aif.ru counter
31

Абонент всегда доступен

Пришло время, когда утопии становятся нашей жизнью?

Все знают, что после терактов 11 сентября 2001 года реальность во всем мире изменилась. Появились новые спецслужбы с новыми полномочиями, новые нормы были введены на вокзалах и аэропортах. И они остались уже навсегда. Как было до 11 сентября, многие уже подзабыли.

[газетная статья]

Это надолго или навсегда?

В те же годы начали разрабатываться и внедряться новые технологии слежки (surveillance), всеобщего надзора государств и корпораций над гражданами, пользователями, читателями и клиентами. Сбор и использование данных начались именно тогда и за прошедшие двадцать лет вышли на новый уровень. Но тем не менее всеобщий надзор появился, хотя и не стал абсолютным.

После 11 сентября границы не закрылись, самолеты не запретили и люди в целом, наоборот, стали гораздо чаще летать. Но теперь мы уже не мыслим без аэропортов, в которых не стоят магнитные рамки, и никто из нас не протестует против просвечивания наших тел и физических досмотров перед посадкой на лайнер. Это считается необходимым и вошло в повседневную жизнь.

Нечто подобное происходит сегодня. Имеется в виду уже внедрение технологий слежения за людьми, например с помощью мобильных телефонов. Подчинение электронным устройствам в личной жизни и утечка личных данных и раньше вызывали беспокойство. Но до этого информация о перемещениях, поисковых запросах и покупках пользователей использовалась продавцами и рекламодателями и, как утверждается, была обезличена. Теперь же доступ к личным данным получает некий большой брат, чего, по крайней мере в большинстве стран мира, раньше не наблюдалось.

Причем в качестве аргумента внедрения гаджетов во все сферы жизни есть довольно весомый довод: в Китае и Южной Корее приложения для слежения за населением доказали свою эффективность в борьбе с распространением коронавируса.

К примеру, китайское приложение Health Check отслеживало передвижения владельца, его контакты и определяло, мог ли он быть инфицирован. На основе этого оно генерировало QR-код, который либо предписывал не выходить из дома неделю, либо давал зелёный свет на передвижение.

В Южной Корее обязывали людей, помещенных под карантин, устанавливать на свой телефон программу, которая посылала властям сигнал каждый раз, когда принудительная самоизоляция нарушалась. За выход из дома без телефона тоже грозили штрафные санкции.

Аналогичные, но пока что еще менее строгие меры вводятся и в других странах: например, в соседней России, где для выхода из дома также понадобится QR-код.

Весь этот шок от пандемии когда-нибудь, несомненно, останется в прошлом. Но останется ли после нее повсеместно введенная и опробованная в масштабах целых стран «умная» система слежения и контроля граждан? А вы представьте себя на месте руководителя, скажем, региона или города. Понравится ли вам такая система управления? Когда можно довольно эффективно отслеживать поведение масс и даже воздействовать на него, не применяя ни силовиков, ни спецслужбы, ни тотальную пропаганду.

Когда каждый индивидуум, что называется, как в пробирке и о нем можно узнать если не все, то очень многое. Узнать достаточно, для того чтобы и он, индивидуум, знал: вести себя нужно соответственно. Так себя вести, чтобы то, что о тебе знают, не использовали против тебя же.

Вот твой IP, иди домой

Как хочется отрешиться от этой пресловутой конспирологии, то есть от так называемой теории заговоров. От мании во всем видеть происки некоего мирового правительства, глобальной закулисы и таинственных, зловредных проектировщиков вселенского порядка. Но ведь, согласитесь, рассуждения обо всем подобном становятся чуть ли общим местом. Особенно когда слишком многое из происходящего вокруг просто не поддается логическому, разумному объяснению.

Мой сосед, человек в годах, живет один, его посещают взрослые дети, ухаживают за ним. Проработал всю жизнь технарем, то есть вполне образованный и разбирающийся в жизни современник. На днях встретил его в соседнем сквере на прогулке, поинтересовался, как ему все происходящее.

– А мне даже нравится, – ответил он, – правда, сидеть дома надоело. А так сколько домашних дел переделал, книги читал, даже рисовать начал.

Спросил его мнение по поводу всей это цифровизации, гаджетов и чипизации.

– Не знаю, у меня сотовый телефон старенький, кнопочный, да и тот дети убедили завести, чтобы быть на связи постоянно. Телевизор я стараюсь не смотреть, особенно новости. Все там как-то неопределенно. Живу как бы прежней жизнью…

– А компьютером пользуетесь?

– Ой, сын тоже убедил поставить, научил, как пользоваться тем и тем. Но тоже особенно не балуюсь им. Это не мое. Я старомоден, меня это все не коснется – чипы и прочее.

– Вас, может быть, и не коснется, а детей ваших?

Тут он немного задумался.

– Детей – да. Они уже без этого не могут. Да и внуки тоже. Ну а что в этом страшного? Мне сложно, им будет просто. Я об этом не думаю.

А и то верно, чего тревожиться? Люди и так живут неплохо.

Тебя всегда можно реально найти по IP и вычислить? Да, неприятно, но ведь ты не преступник и бояться тебе, казалось бы, нечего?

Ты с удивлением вспоминаешь о том времени, когда сам решал, идти ли тебе на работу или нет, вызывать врача или нет. А теперь, если у тебя повышенная температура, тебя можно принудительно подвергнуть той форме домашнего ареста, которая отработана в период «большого шока». Ну… тоже неприятно.

Не надо нагнетать, скажете вы, все равно это когда-нибудь кончится. А кто вам сказал, что кончится? Эпидемия – да, она не может продолжаться вечно. И карантин тоже. Но, надо полагать, вместе с ними кончится и прежний мир. И прежде всего мы говорим сейчас о системе тотального контроля и эффективной цифровой слежки. Уж слишком она для кого-то хороша. И удобна. И отношение к этому постепенно можно изменить.

Наглядный пример: поведение населения и его реакция на ограничительные меры во всем мире. Даже в так называемых передовых странах было продемонстрировано: демократические формы правления, права человека, концепция правового государства – все это может быть отменено без риска для власти с использованием формулы «необходимости обеспечения безопасности» и «ценности человеческой жизни».

Цифровизация по Гитлеру

Женщина, назвавшаяся Жанной, пишет в сети (теперь нам без этой сети буквально никуда), стилистику и орфографию мы сохранили:

«Я вот о чем подумала. Перед лицом страха за свою жизнь человек готов отдать часть своей личной жизни, а иногда и свободу, лишь бы спастись.

И да, когда грозит опасность, а ты даже не видишь врага, это разрушает все. Личные планы на будущее, ведь оно становится неясным, работу, ведь надо самоизолироваться, чтобы выжить, постоянно уделять внимание самозащите, ведь все против тебя. Ведь если человек нарушает самоизоляцию, он уже враг и изгой, потому что... Потому что – что, собственно? Если человек разносит на обуви грязь, он может помыть обувь, если человек носит «опасность для окружающих», то какую опасность он носит, если он не болен? Я знаю какую. Он, возможно, болен, потому что уже сейчас ясно, да никто и не скрывает, что заразятся и переболеют все. Это не секрет, об этом твердят везде из любого уличного фонаря и кухонного чайника. Так зачем же тогда отслеживать тех, кто не болен? Непонятно. Если человек не создает толпу, если люди соблюдают дистанцию, зачем их всех «цеплять на пропуска» и спецкоды с отслеживанием? В моем «больном» от всего, что происходит в мире, воображении происходят непонятные вещи, которые не поддаются никаким заверениям из радиоутюгов. Ведь все прекрасно понимают, что у многих завтра уже, по сути, не будет. Нет, оно придет, конечно, но только другим, не тем завтра, в котором были хоть какие-то планы. И конечно же, поголовная слежка «в наших интересах» останется и никуда не денется. Те, кто слабее, уйдут первыми, что и происходит, это не закончится и потом, когда придут последствия этого всемирного преследования «больных и нарушающих». Нарушающих что? Нарушающих забирать свою свободу, работу, право на выбор. А будет ли потом этот самый выбор, ребятки? Я сомневаюсь, мы уже под колпаком. Колпаком невидимой власти, и я боюсь этой власти, возможно, угроза реальна. Есть ли жизнь после пандемии? Боюсь не для всех, а для тех, кто успеет приспособиться, а таких не так уж много... Или я схожу с ума? Не думаю. Посмотрим, что будет после этой «войны», возможно, я ошибаюсь, по крайней мере мне хотелось бы думать, что это мое заблуждение».

Что бы вы ей ответили? Бред, маразм, психоз? Жанна, вам надо лечиться? Ну, во всяком случае слова ее – глупость, наверняка скажут очень многие. Ведь так называемая «электронная культура» сделала жизнь такой удобной, что от этих удобств мы никогда не откажемся. Мы уже навеки привязаны к техническим средствам, что уже не можем ехать на машине без навигатора и чувствуем дискомфорт, если забыли дома телефон. Так что, Жанна…

Напоследок просто интересный факт, на который наткнулся, читая в карантине на днях в одном отнюдь не публицистическом, но научном издании: Томас Уотсон-младший, один из руководителей компании IBM, в 1937 году получил высочайшую награду от Гитлера – орден заслуг германского орла.

За что? За работу филиала его фирмы в Германии: там была создана вычислительная машина, которая помогала вести учет цыган и евреев с целью их дальнейшего уничтожения, – им присуждались определенные номера, с которыми потом работали в концлагерях.

Это ведь тоже форма цифровизации?..

Сергей Козлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество