Примерное время чтения: 3 минуты
96

Весна. Распускается парламент?

РАНЬШЕ В ГАЗЕТАХ БЫЛА ТАКАЯ РУБРИКА – «ПО СЛЕДАМ НАШИХ ВЫСТУПЛЕНИЙ». ХОТЕЛ К НЕЙ ОБРАТИТЬСЯ ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ В «АИФ» МАТЕРИАЛА ВИТАЛИЯ ВОРОНОВА «ПАРЛАМЕНТСКИЙ БЕСКОНТРОЛЬ», ГДЕ АВТОР, ОДИН ИЗ ВЕДУЩИХ ЮРИСТОВ СТРАНЫ, НАПИСАЛ, ЧТО ДЕПУТАТЫ НАШЕГО ПАРЛАМЕНТА НЕ ТОЛЬКО НИКАК НЕ ПРОЯВИЛИ СЕБЯ ВО ВРЕМЯ ЯНВАРСКИХ ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ, НО И ДО СИХ ПОР ХРАНЯТ НЕПОНЯТНОЕ МОЛЧАНИЕ. [газетная статья]

Прошло время. Тишина. Мелькнула надежда, что общий для всех ветвей власти принцип «слышащего государства» будет соблюден также и законодателями, когда произошли отставка прежнего спикера мажилиса и приход нового. Но… мелькнула та надежда и растаяла, как только последний заявил: главное – депутатам следует оправдать доверие народа и оказать поддержку инициативам президента.

О доверии. По событиям января – его не оправдали. О поддержке президента. Касым-Жомарт Токаев главной причиной произошедшего назвал огромное расслоение в доходах казахстанцев. Ждали, что парламент сразу же обратится, например, к законам, позволившим квазигосударственным структурам стать отдельным, коррупционным сегментом отечественной экономики. И превратиться в столь же коррупционные – исполнительные органы власти.

Что сделали депутаты? Поехали в народ, по городам и весям. Да, спикер Ерлан Кошанов в своем первом выступлении сказал, что депутатам надо быть ближе к народу. Но быть к нему ближе физически не означает быть ближе к нему по-настоящему.

Поездки парламентариев по регионам, конечно, нужны. Однако возвращаются избранники, озвучивают свои депутатские запросы: там дорогу не сделали, там водовод к селу не провели. А в итоге? Где-то на 95 процентов запросов от соответствующих органов приходят откровенные отписки. Думается, парламентариям никуда ездить было не надо: другое время, другие дни. А сесть и убрать очевидные прорехи, дыры и лазейки в действующем законодательстве. Например, статью 1 закона о государственных закупках, благодаря которой «Самрук Казына» и целая плеяда подобных ему холдингов и национальных компаний с аффилированными с ними юрлицами оказались над этим самым законом. Не могу здесь не поаплодировать Фонду национального благосостояния, который, когда стало совсем горячо, согласился наконец открыться органам госаудита. Его деньги, которые, как известно, любят тишину, могли бы о многом поведать «слышащему государству».

Почему могли бы? Да потому, что исполнительная власть контролирует сама себя и «озвучку» не включает. А законодательная, как в народе говорят, курит в сторонке. Парламентский «бесконтроль», о котором писал В. Воронов, был в прошедшем январе невынужденным. То есть он оказался таким от нежелания народных избранников осуществить в критический для страны момент свои конституционные полномочия. Но есть «бесконтроль» вынужденный. И он длится годами. Как, например, в отношении бюджета страны в целом и его расходование центральными и местными органами в частности.

Здесь первую скрипку играет не парламент, а счетный комитет. Потому что последнего формирует президент, следовательно, комитет ему и подчиняется. В регионах, где, заметим, самый высокий уровень коррупции, местные бюджеты контролируют органы государственного аудита, тоже подконтрольные не маслихатам, а акимам.

Если взять не только закон о бюджете, но и экстренно принятый закон о биологической безопасности, позволяющие Соединенным Штатам построить в Казахстане еще одну лабораторию по производству оружия массового заражения, а также многие другие законы, то следует вывод: в нынешней ипостаси такой парламент очень далек от людских чаяний.

Будет ли он распущен весной? По мне, так не стоило бы торопиться. Уходить ведь надо красиво. С пользой для того, кто придет после тебя. Я имею в виду обсуждение и принятие нынешним составом парламента необходимых поправок в законы о политических партиях и выборах. Необходимых для того, чтобы Казахстан действительно становился новыми справедливым государством.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых