93

Замысел – ещё не точка…

Книга о времени, которая ещё не написана

В 2005 году мы решили «сообразить на троих». Втроем написать книгу. Набросали предисловие от авторов. В нем всё объяснялось. [газетная статья]

«МЫ ВОВСЕ НЕ ПРЕТЕНДУЕМ НА ТОЧНОСТЬ»

Вот вариант совместного книжного замысла:

«Каждому из нас есть что сказать, вспоминая и оценивая прожитое. Каждый благодарен собственной судьбе, предоставившей шанс жить интересно, реализовать себя. Личный фотограф президента, корреспондент «Правды» и редактор «Казахстанской правды», премьер-министр правительства. Эти наши должности позволяли часто быть в эпицентре всех тех событий, на которые так богата история современного Казахстана. У каждого за спиной свои причины и поводы тихо гордиться собой, как и личный опыт разочарований и прозрений – куда от них деться…

Нам показалось, что, если объединить все, что мы знаем, что видели, как помним и понимаем события и людей, а также оспорить друг друга, мозаика получится более многоцветной. Так родилась идея книги, написанной тремя перьями и одним фотообъективом.

Сразу оговоримся: даже соединив нашу память, архивы и эмоции, мы вовсе не претендуем на точность и полноту осмысления всего произошедшего. Что это только разноголосица мнений свидетелей и участников событий, пытавшихся их анализировать. Конечно, мы не беспристрастны, как могли, пытались избавиться от гипноза предвзятости, конформизма уж точно не отбывали ангажемент. Зачастую связанные протоколом, мы хотим рассказать и о том, что было «за кадром».

Словом, писали книгу, какую хотели написать. Надеемся, это будет интересно уважаемому нами читателю».

…А эту записку-памятку соавторам (и себе) я написал, когда мы в принципе договорились о начале работы над книгой. Самому интересно теперь, что на деле получилось. И права ли поговорка: если хочешь насмешить Бога, расскажи о своих планах? Итак:

«Содержательно книга должна вместить в себя несколько взаимопроникающих тем и пластов. Участие в главнейших событиях пред- и реформенной поре жизни Казахстана. Свой формат и свой взгляд. Обезличенный авторский текст – как подход к теме раздела, потом – побольше «я».

Фото: из газетных материалов

ЭПОХА ПЕРЕМЕН

Например, декабрь 1991 года, смерть Союза, создание в Алма-Ате СНГ. Глазами, словами, фотоснимками, эмоциями, оценками премьера правительства РК, корреспондента «Правды», фотокора КазТАГа. Картина с трех точек зрения, с трех уровней информированности. При этом выходя на обобщения: причины развала Союза, отношение к этому тогда и сегодня, как бы жизнь у каждого состоялась, не будь этого…

Другими такими событиями могут быть: антиалкогольная кампания, декабрь 1986 года, ГКЧП, Кунаев - Колбин, выборы президента Назарбаева, правительственные программы разных лет, введение тенге, деловая активность (приватизация, инвесторы), Казахстан в ООН, 40-летие целины, забастовки шахтеров, эхо дефолта в России, разгон парламентов, начало Астаны… И другие знаковые события.

Другой пласт – темы. Например, возрождение церкви. (Вознесенский собор, роспись его, колокола на звоннице, владыка Алексий…)

Или – партийное строительство. (Компартия республики самоназвалась соцпартией. Народный конгресс Казахстана О. Сулейменова. ПНЕКи СНЕКи и прочие партии. Потом – «Отан» и в плоть до сегодняшнего дня).

Или – зарождение национальной буржуазии (младотюрки), история создания первоначальных капиталов – темна ввода в облацех. Что, кстати, скажет бывший премьер Терещенко о кредитах, которые выдавались под гарантию его правительства? Разделение общества, люди благополучные и социальные аутсайдеры, как сгладить противоречия.

Или – исход из Казахстана русских, немцев, украинцев.

Причины, динамика, атмосфера. Когда побеждает национализм, проигрывает нация. Перекосы в кадровой политике. Традиции совместного общежития удержали страну от раздирая, толерантность окрепла. Ассамблея народов Казахстана. Какие русские остались? Русские Казахстана. Без предлога «в».

Или – за рождение медиа рынка. От трех газет-монополистов – к полифонии изданий, каналов, радиостанций. Полифония часто превращается в какофонию. Первые новоделы, история «Каравана», сегодняшняя борьба с монополизмом.

Интересным может быть раздел (глава?) о казахстанском парламентаризме. Его можно подать через Марата Оспанова, через судьбы других гвардейцев, а также «проходимцев» и аксакалов парламента. Кто говорил о «взяткоёмких» законах?

Другой блок – персоны. Рассказы на три голоса о: (без хронологии, вперемежку или отталкиваясь от тем, событий) Кунаеве, Байкене Ашимове, Сембаеве, Асанбаеве, Ельцине, Полежаеве, Кажегельдине, Сосковце, Жандосове (Санжаре), Нуркадилове, Полторанине, Сарсенбаеве, Кулагине, О.Сулейменове…

Разумеется, о Назарбаеве. О президенте, как о главном ньюсмейкере, во многих, если не во всех частях книги, штрихами, с хорошо известными только нам подробностями. Не повторяя общедоступного, давно сказанного, так сказать хрестоматийного уже, достойно и с уважением, но без приторного славословия. А общий посыл может быть такой: Назарбаева до сих пор никто до конца не знает. При всей его раскрученности и открытости, он – «terra incognita».

-
- Фото: из газетных материалов

ВРЕМЯ РАССУДИЛО?

Пост главы правительства, приступившего к реформам государства…

Обязанности и возможности корреспондента «Правды» и редактора «Казахстанской правды»…

Служба в должности личного фотографа Президента… …позволяют нам сегодня, оглянувшись, многое достаточно качественно вспомнить…

Больше личного, очень личного. Тогда книга получится.

Набросал план одной главы, условное название – «Застой». Потом «разговорим» её. «Нам пытаются подбросить…» В этой главе – поговорить о том, что было названо «эпохой застоя». Если вспомнить, то это определение брежневской эпохи впервые прозвучало на пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 года. Генсек Горбачев говорил об «идеологии и психологии застоя». Но и тогда, в атмосфере обязательного «одобрямса», не покидало легкое недоумение: в Казахстане-то какой застой? И, если говорить о статистике, и в жизни застоя не наблюдали. (Хорошо об этом говорил недавно Байкен Ашимов, многолетний глава правительства).

Нет, не ностальгирую. Да, многое отжило, мешало, было фальшивым, вызывало горький смех (анекдоты пышным цветом расцвели). Тюменскую нефть на распыл, на идиотизм поддержки «братских» партий. В земельном вопросе расщедрилась власть самого большого в мире по территории государства всего-то на шесть соток на «неудобьях» (и то какая отдача!)… И т. д. и т.п.

Но вот именно в те годы Казахстан стал Казахстаном. Как говорил Кунаев, появилось пять Казахстанов, имея в виду новые города, отрасли промышленности… Цифры, факты, картинки…

У каждой из «братских республик» в «Союзе нерушимом» была своя ниша. Или – амплуа. Казахстан, как и ныне, источник сырья. Москва говорила: не надо вам четвертого передела, дайте сырье, получите в ответ все. Разумно? Время рассудило? Сейчас какая кооперация?

Сыграл Казахстан и другую роль, отнюдь не придуманную и не фальшивую. Он стал школой интернационализма, братства, лабораторией дружбы народов – это не просто красивая метафора. Строительные студотряды, целина, Байконур… Сколько по всему бывшему Союзу, во всех новых государствах найдется людей, чьи лица прояснятся при воспоминании о работе в ССО по всему Казахстану, на уборке хлеба целинного…

Перейдем на личности: когда Брежнев работал в Алма-Ате, был нормальным, вменяемым, добрым, работоспособным. Его дружба с Кунаевым, авторитет первого секретаря ЦК КП – как факторы успешной жизни республики в условиях централизованной экономики…

Ну и так далее. Декабрь 2005 г.»

...Не получилось в силу разных причин. Ушел из жизни Иосиф Львович Будневич, увлекся бизнесом Сергей Александрович Терещенко. Я – другими издательскими проектами. Так что на троих легче сообразить, сев за стол обеденный, а не письменный. Но оцените красоту замысла!

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество