977

Были ваши, стали наши

Так откуда взялись и кому достались пять миллиардов ЕНПФ?

Редакция удостоилась претензии со стороны АО «АзияКредитБанк» после нашей публикации «Дело о пяти миллиардах» («АиФ – Казахстан» от 22.07.20). В письме, подписанном и. О. Председателя правления банка Д.С. Ариновым, от нас требуют опровержения не соответствующих действительности, по мнению автора, фактов, изложенных в публикации, и в случае если редакция этого не сделает, грозят привлечь нас к суду. Чтобы, как сказано в письме, защитить банковские честь и достоинство, а также взыскать с нас материальный ущерб, «причинённый распространением порочащих сведений». [газетная статья]

НИ ЧЕСТИ, НИ ДОСТОИНСТВА

Сразу бросается в глаза, что, несмотря на обилие в письме ссылок на нормы законов, постановления и решения судов, «юридическая чистота» и обоснованность требований к нам вызывают большие сомнения. Ведь даже начинающему юристу известно, что юридические лица, в отличие от граждан, не обладают ни честью, ни достоинством.

Вначале напомним, что речь в материале шла, главным образом, о том, где сейчас находятся деньги, принадлежавшие ранее АО «Единый накопительный пенсионный фонд», перечисленные банком на свой счет после возбуждения уголовного дела в отношении руководства фонда и г-на Б. Кенжебаева – собственника компании «Бузгул Аурум».

По данным следствия, Кенжебаев и ЕНПФ осуществили незаконную операцию по купле-продаже облигаций ТОО «Бузгул Аурум» на сумму 5 млрд. тенге, принадлежавших Пенсионному фонду, которые затем были зачислены на счет в АзияКредит банк. Впоследствии банк выдал уже Кенжебаеву такой же кредит, оформив от ТОО заклад в аналогичном размере, после чего эти деньги из ЕНПФ, так сказать, «ушли». Началось следствие.

То есть, как мы написали, банк без уведомления и согласия Кенжебаева, узнав о начале в отношении него расследования, стремясь избежать ареста счета, на который поступили эти 5 млрд. тенге, зачислилих в свою собственность.

Однако банк утверждает, что это было совсемне так. Заметим, что список обвинений банка в наш адрес состоит из 4 пунктов, в которых 1-йи 3-й, по сути, аналогичны, – банк отвергает неправомерность своих действий по перечислению 5 млрд. тенге на свой счет. Так что рассмотрим оба этих пункта.

Вначале цитата из письма АзияКредит банка (в этой и последующих цитатах нами сохранены орфография и стилистика оригинала): «Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Алматинского горсуда от 19.06.2018 г. установлен факт правомерности действий банка по списанию денег заклада в счет погашения обязательств Кенжебаева Б. С.»

Мы упоминали это постановление апелляционной инстанции. Также писали о том, что уголовный суд первой инстанции вопрос правомерности перечисления денег вообще не рассматривал. Апелляционный суд же по необъяснимым причинам, по сути, дополнил обжалованный приговор суда первой инстанции, чем, по мнению многих юристов, вышел за пределы своих полномочий.

Не случайно впоследствии, например, служба экономических расследований комитета госдоходов Минфина РК направляла в органы прокуратуры и городской суд ходатайство об исключении из постановления апелляционной инстанции выводов в части правомерности действий банка по списанию средств ЕНПФ в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

О них мы тоже писали – это проверка Нацбанка правомерности действий АзияКредит банка по списанию средств ЕНПФ. И именно результаты этой проверки подвигли службу экономических расследований предпринять свои действия, так как эти результаты содержали достаточно оснований для постановки вопроса об исключении из постановления суда выводов о законности действий банка.

Вот только непонятно, а в чем банк нас-то конкретно обвиняет? В чем наши выводы «не соответствуют действительности»? В том, чтоАзияКредит банк без уведомления и согласия Кенжебаева перечислил в свою пользу 5 млрд. тенге? Это неправда? Надеемся, что хотя бы факт перечисления этих денег действительности соответствует, так что на этом останавливаться не стоит.

А вот на том, как был уведомлен г-н Кенжебаев и как были перечислены эти деньги, необходимо остановиться подробнее.

«ОШИБОЧНО ВЫБРАЛА ТИП ДОКУМЕНТА»

3 октября 2018 года Национальный банк РК направляет председателю правления АО «АзияКредит банк» Б. Копешову предписание по итогам проверок выдачи банком займа Б. Кенжебаеву. И в нем, в частности, сказано: «Банком представлен скриншот переписки сотрудника Банка с Заемщиком (Б. Кенжебаевым. – Ред.) по мобильному приложению WhatsApp (с телефона сотрудника Банка).

Из представленного скриншота установить точную дату переписки, достоверно установить участников этой переписки и полномочия лица, выступающего от имени Банка, не представляется возможным. В этой связи невозможно однозначно утверждать, что Заемщик был уведомлен о возникновении просроченной задолженности в сроки, предусмотренные законодательством и договором, а также о необходимости внесения платежей по договору банковского займа.

Вместе с тем из данной переписки следует, что в нарушение требований пункта 1 статьи 36 Закона «О банках..» Банк не уведомил Заемщика о последствиях невыполнения Заемщиком своих обязательств в установленном порядке».

Далее в документе отмечается, что мемориальный ордер (а именно его использовал АзияКредит банк для перевода 5 млрд. тенге на свой счет) «не является платежным инструментом и не может быть использован для осуществления платежа и (или) перевода денег». И, наконец: «Соответственно, использование Банком при вышеуказанном переводе мемориального ордера является нарушением требований Закона «О платежах…».

В документе также перечислены другие нарушения банка при проведении данной операции, которые привести здесь мы просто не имеем возможности.

И, как вы думаете, банк с этими доводами не согласился? Отнюдь.

11 декабря 2018 года АзияКредит банк направляет Нацбанку «План мероприятий» по устранению причин, а также «условий, способствовавших совершению выявленных нарушений», где, помимо прочего, констатирует: «Работник филиала в г. Алматы, при проведении операции ошибочно выбрала тип документа в системе АБИС ИБСО».

В связи с чем АзияКредит банком были приняты следующие «корректирующие меры»: «Банком проведены работы по исключению использования вида документа «Мемориальный ордер» в платежных документах, связанных со счетами клиентов».

То есть сам банк фактически нарушение при переводе 5 млрд. тенге на свой счет признал. Так что соответствует наше вышеприведенное утверждение действительности или нет, пусть уж судят читатели. Мы же полагаем, что вполне соответствует…

ОЩУЩЕНИЕ ИЗМЫШЛЕНИЯ

Пойдем дальше.

«Статья содержит следующее измышление автора статьи» – так написано в другом разделе претензий в наш адрес, причем именно так и написано. Что же это за измышление – в «статье автора статьи»? А вот оно: «Б. Кенжебаев тут же берет в этом же банке – на личные нужды (!) – потребительский кредит в размере тех же 5 млрд. тенге без каких-либо 40 млн. И банк ему их дает!»

Но тут уж мы вынуждены, что называется, неловко ощутить чувство неловкости. Потому что ожидали, что нам укажут на непонимание тонкостей проведения финансовых операций.

Но получили мы следующее (напоминаем, цитируем точно по оригиналу письма): «Обстоятельства выдачи кредита и обеспечения его ликвидным залогом в виде заклада денег, 100%-но покрывающего сумму кредита, были изучены при проведении досудебного расследования и при рассмотрении уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций. Договоры банковского займа и заклада денег не были признаны недействительными в установленном законом порядке».

Мы, конечно, готовы понять утомительную сложность работы с деньгами, но вот связной логики между этими двумя фрагментами уловить так и не смогли. То есть Б. Кенжебаев не брал в банке потребительский кредит или банк ему кредит не давал? Или мы утверждали, что договор банковского займа и заклада денег под него был недействительным? Одно из двух, но где-то тут должно быть измышление…

ПЕНСИОННЫЙ ФОНД И ЕГО «БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ»

Ну и, наконец, кульминация. В письме приводится место из нашего материала: «И вопрос, где деньги казахстанских пенсионеров, «ушедшие» из государственного пенсионного фонда на счета одного частного банка? – остается открытым».

Но это все неправильно, считает АзияКредит банк, потому что (цитируем): «Представителями ЕНПФ на судебных заседаниях неоднократно указывалось, что средства, использованные на приобретение облигаций ТОО «Бузгул Аурум», не являлись средствами вкладчиков (пенсионеров). В связи с чем, данное утверждение также не соответствует действительности и подлежит опровержению редакцией».

Мы знаем имена этих «представителей ЕНПФ», которые выступали на судебных заседаниях, но пока называть их не станем. Имена этих, без сомнения, добрых и нежадных людей. Сотрудников, подчеркнем, некоммерческой организации со стопроцентным государственным участием. Организации, активы которой принадлежат государству и формируются из пенсионных отчислений его граждан. Граждан, которые платят за содержание этой организации из своих пенсионных накоплений.

И эти 5 млрд. тенге, – да, это активы ЕНПФ. Которые формируются за счет отчислений из пенсионных вкладов. Эти отчисления должны приносить инвестиционный доход, начисленный на взносы вкладчиков, это не комиссия ЕНПФ и не принадлежит ему на правах собственности. Иными словами, вкладчики Пенсионного фонда не занимаются благотворительностью в пользу сотрудников аппарата фонда.

Так что, деньги ли это пенсионеров или они принадлежат кому-нибудь еще, вопрос, думается, неуместный. Ну а если всё-таки допустить, что эти миллиарды «не являются средствами вкладчиков», то откуда они у Пенсионного фонда взялись? Или ЕНПФ тайно владеет нефтяными скважинами, золотыми рудниками, долями в мировых корпорациях. Но самое главное в этом обвинительном письме то, что АзияКредит банк не отрицает: эти деньги по-прежнему находятся у него.

Продолжение, судя по всему, следует….

Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество