177

Бегущие по волнам

Почему родной дом становится для детей чужим?

СДЕЛАЙТЕ УСИЛИЕ И ВСПОМНИТЕ СЕБЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ. ЕСЛИ ПЕРЕЖИЛИ ЕГО, НАХОДЯСЬ В ПОЛНОЙ ГАРМОНИИ С САМИМ СОБОЙ И ОКРУЖАЮЩИМ МИРОМ, ВАМ СИЛЬНО ПОВЕЗЛО. НО ЭТО БУДЕТ СКОРЕЕ ИСКЛЮЧЕНИЕМ, ЧЕМ ПРАВИЛОМ. ГРУБИШЬ, СТАНОВИШЬСЯ АГРЕССИВНЫМ В ОЖИДАНИИ УДАРА, КОТОРЫЙ НИКТО НЕ СОБИРАЕТСЯ ТЕБЕ НАНОСИТЬ. СТРАДАЕШЬ ОТ ПРЕДПОЛАГАЕМОЙ НЕКРАСИВОСТИ И ГОТОВА БЛАГОДАРНО НЫРНУТЬ ПОД МЫШКУ ПЕРВОМУ ВСТРЕЧНОМУ, ЛИШЬ БЫ И ДАЛЬШЕ СЛЫШАТЬ ПОХВАЛУ ПО ПОВОДУ СВОЕЙ ВНЕШНОСТИ. А ТАМ ХОТЬ ТРАВА НЕ РАСТИ… ВОТ УЖ КОГДА МЫ ЦЕПЛЯЛИСЬ ЗА КАЖДОЕ «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС», ЦЕНА ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ И ТЕМ БОЛЕЕ ОСТАЛЬНОЙ ЖИЗНИ КАЗАЛАСЬ ТУМАННОЙ И БЕССМЫСЛЕННОЙ. ПОДОБНЫЕ ТРАВМЫ, К СЧАСТЬЮ, С ГОДАМИ РАССАСЫВАЮТСЯ. ИХ ПРОСТО НАДО ПЕРЕЖИТЬ. А ЭТО СОВСЕМ НЕПРОСТО. [газетная статья]

Практически ежедневно в полицию и к волонтерам поступают просьбы о помощи в поисках детей. Если малыши, как правило, потерялись по семейному недосмотру, то более старшие сознательно скрываются в неизвестном направлении, и счет их ежегодно идет на сотни…

МАУГЛИ XXI ВЕКА

В столичный Центр адаптации детей (ЦАН) Турсунхан первый раз попал три года назад. Это его настоящее имя, которое пришлось долго выяснять. Как и фамилию. Та, которую подросток назвал, не пробивалась ни по каким базам. Сотрудники центра прибегли к помощи социальных сетей, и вскоре обнаружились родственники со стороны матери ребенка. Оказалось, что он назвал ее девичью фамилию.

Впрочем, официальных личных данных у него по-любому не было. В ту пору двенадцатилетний ребенок шел по жизни без свидетельства о рождении. Чтобы Турсунхана задокументировать, понадобилось два месяца, в течение которых он пребывал в центре. Отмывался и отъедался. Пришлось делать запросы в роддома, где предположительно могло произойти его появление на свет, в загсы разных регионов. Родительница Турсунхана ситуацию не только не проясняла, но еще более запутывала. Никаких концов так и не обнаружили, но по ходатайству ЦАНа мальчишка приобрел наконец юридический статус и вошел в ряды граждан Казахстана.

Если один пробел в его судьбе худо-бедно удалось восполнить, то в остальном – полный провал. Сейчас Турсунхану почти шестнадцать, из которых он ни дня не учился в школе. По-прежнему живет то у бабушки, то в новой семье матери, но чаще, стрельнув у случайных доброхотов немного деньжат, едет в столицу. Здесь слоняется по базарам-вокзалам, иногда в стае таких же бедолаг, и часто подворовывает. Если неудачно, то дело заканчивается административным судом и штрафами семье. С целью исправления Турсунхана попробовали отправить в Актау, в школу для детей с девиантным поведением. Оттуда через полгода вернули, обнаружив у пацана серьезное заболевание сердца. И то сказать, кому хочется брать на себя такие риски…

-

ЦАН теперь слился с местным детским домом, объединению дали трогательное название «Центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации». По части реорганизаций наша педагогическая система преуспела. Вот только в судьбе Турсунхана все без перемен, его по-прежнему, в основном по ночам, полицейские доставляют к воспитателям, которые встречают, кормят, звонят в Экибастуз недовольной родне, а та искренне не понимает своей вины в искалеченной судьбе парня. Впрочем, в этой истории куда ни кинь, напорешься на виноватого. Тут и соседи, и участковый, и детская поликлиника. И те, кто уверяет, что со всеобщим образованием у нас полный ажур.

ДЕТИ АРБАТА

Хорошо, что в стране у нас набирает силу самоорганизация сознательных граждан. Яркий пример – волонтерское движение. Одна из его веточек выросла под Алматы в поселке Панфиловский, где живет Дильмира Блац, руководитель общественной организации Lider. kz. Филиалы у «Лидера» есть во всех регионах Казахстана, связь между ними такая, что в любой час дня и ночи каждый координатор, получив сигнал тревоги, принимает боевую стойку.

Дильмира Блац.
Дильмира Блац.

Диля включилась в поисковую работу, когда в их поселке пропала пожилая женщина, почтальон, которую все знали и любили. Округу прочесывали несколько дней, а искать уже было некого… Над почтальонкой совершил дикое злодейство родной внук. Группу добровольцев-поисковиков это происшествие не только ужаснуло, но и сплотило. В итоге у полиции Талгарского района, а также Алматы и Алматинской области появились надежные помощники. «Лидер» заключил с силовиками меморандумы, где прописаны все взаимные права и обязанности.

Дильмира сокрушается: в конце лета очень много подростков– беглецов. Их как прорвало перед началом учебы. Те, кто склонен к регулярным побегам, на волонтерском сленге именуются «бегунками», остальные – «потеряшки». Вот очередная ориентировка: год рождения 2006-й, белый топик, белые штаны, белые мокасины, ушла из дома 30 июля. Через два дня «ангел» обнаружится у родной бабушки, которая сообщит волонтерам радостное известие. А они до этого успеют «отработать» Арбат, два парка в центре Алматы и парк Первого Президента. Расстояния между квадратами поиска – будь здоров!

Кстати, Арбат у «потеряшек» и «бегунков» – одно из любимых мест. Они там тусуются: танцуют, бродят около художников, кое-кто жалостливо пристает к прохожим с просьбой дать денежку, хоть полсотни тенге на автобус, а то к мамке не на что доехать. В хорошие дни доходит тысяч до тридцати. Деловые…

Как докопаться, понять: что их несет по перекатным волнам несовершеннолетней жизни? Впрочем, первая задача – найти и вернуть в биологическую семью. Остальное – работа психологов, с которыми у волонтеров и полицейских имеется безусловная связь. Но в начале поиска у родителей приходится выяснять, к чему больше склонен ребенок. Одни готовы часами просиживать в компьютерных клубах, другие в поисках тишины могут податься в горы, третьи любят топать куда глаза глядят. Эти наводки помогают. Лишь бы только беглец не оставил прощальную записку, от которой даже у самых бывалых волонтеров цепенеет все внутри… Но и тогда необходимо надеяться на лучшее. Нередко лихим приемом дитя, манипулятор и шантажист, решает добиться покупки крутого айфона, в чем ему накануне было отказано.

«ПОТЕРЯШКА» – НЕ ДВОРНЯЖКА

Мнение Софьи Абильдаевой, детского врача-психиатра; профессиональный стаж – 17 лет, ведет прием в Центре психического здоровья г. Алматы:

– Оценивая семьи по уровню материального благополучия, мы не поймем истинных причин такого поведения детей. В семье важен внутренний климат. Часто у ребенка есть все, что душа пожелает, а он стремится из дома во все тяжкие, не брезгует и воровством. Исходя из опыта, вижу причину в родительском неумении взаимодействовать с детьми, что чревато их невротическими расстройствами и даже суицидальными наклонностями, рост которых, к несчастью, увеличивается. Побег, асоциальные поступки – это очевидная демонстрация. Ребенок хочет обратить на себя внимание: я же есть, почему вы не видите меня?

Софья Абильдаева.
Софья Абильдаева.

Цифровизация стала индикатором семейных взаимоотношений. Родители ругают сына или дочь, что те часами не выпускают из рук гаджеты. Но ведь и сами при каждом удобном случае зависают в социальных сетях, без конца шлют кому-то эсэмэски. Почему же дети должны вести себя иначе? Все, что происходит с ребенком после 12 лет, не связанное с психическими заболеваниями, с пограничными состояниями, является «отзеркаливанием» поведения взрослых. На приеме часто слышу: «Я же его кормлю-пою, одеваю, учу, вот неблагодарный!» Тогда спрашиваю: «Чем вы отличаетесь от детского дома? Там нынче государство тоже всем обеспечивает воспитанников».

На улице ребенок, обделенный вниманием родных, находит компанию, пусть плохую, но с возможностью живого общения. В 98 процентах именно его отсутствие у себя дома становится причиной детского бродяжничества. В иных семьях домашние животные больше привлекают к себе внимание, чем дети.

Надо создавать простые ситуации, они же самые верные. Например, вместе гулять по вечерам. Когда идешь по парку или по улице, обязательно заметишь что-нибудь любопытное, мелочь, которую можно обсудить с ребенком – вот вам и диалог. Кстати, я заметила, сейчас все больше молодых семей гуляют вечерами с детьми, правда, в основном с малышами. Надо, чтобы с их взрослением это продолжалось.

Или установить традицию общих ужинов, хотя бы пару раз в неделю. Каждому найдется дело – от резки овощей до мытья посуды. А за столом опять же разговоры по душам. Не «с ножом к горлу» – давай выкладывай, что там у тебя, – а с душой, исподволь. Не столько, может быть, узнав от ребенка, сколько почувствовав из интонаций, по выражению лица.

Еще один очень важный совет от профессионала. Не бойтесь обращаться за помощью к детскому психиатру, если чувствуете, что ситуация с ребенком выходит из-под контроля. К сожалению, к нам в центр, как правило, родители приводят чадо в сопровождении директора школы или инспектора по делам несовершеннолетних, именно официальные лица становятся инициаторами визита. Когда дело дошло уже до опасной черты.

Страхов быть не должно, принудительная постановка на учет ребенку не грозит. Консультации и при необходимости коррекция никоим образом не отразятся на его дальнейшей судьбе. Гораздо опаснее пропустить начало, а тем более развитие опасного психического заболевания.

На всякий случай запомните наш горячий телефон: +7 (727) 376 56 60, связь круглосуточная, консультации для всех и в анонимном режиме.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых