Примерное время чтения: 4 минуты
39

Взаимный кредит оптимизма  

Пресс-служба правительства решила подвести итоги ещё не закончившегося года. Подведём некоторые итоги и мы [газетная статья].

Нужно сказать, что экономика дважды за последние годы попала под сильные внешние шоки. Во-первых, пандемия, которая привела к резкому снижению деловой активности в мире, падению производства, снижению товарооборота, а заодно вызвала, скажем так, сильный стресс у населения и институтов.

Во-вторых, начавшиеся в прошлом году военные действия на Украине. В принципе, январские события в Казахстане явно были их первыми залпами, но благодаря усилиям руководства страны и наших союзников по ОДКБ попытку госпереворота и риск полной дестабилизации региона удалось быстро предотвратить. Война привела к санкционному противостоянию, что вызвало сильнейшее расстройство инвестиционной, логистической, финансовой систем.

Понятно, что национальная экономика, сильно зависящая от внешней конъюнктуры, очень болезненно перенесла эти удары. Многие планы и стратегии были сорваны. А к войне на Украине добавился еще и конфликт на Ближнем Востоке, и рост напряженности в Юго-Восточной Азии. Вместе с тем объективности ради нужно признать, что казахстанская власть смогла достаточно энергично противостоять этим ударам (хотя на уровне классической модели управления «планирование – реализация – контроль» ситуация менее позитивна, что компенсировалось энтузиазмом).

Отметим беспрецентную внешнеполитическую активность (в первую очередь лично президента Токаева), направленную на минимизацию угроз для Казахстана, расширение сотрудничества с глобальными и региональными сверхдержавами, находящимися в конфликте друг с другом. Это не только сократило негативный эффект воздействия санкционного противостояния, но и дало новый импульс логистическим проектам «Восток – Запад» (ТМТМ) и «Север – Юг», причем не противопоставляя их друг другу, а грамотно сочетая в интересах наших и соседских.

Казахстан успешно обыгрывает возможные конкурентные проекты, а заодно наращивает «инвестиционный фронт», привлекая к себе проекты, привязанные с логистикой, вынуженные релоцироваться в Казахстан, а заодно и запуская программы развития энергетики, как традиционной, так и зеленой.

Деловая активность выросла, реализованы многочисленные проекты, как крупные, так и локальные. Имеется неплохая статистика внешней торговли и инвестиций. Правительству удалось сократить инфляцию (может, и не так сильно, как об этом докладывалось, но все же существенно). Летом наконец-то рост реальных доходов населения вышел в плюс (ранее его упорно съедала инфляция).

Ситуацию в энергетике пытаются исправить программой «Тариф в обмен на инвестиции» (хотя следовало было бы ужесточить прежде всего госэнергонадзор), и правительство регулярно втягивается в академический спор насчет того, что первичнее – рост тарифов или рост цен.

«Самрук» пока перестал болтаться под ногами, в то время как регулярно критикуемые нацкомпании «КМГ» и «КТЖ» показывают достаточно неплохой уровень работы. Идет большая работа по демонополизации экономики и возвращению незаконно выведенных активов. Тут, конечно, вопросы больше политические и чреватые скандальностью, но в целом государство постепенно выдавливает на периферию «олигархический» стиль управления экономикой.

Социальный блок остается наиболее проблемным. Ситуация в сфере образования и особенно здравоохранения не внушает оптимизма, а министры этого блока вызывают все больше и больше вопросов. В Минздраве откровенно не хватает профессионализма и здравомыслия. Есть и неоднозначная оценка результатов программ создания новых рабочих мест: профильные госорганы упорно демонстрируют нежелание отвечать на критику главы государства, ВАП и экспертов по поводу того, что большинство рабочих мест временные или фиктивные.

Есть полемика по оценке уровня бедности или, скажем, закредитованности. Во втором случае нужно подходить более вдумчиво, разделяя кредиты от бедности или глупости с кредитами, которые население берет, с тем или иным расчетом. По сути, толком не измерен и уровень теневой экономики, в котором обитает немалая часть невидимых доходов.

В правительстве можно отметить высокую трудоспособность таких замов Смаилова, как Скляр и Жумангарин. Не бегают от проблем Жамаубаев и Дуйсенова. Хотя, конечно, шесть вице-премьеров – это несколько многовато, но с другой стороны, выросло и число министерств. Тут, кстати, хочу отметить, что не согласен с тезисом о «раздувании аппарата». На самом деле наличие большего числа специализированных ведомств повышает качество и профессионализацию управления.

Данияр Ашимбаев, политолог

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых