало просто наплевать. По той простой причине, что сделать они с этим ничего не могут.

Так что нам только и остается радоваться самой большой нашей ценности и терпеливо шагать в светлое будущее с мыслями о радужных перспективах. Что, собственно, мы и делаем уже четвертый десяток лет.

И в этом нам изо всех сил стараются помогать официальные источники в виде правительства, Нацбанка и т. д. Им, конечно, спасибо за пламенные речи, вселяющие уверенность в завтрашнем дне, за успокоительные цифры, отражающие рост нашей экономики, увеличение промышленного производства и объемов экспорта и так далее и тому подобное. Глядя на все это, разве можно не верить в то, что все у нас в любом случае будет хорошо? Вопрос только в том: когда?

А потому непонятно, как реагировать на столь позитивную информацию. Уже начинать плясать или всё-таки подождать, когда мы дойдём до светлого будущего? Если бы от этих красивых цифр снижались цены, тогда да, было бы весело. Но когда всё дорожает уже не каждые полгода, а каждый месяц, как-то не пляшется.

КРАСИВЫМИ ЦИФРАМИ СЫТ НЕ БУДЕШЬ

Итак, Национальный банк Казахстана предоставил очередную оценку платежного баланса за I полугодие 2022 года, согласно которой текущий счёт сложился с профицитом в 6,6 млрд долл. Об этом информировала пресс-служба регулятора. Сообщается, что переход текущего счета в профицитную зону связан с улучшением торгового баланса до 21,6 млрд долл.

«Экспорт товаров поддерживался устойчивым внешним спросом и высоким уровнем мировых цен на сырьё, в частности на нефть. Рост экспорта нефти и газового конденсата в сравнении с аналогичным показателем прошлого года составил 84,7%, или 11,4 млрд долл. Рост экспорта также отмечается по группе металлов – ферросплавам, меди, цинку, свинцу, алюминию», – сказал директор департамента платёжного баланса Нацбанка Азат Ускенбаев.

По его словам, импорт товаров вырос на 15,9% и достиг 20,7 млрд долл. При этом импорт вырос по всем основным группам: поставки промежуточных товаров – на 21,5%, инвестиционных товаров – на 8,7%, потребительский импорт – на 9,8%, в основном за счет увеличения ввоза непродовольственной продукции – на 16,4%. В структуре импорта рост ввоза показали такие товары, как сотовые телефоны, медикаменты, кузова и запчасти для транспортных средств.

«Доходы иностранных инвесторов увеличились на 26,9%, составив 13,5 млрд долл. Рост доходов к выплате зарубежным инвесторам обусловлен увеличением сырьевого экспорта ввиду концентрации иностранных инвестиций в горнодобывающей отрасли», – говорится в сообщении банка.

Также в банке сообщили, что итоговый платежный баланс за I полугодие 2022 года будет сформирован в конце сентября текущего года. Напомним, что текущий счет за первый квартал 2022 года сложился с профицитом и составил 2,2 млрд долл. Во втором квартале торговый баланс достиг максимального за последние восемь лет квартального значения в 11,7 млрд долл. (в I квартале 2014 года профицит составлял 14,5 млрд долл.). В I полугодии предыдущего года текущий счет сложился с дефицитом 2,8 млрд долл., а торговый баланс составил 9,1 млрд долл.

В общем, экспорт вырос, профицит бюджета имеется. Словом, всё, как всегда, прекрасно.

«СДЕЛАТЬ МАЛЕНЬКУЮ, НО ГОРДУЮ РЕВОЛЮЦИЮ»

Только есть тут одно большое «но». Никакими благими вестями, доносящимися из официальных источников, утробу не наполнишь. А вот стремительное падение курса национальной валюты с усилением ощущения подсоса в желудках имеет самую прямую связь.

– У нас более чем замечательная, сильная статистика по внешнеэкономической деятельности, – говорит финансист Адлет Алиев. – Более чем просто положительные торговый и платежный балансы страны однозначно говорят о том, что казахский тенге должен укрепляться день за днём. Но по факту мы видим совершенно обратную картину: тенге падает против доллара и, соответственно, против российского рубля.

– В чём причина постоянного безудержного падения?

– В том, что у нас до сих пор разрешён вывоз капитала. И все наворованные тенге автоматически конвертируются в доллары и переводятся заграницу. При этом бегство законно заработанных денег никто не отменял.

– Как с этим бороться?

– Путём введения полного запрета на вывод капитала. Именно постоянный отток денег из страны создаёт девальвационное давление на тенге и обедняет нашу экономику. Это, во-первых. Во-вторых, наши Нацбанк и правительство до сих пор целенаправленно проводят политику девальвационной модели казахстанской экономики. По этой модели тенге всегда дешевеет, несмотря на высокие цены на наш экспорт и положительный торговый баланс. Цель этой модели – недопущение развития национальной экономики и поддержание спроса на доллары и инвестирование в США.

– А с этим что можно сделать?

– Сделать маленькую, но гордую революцию – стать по-настоящему независимыми и перейти на инвестиционную модель развития национальной экономики. Сейчас самое время сказать дяде Джо, что мы уходим из американской долларовой системы и теперь работаем сами на себя.

– Вы серьёзно? Интересно, что об этом думают в руководстве нашей страны?..

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых