Примерное время чтения: 8 минут
133

Выборы досрочные. Насколько точные?

Давно ожидаемое событие свершилось. Указ президента Республики Казахстан К.-Ж. Токаева от 19 января 2023 года подвел черту под недолгим существованием мажилиса парламента РК 7-го созыва, избранного 10 января 2021 года и досрочно распущенного 19 января 2023 г. О том, что за этим стоит, наша беседа с Талгатом Исмагамбетовым, ведущим научным сотрудником Института философии, политологии и религиоведения КН МНВО РК, кандидатом политических наук [газетная статья].

СЕПТИМАТ БЕЗ ОБНУЛЕНИЯ

– Талгат, возможно, из-за некоторой аполитичности широкой казахстанской общественности не слышно громких голосов с вопросами об актуальности происходящего?

– Думаю, общественность как раз осознаёт, почему сегодня почти все выборы в стране досрочные. Прошедший 2022 год настолько изменил ситуацию, что избрание новой нижней палаты парламента РК из области предположений перешло в разряд логичных и ожидаемых.

Талгат Исмагамбетов.
Талгат Исмагамбетов. Фото: из газетных материалов

Вспомним, что в послании народу Казахстана от 1 сентября 2022 года президент РК Касым-Жомарт Токаев предложил провести внеочередные президентские выборы осенью 2022 года и ввести семилетний срок президентства (септимат) вместо нынешнего избрания на пять лет.

В тот момент новый электоральный цикл получил сигнал на старт, и внеочередные парламентские выборы в мажилис, нижнюю палату парламента РК, были намечены на следующий год. Важность социальных и экономических перемен, по мысли президента, в том, что перезагрузка политической системы «позволит нам в дальнейшем сконцентрироваться на решении долгосрочных задач по обеспечению устойчивого экономического роста, повышению благосостояния и качества жизни граждан». Дата 19 марта 2023 года ознаменует собой избрание нового состава мажилиса парламента Республики Казахстан и будет завершением нового электорального цикла.

– Почему, на ваш взгляд, не состоялись выборы в мажилис по «горячим следам», за президентскими, например, осенью прошлого года? Чтобы не тянуть с перезагрузкой.

– Тут есть ряд обстоятельств. После января 2022 года было немало пертурбаций в самой партии власти, затем настал черед поправок в Конституцию Республики Казахстан. Вспомним, что в июне прошлого года на республиканском референдуме были приняты изменения в Конституцию Республики Казахстан. Согласно новой редакции, в состав мажилиса входят 98 депутатов вместо 107, ибо исключён пункт об избрании 9 депутатов от Ассамблеи народа Казахстана. Теперь 98 депутатов избираются по смешанной избирательной системе: 30% – по одномандатным территориальным избирательным округам и 70% – по партийным спискам по системе пропорционального представительства на территории единого общенационального избирательного округа. Иными словами, 29 – одномандатников и 69 – по партийным спискам.

Перезагрузка началась, по сути, с принципиального решения – с центральной оси государственной системы Казахстана, с переизбрания К.-Ж. Токаева в ходе внеочередных выборов президента Республики Казахстан. Но уже на семь лет и с однократностью этого септимата. Стояла задача – убрать тень елбасы над нынешним президентом Республики Казахстан.

В ОЖИДАНИИ КРЕАТИВА

– Готова ли к таким новшествам партийная система?

– Указ о роспуске мажилиса и назначении выборов его нового состава как раз и выявит её способность аккумулировать и выражать в парламенте Республики Казахстан интересы социальных групп, составляющих казахстанское общество.

С марта 2022 года перемены коснулись и партийной системы. Внеочередные съезды партии «Нур Отан» привели к её переименованию в «Аманат». Ей предстоит бороться за 29 мандатов.

Из прежних шести партий осталось пять, партия «Адал» вошла в «Аманат». Наконец, в декабре 2022 года в стране зарегистрировали экологическую партию «Байтак» и буквально накануне назначения новых выборов – «Республику». Остальным кандидатам на регистрацию предстоит пройти административный барьер.

– Это реально?

– Не скрою, трудно преодолимо… Судя по наличию нескольких сопредседателей в «Республике», налицо повторение пройденного – институт сопредседательства и отсутствие сильного лидера. Как будто предлагается повторение недавних выборов президента Республики Казахстан: у сильного кандидата от власти весьма слабые оппоненты.

С точки зрения простого казахстанского избирателя, партии принципиально мало отличается друг от друга. Разве что именами и послужными характеристиками их лидеров. Избиратель изначально оказывается в заведомо проигрышной ситуации, поскольку программы не содержат креатива. Кто и чем из лидеров партий известен стране, сумел оторваться от прозаичных, будничных забот и предложить нечто реалистичное по целям, конкретизированное по задачам и убедительное для ума и сердца?

НА ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ РАССЧИТАЙСЯ!

– Вопрос и вправду далеко не праздный. Будут ли спарринг-партнёры у «Аманата»?

– Кризис – время для переоценки ценностей и приобретения мудрости, чтобы не повторять ни чужих, ни своих ошибок. Очевидно, что в наших реалиях положение «второй» партии не означает становления влиятельной организации. Борьба за статус «второй» играло на руку партии власти. Такое чередование «вторых» с последующим переходом за борт парламента Республики Казахстан означает затягивание процесса формирования полнокровной партийной системы страны.

Начало борьбе за второе место в политическом спектре было задано предвыборной гонкой в ходе досрочных президентских выборов в январе 1999 года. Лидер коммунистов Казахстана Серикболсын Абдильдин предпочел участвовать в гонке за пост главы государства, понимая выигрыш в легитимации его партии в качестве второй в стране.

Интерес не зарегистрированного в качестве кандидата в президенты бывшего премьер-министра Республики Казахстан Акежана Кажегельдина был прямо противоположным – в бойкоте выборов. Однако стремление стать «второй» партией взяло вверх, и общий оппозиционный интерес в бойкотировании выборов и всей избирательной кампании был отброшен.

На краткое время эта тактика обернулась выигрышем для Абдильдина и коммунистической партии: он стал вторым по числу голосов кандидатом в президенты Республики Казахстан, а на парламентских выборах того же года его партия, по официальным итогам, стала второй после партии «Отан» по числу поданных голосов за партийные списки.

Исход избирательной кампании 2004 г. известен: блок АИСТ едва перепрыгнул заветную планку в 7% голосов, а блоку КПК и ДВК («блок Абдильдина и Жакиянова») не суждено было услышать официального объявления о заветных семи процентах.

– Зато какие имена и судьбы!

– Достойное завершение первой в отечественной истории «второй» партии. Новой «второй» стал «Ак жол». Затем послушность одних и амбиции других привели к расколу на два «Ак жола». Комплекс причин этого разъединения – тема для отдельного разговора.

Ситуационный характер изменения законодательства Республики Казахстан о выборах проявился в 2007 году, когда создание предвыборных блоков было отменено. Пользуясь разрешённой возможностью влиться в другую партию, не объявив о ликвидации своей, ряд их лидеров предпринял попытки прорваться во «вторые». «Нагыз Ак жол» («НАК») оказалась в рядах Общенациональной социал-демократической партии, а «Адилет» – в составе «Ак жола». Однако выборы в мажилис 18 августа 2007 г. имели последствие отсутствия «второй» партии, имеющей хотя бы 1-2 мандата в мажилисе. После выборов многое вернулось на круги своя. Партии «НАК» и «Адилет» вновь как ни в чем ни бывало продолжили свою деятельность.

АРИФМЕТИКА И АДМРЕСУРС

– Как сегодня выглядит эта партийная драматургия?

– В наших реалиях вторая выгодна партии первой. Потому что вторые меняются, а первая имеет возможность «нарастить мускулы», стать привычной, постоянной, ассоциироваться со стабильностью. Хотя более точно в плане общего блага казахстанцев расценивать стабильность всего лишь как условие для дальнейшего развития.

В 2011 году и в последующем уже не вторыми партиями, а спарринг-партнерами «Нур Отана» стали «Ак жол» и нынешняя Народная партия. Интрига предстоящей избирательной кампании 2023 года: какой будет борьба между партиями за то, чтобы стать у «Аманата» его спарринг-партнерами.

– Согласитесь, что 29 депутатов по мажоритарным округам – это немного.

– Я бы даже сказал, крайне мало! Центризбирком 28 сентября 2022 года информировал, что в Казахстане свыше 11,8 миллиона избирателей, имевших право голосовать на выборах президента Республики Казахстан.

При избрании 29 депутатов-одномандатников электоральная емкость каждого округа составит почти 400 тысяч избирателей, представляющих более 600 тысяч граждан.

– Будет ли при этом тоже срабатывать адмресурс?

– Скорее для победы в таком округе надо иметь очень значительную материально-финансовую опору. Либо надо действительно вновь обратиться к пресловутому административному ресурсу и подзабыть, для чего началась перезагрузка политической системы. Сопротивляющиеся переменам в духе социальной справедливости вполне могут оказаться и в обновленных депутатских креслах, ибо есть группы с солидным фактором соответствующей поддержки.

И в завершение вопрос: попадут ли в мажилис Республики Казахстан по партийному списку активные, но такие раздражающие многих чиновников своими инициативами и неудобными вопросами депутаты, как Канат Нуров, обвинивший Нацбанк и членов кабмина в групповом сговоре с Jusan Bank с целью хищения госсредств?

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых