249

Зеркальное отторжение

 «Нур Отан» провела акцию, смысл которой многим до сих пор непонятен, но последствия могут быть серьезны.

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ЦЕЛЯХ, МОТИВАХ, РЕЗУЛЬТАТАХ И ПОСЛЕДСТВИЯХ ПРАЙМЕРИЗ ПРАВЯЩЕЙ ПАРТИИ. [газетная статья]

Виктор ВЕРК: Наверное, ни одно внутриполитическое событие у нас в стране не вызывало столько шуток, анекдотов, откровенного ёрничества, как вот эти прошедшие выборы одними нуротановцами других. Квазипартия провела квазипраймериз, хотя сразу было понятно: те тысячи самовыдвиженцев, которые собирались въехать в парламент и маслихаты на плечах «Нур Отана», останутся не у дел.

Виктор Верк
Виктор Верк Фото: из газетных материалов

Сергей КОЗЛОВ: Соглашусь лишь в одном: далеки они от народа. Но очень хотят, чтобы народ так не считал. Это я образно, никого не хочу задеть, ни народ, ни «Нур Отан». Праймериз – дело внутрипартийное, казалось бы. С другой стороны, «Нур Отан» – по сути, единственная публичная организация в стране, которая способна хоть как-то формировать внутриполитическую повестку дня. Повторяю: хоть как-то… Кто-то говорит в связи с этим об имитации политического процесса, кто-то считает, что это лучше, чем ничего. Но проблема в том, что никакие другие общественные организации на эту повестку не влияют. Поэтому все внутрипартийные акции «Нур Отан» – это, мягко говоря, не только ее касается.

Сергей Козлов
Сергей Козлов Фото: из газетных материалов

ВИКТОР ВЕРК: «ПРАЙМЕРИЗ ТОЛЬКО ПРЕПОДНОСИЛИСЬ В НАРОДНОЙ «УПАКОВКЕ».

В. В: Но давай подробнее об этой кампании. По существу, она преследовала две главные цели – декларируемую и действительную. Первая состояла в том, чтобы доказать: «Нур Отан» состоятелен как политическая сила, даже без такого мощного двигателя, каким все прошлые годы выступал создатель партии – первый президент Н. Назарбаев. Но привычка перестраховываться сыграла свою роль, и вместо реальных лидеров общественного мнения в победителях праймериз оказались акимы, ректоры вузов, действующие депутаты маслихатов из числа лояльных местной власти коммерсантов и, наконец, функционеры самого «Нур Отана». А вторая цель – обеспечить первому зампреду партии Бауыржану Байбеку необходимую базу для последующего избрания спикером мажилиса и далее попытки изменить внутриэлитный расклад сил в пользу тех, кого не устраивают реформаторские посылы президента К.-Ж. Токаева. Достижение и той и другой цели реального участия народа не предполагает.

С. К.: Вот видишь, ты сам подтвердил: происходящее внутри «Нур Отана» важно для всех, именно там формируется во многом эта пресловутая внутриполитическая повестка. Чего, повторяю, отнюдь не скажешь о других партиях, которые хоть и почти номинально, но все же в стране существуют.

В. В.: О каких других партиях ты говоришь? За последние 10 лет в стране вообще не стало партий в классическом смысле этого слова. Все шесть политобразований, зарегистрированных Минюстом, включая то, о котором мы с тобой говорим, в свое время были либо спроектированы в Акорде, либо ею же «перевербованы» (как ОСДП). Последней партией, мало-мальски отражавшей интересы части общества, была Компартия еще абдильдинских времен…

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «ЕСЛИ ПАРТИЯ НЕ ИМЕЕТ ВЛАСТНЫХ ПЕРСПЕКТИВ, ОНА МАЛО КОГО ИНТЕРЕСУЕТ».

С. К.: Извечный вопрос: а почему эти политобразования «либо спроектированы в Акорде, либо перевербованы»? А как же, опять без обобщений, «глас народа»? Его поддержка, его самые активные представители? Или лишь действующая власть определяет в стране, кому политической деятельностью заниматься, а кому нет? Получается, что «Нур Отан» – показательная модель нашего общества. Помнишь известную статью одного известного вождя «Лев Толстой как зеркало русской революции»? Так вот, «Нур Отан» – это наше зеркало. Со всеми его свойствами. Мы в него смотрим, и оно нам не нравится. И уж совсем раздражает солидное обрамление в виде роскошной рамы, которая, на наш взгляд, совершенно неуместна, потому что зеркало, как нам кажется, кривое. А оно обычное и довольно честное, если такое определение к зеркалу применимо.

-
- Фото: из газетных материалов

В. В.: Где же ты видишь «честное зеркало»?! В этом как раз «кривом зеркале» отражается ровно то, что хотят в нем видеть его создатели. И мы тут совершенно не при делах. А знаешь почему? Потому что у «Нур Отан» никогда за всю его историю не было полноценных соперников. Не искусственно созданных спарринг-партнеров, обрамляющих сегодня его парламентское большинство, а реальных политических оппонентов. Такая рама действительно была бы роскошной, ибо доказывала бы право «Нур Отан» называться полноценной парламентской партией.

С. К.: Ты рассуждаешь совсем как наши многочисленные «доценты с кандидатами» – сиречь, эксперты, политологи с аналитиками. Они получили богатую пищу для словесного пиршества, на котором смакуют поданные яства, ругая при этом главного повара: мол, гадость ты приготовил, там недосолил, там специй не добавил, а там и вовсе продукты несвежие. А вы приготовьте сами, ну хотя бы простой, но питательный и вкусный омлет. И каждый день на завтрак добавляйте в него что-нибудь такое, чтобы каждый раз он казался вам и вашим домочадцам чем-то необычным. Проще – создайте что-нибудь свое. И не просто свое, а такое свое, чтобы было вкусно, питательно и полезно для всех. Получится? Получится у вас создать такую партию, которая, став партией власти, – подчеркиваю, не «клубом по интересам» – сохранит и свои вкусовые качества, и питательность, и полезность? Что, нелепо звучит?

В. В.: На нашей политической кухне повар уже давно только один. Других попросту не допускают к плите. И его безальтернативное меню вызывает у большинства едоков либо отрыжку, либо полное отсутствие политического аппетита. И эту тенденцию праймериз лишь усилили. Повторю, в числе их триумфаторов не оказалось лидеров мнений – ни офлайновых, ни сетевых. Хотя тот же г-н Байбек в бытность акимом Алматы уделял блогерам повышенное внимание. Чуть ли не ежедневно проводил совещания с разбором их постов. Конечно, этих людей трудно считать реальной политической силой, но их появление в «омлете» могло хоть отчасти пробудить аппетит избирателей. Ты же понимаешь, народ у нас голосует не за партсписок, а за узнаваемых людей из него.

 С. К.: Я нисколько не оправдываю коллективного «повара», возвращаясь к моей метафоре. Он как пианист, который играет как умеет: стряпает разносолы так, как может. Из тех продуктов, которые имеет, и с теми приправами, которые доступны. Только комбинирует по-своему. Но повар знает: любая партия «в его ресторане», если она станет «главным блюдом», то есть властной, тут же привлечет в свои ряды тех, для кого эта власть смысл существования. Потому что она у нас главный бизнес. Это неизбежно диктует все правила политической кулинарии. Если партия не имеет властных перспектив, она мало кого интересует. А вот «Нур Отан» – это не клуб, где, как говаривал незабвенный Виктор Степанович Черномырдин, «можно только языком», тут ставки реальные. И любая партия – подчеркиваю, любая – стоит только ей превратиться во властную, будет «Нур Отаном». Они все жаждут стать «нуротанами». Им только кажется, что они никогда не будут походить на «Нур Отан», что они чище, честнее, демократичнее. Но как в китайской сказке, стоит только прикоснуться к магическому золоту убитого тобой дракона, как сам…

В. В.: Вот мы и подошли к главному, мой метафоричный друг! Штука в том, что наши другие партии вовсе не хотят стать «нуротанами». Их, включая самые «оппозиционные», вполне устраивает роль, которую известный политэксперт Дастан Кадыржанов называет «подлым пулом». Они готовы исполнять бутафорские функции парламентской оппозиции, не имеющей никаких реальных связей с оппозицией уличной. Понятное дело, представителей последней нет и в списках праймеристов-победителей. А ведь именно присутствие «улицы» в мажилисо-маслихатовских партсписках «Нур Отан» хотя бы отчасти оправдало бы саму процедуру праймериз.

С. К.: Мог бы тебе ответить словами одного из сетевых активистов Жангельды Сулейманова, который в своем посте написал: «Народу пофиг на праймериз-маймериз! народу нужны сегодня уже работа, жилье, безопасность, медицина, образование! Или даже вчера это было все нужно. А болтовня уже всем надоела». Вот он – глас народа?

В. В.: В очередной раз повторяю: праймериз только преподносились в народной «упаковке». Сулейманов прав, народу действительно пофиг. Но только до тех пор, пока роль парламента в реальной политике сводится к функции «нотариальной конторы», придающей правительственным законопроектам легитимность. Но сегодня прав у депутатов становится все больше. И когда они напрямую будут влиять на ключевые решения правительства – на то же финансирование социалки, – народ начнет интересоваться результатами выборов, пытаться повлиять на них.

С. К: Ну, когда еще это будет!.. Давай «на пока» констатировать так: политический процесс у нас все же идет, как бы кто произошедшие праймериз ни называл. Идет по-нашему, не по-белорусски или по-кыргызски (не приведи господи). Исход этих праймериз закономерен. Плохо это или не очень плохо?

В. В.: Вообще-то, оценивать закономерное – не самое плодотворное занятие. Предлагаю дождаться съезда «Нур Отан» и оглашения ее партсписка. Вот тогда и станет ясно, родила ли гора хотя бы мышь…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество