Примерное время чтения: 4 минуты
70

Была ли рядом конституция?

Новость: согласно недавно принятому закону «О Конституционном суде Республики Казахстан» при выходе на пенсию его судьи будут получать ежемесячное пожизненное содержание. Однако меня заинтересовали не данная социальная привилегия для людей в мантиях (кстати, мантии для них будет шить тоже государство, – прим. авт.) и размер содержания, а явные противоречия между этим конституционным законом и самой Конституцией [газетная статья].

Давайте конкретно. Пункт 1 статьи 28 Основного закона гласит, что гражданину Казахстана гарантируется минимальный размер заработной платы и пенсии. То есть государство обязательно выплачивает пенсию любому своему гражданину. Теперь читаем закон о вновь созданном Конституционном суде (КС). В пункте 8 статьи 14 находим: судье КС, достигшему пенсионного возраста, выплачивается не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание.

Выходит, если государство гарантированно выплачивает пенсию любому своему гражданину, то гражданин Казахстана, работавший в КС и достигший соответствующего возраста, будет ежемесячно получать и пенсию, и пожизненное содержание?

Видимо, этот вопрос возник не только у меня, но и у людей, писавших данный закон. Словно спохватившись, они дописали в этом восьмом пункте, что судья вправе по своему усмотрению получать либо ежемесячное пожизненное содержание, либо пенсионные выплаты по возрасту или за выслугу лет.

Образно говоря, этот вираж законописцами был сделан с грубым нарушением правил – ни один закон, в том числе конституционный, не может изменять нормы Конституции. И уточнять тоже.

Если следовать букве Основного закона, то вышедшему на пенсию члену КС, чтобы получать ежемесячное пожизненное содержание и не получать вдобавок гарантированную государством пенсию, надо будет... отказаться от гражданства Казахстана!

Однако и с гражданством на так все просто в нашей Конституции. Вот существующее с 90-х годов ее положение (п. 3, ст. 10, – прим. авт.) о том, что за гражданином Казахстана не признается гражданство другого государства. То есть наш гражданин может иметь другое гражданство, но оно здесь, в Казахстане, признаваться не будет. Однако данная норма на определенном этапе государственного строительства не устроила некоторых парламентариев, и они обратились в Конституционный совет за разъяснением.

И тот политически четко растолковал, что конституционно-правовой смысл этого положения предусматривает неприемлемость у нас множественного гражданства, в том числе двойного. И закрепил сие толкование в своем постановлении со всеми вытекающими из него последствиями. В которых не повезло оказаться некоторым нашим соотечественникам, уехавших в 90-е в Германию, получивших там гражданство, но потом вернувшихся на свою родину как бипатриды.

Читатель, вы чувствуете разницу между «не признается» и «неприемлемо»?

Если внимательно вчитаться, вдуматься в наши законы, то в них надо много что толковать и объяснять. В том числе и в Основном законе пункт 3 статьи 6, где право собственности на землю, недра и другие природные богатства, которые наконец-то стали принадлежать народу, отчего-то от имени этого народа осуществляет государство. Читай: правительство. Но выступать от имени народа у нас пока могут только президент и парламент в пределах своих полномочий. Правительство такого права не имеет!

Или противоречие между статьей 26 Конституции, которая говорит, что у нас никто не может быть лишен имущества, иначе как по решению суда и статьей 255 Гражданского кодекса, где сказано, что, оказывается, можно лишить имущества и по решению государственного органа.

Отчего в наших законах сплошь и рядом несуразица, двусмысленность, противоречия? Глубоко убежден в том, что писать законы одним юристам доверять нельзя. Потому что они – ограниченные люди. Ограничены рамками своей профессиональной области. И за редчайшим исключением, не обременены достаточными знаниями в философии, логике, лексике, стилистике и некоторых других сферах знаний, без которых написать точный, ясный и понятный без всяких толкований закон просто невозможно. И совсем уж негодное дело, когда законописцы забывают заглянуть в Конституцию – святой для них документ.

Вспомнил святцы. Не могу не привести гениальные слова швейцарского философа Теодора Шварца: «Современные батюшки, правда, достаточно либеральные в этом отношении, и порой могут окрестить дитя именем, которое в православных святцах не значится, но ваши проблемы на этом не закончатся».

Боюсь, читатель, при таких законах и их толкователях нам всем трудно будет решать старые проблемы, как трудно будет решать и будущие.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых