Примерное время чтения: 10 минут
118

Вы поправьте – вам зачтётся

Когда на демократию нет времени, остаётся довольствоваться «демократизацией»

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О САМЫХ ПОСЛЕДНИХ (ПО ВРЕМЕНИ) ИНИЦИАТИВАХ ПО РЕФОРМЕ КОНСТИТУЦИИ И ИЗМЕНЕНИЯХ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Ну что, авторитаризм закончился, всем спасибо? Грядёт новая веха в истории независимости – конституционная реформа. Изменения планируется внести в треть статей Основного закона. Такого не было с 1995 года, когда принималась так называемая «назарбаевская конституция». Касым-Жомарт Кемелевич назвал создаваемую им новую государственную модель «Второй республикой», которая предполагает переход Казахстана к «формированию и взаимодействию институтов власти с сокращением полномочий президента, усилением роли парламента и маслихатов и расширением участия граждан». В частности, в статье 6 Конституции предполагается закрепить норму, что народ является собственником земли и природных ресурсов. Депутатский корпус мажилиса будет формироваться по смешанной избирательной системе, сократят президентскую квоту депутатов, пересмотрят полномочия сената по принятию законов. На период осуществления своих полномочий президент страны не будет состоять в политической партии, а его близкие родственники не вправе занимать должности политических государственных служащих, руководителей субъектов квазигосударственного сектора. Уполномоченный по правам человека теперь будет независим и неподотчётен государственным органам и должностным лицам. Акимы областей, городов республиканского значения и столицы будут назначаться на должность президентом с согласия депутатов маслихатов, расположенных на территории области, или депутатов маслихатов городов республиканского значения и столицы соответственно. Можно ещё перечислять и перечислять предлагаемы поправки. Неужели не порадуют они демократически-либеральную душу наших оппозиционеров? Ведь пришло оно, то, за что боролись! Или опять всё не так?

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

Виктор ВЕРК: Из всех этих новелл публику более всего впечатлил запрет родственникам занимать должности. Для тех, кто понимает, это выглядит двояко: с одной стороны, как попытка подать прежней элите то самое блюдо, которое один умный человек рекомендовал выносить из кухни холодным. С другой – новый «шеф-повар» Акорды сделал это только тогда, когда во главе его администрации, обеих палат парламента, КНБ и прочих государствообразующих структур расставил собственную креатуру. Считается, что этим он свёл на нет угрозу реванша. А своему предшественнику он сделал «конституционный комплимент», записав в отцы-основатели государства казахского. Правда, этим наша диванная фронда осталась, мягко говоря, не слишком довольна. К тому же этим жестом Касым-Жомарт Кемелевич в известной степени идейно подыграл вождю соседней страны, заметившему как-то: мол, до Назарбаева у казахов вообще не было государства. Это может стать правовой миной замедленного действия, которая, не дай Аллах, бабахнет в самый неподходящий момент. Как по мне, строительство нового Казахстана – настоящего, без кавычек! – стоило начинать с провозглашения полной идеологической перезагрузки, включающей тотальную деназарбаевизацию и люстрацию всех кадров, сделавших карьеру при первом президенте. Примерно так, как поступил в свое время Мишико Саакашвили: разогнал старые силовые органы, а новые набрал буквально с улицы. И это ведь сработало, пусть не окончательно, но коррупция, кумовство и прочие прелести в Грузии удалось одолеть. У нас же реформы вроде бы намечены серьёзные, но народ не без оснований опасается, что здание «Второй республики» будет возведено теми же не очень чистыми и не слишком умелыми руками, что без малого 30 лет возводили «первую», не забывая из «сэкономленных» материалов строить райскую жизнь для себя любимых. Второй президент, конечно, человек продвинутый, к тому же за годы работы на Западе успел наглядно убедиться в непреодолимых отличиях их демократии от нашей «демократизации». Но вся штука в том, что пока мы не признаемся публично в том, что рыба сгнила с головы, все попытки почистить ее с хвоста обречены на общественное недоверие.

Виктор Верк.
Виктор Верк.

С. К.: Внесение Нурсултана Абишевича в Конституцию, согласен, воспринято очень многими неоднозначно. Его заслуги перед страной, безусловно, огромны, время покажет, смогут ли современники и потомки по достоинству их оценить, в истории всякое бывало. Но вот отмечать эти заслуги в Основном законе… Впрочем, этот пункт может из этого закона исключить и новоизбранный парламент. Почему нет? Кстати, мы с тобой не так давно говорили о том, что новые партии что-то не спешат создаваться и регистрироваться, но вот, судя по последним сообщениям, к пяти уже существующим партиям в ближайшее время могут присоединиться ещё четыре. Это ли не показатель, что дело сдвинулось? И создаются эти партии явно не для того, чтобы ждать своего часа ещё три или четыре года, все надеются на внеочередные парламентские выборы. И многое говорит о том, что они могут пройти уже в этом году, после того как эти реформаторские инициативы президента будут приняты. Но, вопросы по поправкам, конечно, есть. К примеру, отмечается, что 15 октября 2021 года президент утвердил Концепцию правовой политики РК до 2030 года. И в ней нет ничего о необходимости внесения изменений в Конституцию. Следовательно, такая потребность возникла не так давно, и, очевидно, это вызвано январскими событиями этого года. Кризис, в том числе и очевидный кризис власти, показал, что нужно срочно проводить реформы, в том числе и конституционную. Это, к примеру, мнение видного нашего юриста Виталия Воронова. Есть мнения, что референдум тут неуместен, что нужно ещё обсуждать поправки, и вообще лучше принять совершенно новую конституцию и т. п. Ну и, конечно же, сам механизм народного опроса: как голосовать-то? Скопом по всем поправкам? А что, если часть из них не устраивает? Но, думается, в скором будущем ответы мы на все эти вопросы получим. Но, согласись, процесс-то всё-таки пошёл? Или пошёл, но не туда?

В. В.: Пойми, если у дома повело фундамент, то его проблематично укрепить латанием крыши, покраской подъездов или даже заменой труб. Такой дом надо сносить и строить новый, а прежний застройщик должен понести суровую кару. То есть, прежде чем латать и перекрашивать Конституцию, нужно было созвать всеказахстанский курултай, делегатов которого отбирали бы представители гражданского сектора на местах. Вот они-то (а вовсе не «правоведы ленинской школы»), должны были бы определить дальнейшую судьбу не только Конституции, но и страны. Да, это был бы долгий путь, с непростыми решениями, ожесточенными спорами, политическими кризисами. Но в итоге казахстанцы получили бы тот Казахстан, который хочет видеть большинство из нас. А не тот, про который в Акорде думают, что он устроит всех. Этих всех стоило бы сначала спросить, но как прикажете это сделать? Независимой социологии у нас сто лет как нет, а референдум… Ты же не будешь спорить с известной мудростью: важно не то, как голосуют, а то, кто считает?

С. К.: Нет, не соглашусь. Мне вот это вот непонятно: годы и годы звучал нестройный недовольный гул откуда-то из закоулков политической прихожей, ибо в главных палатах эти голоса звучать не могли. Теперь появилась реальная возможность в эти палаты попасть, подчёркиваю, реальная. Сетования на то, что, мол, реформы не будет, потому что её будет осуществлять «чиновничья назарбаевская братия», не принимаются. Потому как мы три десятка лет живём с этой братией и другой у нас пока нет. Реформы для того и объявлены, чтобы она появилась. Так давайте работайте, прорывайтесь во власть – законно, через выборы, завоёвывая доверие избирателей. Да, повторюсь, есть вопросы и к поправкам, и к самому референдуму. И что из этого? И вот опять – давайте, мол, ещё пообсуждаем, потолкуем да поругаемся? Нет, ясно видно, как действуют, так сказать, политические наймиты, которые профессионально провоцируют смуту. У которых цель и задание вполне определённые – оказать давление прежде всего на главу государства, чтобы политический курс был резко изменён в известную сторону света. Эти профессиональные провокаторы сегодня аккумулируют неплохие деньги, потому что на всё это средств не жалеют. Я не о них, а о тех, кто действительно все эти годы критиковал власть за её нежелание реформ. Кто действительно радеет за нашу страну, хочет видеть её мирной, развивающейся, демократической. Так и хотелось бы им сказать: ребята, другого такого момента изменить нашу страну может больше и не быть… А пример Саакашвили, думается, не совсем уместен. Особенно если учесть, чем этот эксперимент для Грузии закончился. Общество в этой стране совершенно по-другому структурировано и разительно отличается от нашего и ментально, и социально, и по множеству иных параметров. Нет универсальной модели демократии, также как и универсальных путей её создания. А у нас сегодня возможность пройти этот, свой, никем не навязанный путь, появилась. Это шанс.

В. В.: У власти? Да, ты прав, у нее другого шанса сохраниться не будет. Поэтому президент Токаев и торопится с референдумом. Ему очень важно укрепить свой имидж решительного реформатора широких демократических взглядов. Причём сделать это важно до тех пор, пока наш главный торгово-экономический партнёр и стратегический союзник еще остаётся на плаву. Когда у соседа начнется тотальный обвал и потоп, на пространстве между Россией и Китаем будет уже не до «нового Казахстана». Старый бы не потерять.

С. К.: Тотальный обвал? Как сказал один из самых остроумных американских финансистов Пол Сэмуэльсон: «Биржевые аналитики предсказали девять из пяти последних кризисов». А нам, если следовать этой логике, опять что-то или кто-то мешает. Вот если бы мы находились, скажем, между США и Канадой, то наверняка бы построили «нужную» демократию. А так получается, шансов у нас и в самом деле немного. Но, может, всё-таки попробуем? Нет, я отнюдь не призываю обязательно все предлагаемые поправки сразу принимать. Но с чего-то начинать всё-таки надо? И потом, времени на подобные масштабные изменения может не хватить, я к тому, что экономическая ситуация вообще в мире какая-то уж очень, как принято нынче говорить, турбулентная и непредсказуемая. И на нас всё это отражается и ещё отразится очень сильно. Нет, не хочется нагнетать и без того нарастающей тревоги, но президент, наверное, неслучайно перенёс своё послание о реформах с сентября на март. Так что отставить разговоры, вперёд и вверх, а там…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых