340

Брат ты мне или Борат?

Наши земляки устроии акцию протеста даже в Нью-Йорке.
Наши земляки устроии акцию протеста даже в Нью-Йорке. © / из газетных материалов

Кто из казахстанцев бросил вызов Саше Барону Коэну

МНОГИЕ КАЗАХСТАНЦЫ ОТНОСЯТСЯ К НЕДАВНО ВЫШЕДШЕМУ ФИЛЬМУ «БОРАТ-2» КАК К НИЗКОПРОБНОЙ КОМЕДИИ, КОТОРАЯ ИХ НЕ КАСАЕТСЯ. ЕЕ ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ – ПРЕЖДЕ ВСЕГО В США. СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКИЙ АМЕРИКАНЕЦ, НЕ ОТЯГОЩЕННЫЙ ХОРОШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ, НЕРЕДКО ВОСПРИНИМАЕТ ЭПАТАЖНЫЕ ФИЛЬМЫ БРИТАНСКОГО КОМИКА КОЭНА КАК ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ. [газетная статья]

Казахстан же при этом несет большие репутационные потери. Ведь в фильме даже во время промоакций активно и неуместно используются государственные символы нашей страны. Среди тех, кто не намерен с этим мириться, – Гаухар Нуртас, актриса и кинопродюсер, почетный консул Казахстана в Лос-Анджелесе, которая уже 17 лет работает в Голливуде.

Гаухар Нуртас
Гаухар Нуртас.

– Гаухар, казахстанцы, которые живут в США и других западных странах, пожалуй, находятся на передовой движения против фильмов Саши Коэна. Обращались ли вы в госструктуры Казахстана, чтобы сверить позиции?

– Я обращалась к нашим дипломатам, но суть их позиции такова, что государство не желает вступать в борьбу с продюсерами Саши Барона Коэна и с крупнейшей в мире торговой интернет-платформой «Амазон», которая занимается распространением фильма. В этом плане мы предоставлены сами себе.

Мое мнение – борьбу за честь страны необходимо вести всеми силами. Со стороны государства жизненно необходим действенный и креативный международный пиар на постоянной основе. Все-таки мир сильно изменился с 2006 года, когда вышел первый фильм, в котором Коэн начал издеваться над имиджем Казахстана. В этом году США буквально сотрясло из-за массовых движений против расизма и дискриминации. Особенно сильным это движение, «пробуждение» (как они сами это явление называют), случилось в штатах, где наиболее сильны позиции демократов. Есть информация, что Саша Коэн активно продвигает их взгляды. Но при этом он совершает акт этнического присвоения, «культурного стирания» граней дозволенного, что идет абсолютно вразрез с идеологией демократов.

ПОЧЕМУ КОЭН ВЫБРАЛ КАЗАХСТАН? ПОТОМУ ЧТО ПО ОПЫТУ ПЕРВОГО ФИЛЬМА ЗНАЛ, ЧТО ЕМУ ВСЕ СОЙДЕТ С РУК. ОДНАКО ТО, ЧЕМ ОН ЗАНИМАЕТСЯ, – ЭТО СЕЛЕКТИВНЫЙ РАСИЗМ, СОЗНАТЕЛЬНОЕ УНИЖЕНИЕ НАРОДА И ЗАМЕНА ИДЕНТИФИКАЦИИ НАШЕГО НАРОДА ФАЛЬШИВКОЙ.

– Что вы имеете в виду, употребляя словосочетание «культурное стирание»?

– Это термин, который используется американскими индейцами для возвращения своей идентификации, уличении «белых» в присвоении культуры индейцев через использование их одежды, атрибутики в целях развлечения. Благодаря этому движению индейцы сумели отстоять свои права в США и изменить общественное мнение.

У нас, казахстанцев, сложилась схожая ситуация. В нашем случае Саша Коэн ворует атрибутику государства – национальный флаг и герб – и использует ее в своих целях, откровенно опошляя наши символы государственности. Только для Казахстана это особенно чувствительно, так как большинство западных людей не только не представляют себе, как мы живем и какая у нас культура, но думают, что Казахстан – это выдуманная страна. А многие из тех, кто знает, что наше государство действительно существует, полагают, что казахстанцы именно такие, какими их рисуют в своих фильмах авторы «Бората». А они показывают наш народ как дикое отсталое общество неграмотных людей, занимающихся инцестоми пьющих лошадиную мочу...

Создатели картины достаточно грамотно выбрали страну, у которой на Западе не было практически никакого пиара. О Казахстане за рубежом, и особенно в США, знают в основном те, кто работает в сырьевых секторах экономики. Большой негативный пиар нам создал фильм «Борат» в 2006 году. Последствия этой картины для живущих в Америке ощущались очень сильно. Казахстанцев стали ассоциировать с Боратом. Наши дети стали предметом издевательств и преследований в школах. Нам, женщинам, приходилось постоянно отвечать на пошлые шутки. Это влияние ощущалось и в других странах. Например, в Кувейте на Гранпри по спортивной стрельбе организаторы вместо гимна Казахстана включили его пародию из фильма о Борате.

– Расскажите подробнее, что именно происходило с нашими соотечественниками в Америке после выхода первого фильма о Борате в 2006 году?

– Например, моей дочери Элле в 2006 году было всего семь лет. Она терпела жесткие издевательства в школе. Доходило до того, что ей приходилось драться. Представьте, маленькая хрупкая девочка дралась за то, чтобы называться казашкой. В мой адрес также много раз звучали насмешки. Вообще, я не злопамятна. Но мне запомнилась такая шутка, как: «У тебя есть брат? Какие у тебя с ним отношения?». Понятно, что эти намеки связаны с темой инцеста, так жестко используемой Сашей Коэном в его фильмах. Для нас, казахов, у которых существует особый культ семьи, это издевательство звучит особенно обидно.

НАШ ОТВЕТ «ФАЛЬШИВО-ПРОКАТЧИКАМ»

– Как казахстанцы, живущие за границей, отреагировали на фильм «Борат-2»?

– Наши ребята создали движение #cancelborat, и многие поддержали его. Этот хештег был придуман и запущен двумя молодыми людьми – Тиной Байнаковой (Нидерланды) и Адлетом Ахметовым (Швеция). Эти талантливые ребята входят в нашу небольшую группу, активно работающую над кампанией #WeAreNotYourJoke (для Запада) и #QazaqMazaqEmes (для казахстанцев). Мы рассказываем западному обществу о всех негативных последствиях фильмов «Борат» для нас, представляющих собой этническое меньшинство в западном мире.

Группа наших соотечественников в Нью-Йорке под руководством профессионального боксера и полицейского из США Димаша Ниязова (он тоже входит в нашу группу) вышла на манифестацию с плакатами на Манхэттен. Пусть их было немного, но поверьте мне, ребята очень точно выразили мнение казахстанцев, живущих и обучающихся в США. Казахская диаспора в Америке составляет около 50 тысяч человек.

– Вы написали письмо в «Амазон Прайм» с просьбой остановить показ фильма. Но можно ли представить, что такое произойдет в США?

– Премьера фильма проходит на фоне недавних протестов Black Lives Matter в защиту темнокожих, когда в Америке у всех буквально горела земля под ногами. Представьте, если бы этот фильм вместо Казахстана использовал название и атрибутику другой страны, из Африки или Латинской Америки, чьи многочисленные выходцы живут в Штатах? Их бы просто съели собственные либерально настроенные толпы соотечественников, и фильм бы не вышел.

Какая личина подойдет к этой маске?
Какая личина подойдет к этой маске?

Почему Коэн выбрал Казахстан? Потому что по опыту первого фильма знал, что ему все сойдет с рук. Однако то, чем он занимается, – это селективный расизм, сознательное унижение народа и замена идентификации нашего народа фальшивкой. Поэтому мы совместно с Казахско-американской ассоциацией (Washington DC) написали письмо в «Амазон Прайм» и подробно описали все пагубные последствия фильма для нашей нации и сообществ, живущих за пределами Казахстана, являющихся этническими меньшинствами. Дали им понять, что эксплуатация образа нации ради выгоды в конце концов выставит «Амазон» наизнанку истории. Когда-то им придется это признать и за это ответить. Мы хорошо понимали, что вряд ли получим реакцию, но не могли молчать.

– Насколько действенными в деле продвижения реального имиджа страны были ваши фестивали «Казахстан: калейдоскоп картин» и «Тенгри: калейдоскоп культур»?

– Они проходили на самых престижных площадках Лос-Анджелеса и давали достаточно полную картину о стране. Мы показывали лучшие казахстанские фильмы, устраивали выставки, ярмарки народного творчества, проводили концерты этномузыкантов. Благодаря таким акциям у жителей Калифорнии появилась возможность познакомиться с культурой нашей страны. Но у жителей большинства штатов, особенно в центральной части страны, нет шансов более подробно узнать о Казахстане. А ведь у нас есть что рассказать и что показать!

Наш народ очень талантлив, и казахстанцам нужно объединять усилия. Не только в борьбе с негативом, но и в продвижении страны. К примеру, объединив усилия с режиссером Аканом Сатаевым и его группой, мне удалось создать партнерство с крупной американской компанией «Арклайт», и фильму «Томирис» теперь обеспечен выход на самые крупные кинорынки мира. Это произошло впервые в истории независимого Казахстана.

– Вы работаете в киноиндустрии много лет. Почему вы поддержали кампанию против фильма?

– Потому что это нарушение наших прав и нанесение большого урона не только народу в целом, но и многим из нас в частности. С самого начала я поддержала кампании #cancelborat и #boycottborat. Теперь вхожу в группу активистов, имена которых вы можете прочесть в описании к нашему первому подкасту на английском языке. Он вышел 23 октября как на видео (YouTube), так и в аудиоформатах. Мы создаем контент для соцсетей, придумываем слоганы. Нам, казахстанцам, нужно заполнить интернет-пространство контентом, уличающим Сашу Коэна и «Амазон Прайм» в сознательном унижении нашего народа, в создании ложного имиджа, в нанесении морального ущерба в целом и каждому из нас в частности. А главное, в двойных стандартах, не идущих в ногу со временем и с либеральными ценностями. Наше послание должно быть единым. Например, движение Black Lives Matter в течение десяти лет было очень последовательными в своей риторике и добилось успеха.

– Как бы отреагировали в США, если б казахстанцы сняли подобный фильм об американцах?

– Уверяю вас, американцам было бы все равно. Все дело в том, что у США мощная репутация. И даже сто таких фильмов не испортят имидж их страны. Но для Казахстана, у которого не было серьезного PR, нет правильного образа в глазах западного зрителя, это принципиальный вопрос и очень серьезный ущерб имиджу нашего народа и нашего государства. И если мы ничего не будем предпринимать, выйдет «Борат-3» и продолжатся дикие парады полуголых мужчин вокруг памятников Борату на фоне казахстанских флагов и национального герба.

Олег БЕЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество