62

Верной дорогой

Свои первые визиты в качестве президента резидента Кыргызстана Садыр Жапаров предсказуемо совершил в Россию и в Казахстан

ВНАЧАЛЕ ОН ПОСЕТИЛ РОССИЮ, ЗАТЕМ КАЗАХСТАН. КАК ОТМЕТИЛИ В ПРЕСС-СЛУЖБЕ ЖАПАРОВА, ОБЕ ВСТРЕЧИ БЫЛИ НАСЫЩЕННЫМИ И ПЛОДОТВОРНЫМИ. [газетная статья]

О намеченных планах и перспективах нового руководства Кыргызстана в отношениях с соседями по региону и внутри ЕАЭС мы побеседовали с экспертом Института общественной политики (Бишкек) Марсом Сариевым.

Марс Сариев
Марс Сариев.

БЛИЗКИЙ СОСЕД ЛУЧШЕ ДАЛЬНЕГО РОДСТВЕННИКА

– Очередность стран не случайна. Не просто так он после Москвы посетил столицу Казахстана и собрался в Ташкент. А недавно председатель КНР Си Цзиньпин во время телефонного разговора пригласил его в Пекин. Эти визиты наглядно показывают, какие страны являются наиболее важными для Кыргызстана. Это стратегические партнеры. А Казахстан и Узбекистан еще и соседи по региону. В рамках многосторонних консультаций наших стран вырабатывается центральноазиатская позиция.

– Визит в Пекин на фоне досужих разговоров об определенных намерениях Китая по отношению к Кыргызстану выглядит особенно занимательным. Чего стоит ожидать от поездки в Поднебесную?

– Пекин заинтересован в налаживании сотрудничества в области обеспечения стабильности у своих границ и на своей территории, а значит, в стабильности в Кыргызстане в целом. Без этого невозможно углублять экономические и торговые связи. В связи с известными событиями последнего времени уровень торговли между нашими странами упал. Товары из Китая идут в большей степени через казахстанский Хоргос. Тогда как торговые пути, пролегающие через кыргызские Торугарт и Иркештам, функционируют не так активно.

Руководство Китая понимает, что в случае нестабильности Кыргызстана она может перекинуться на проблемный Синьцзян. К тому же если у нас начнутся деструктивные процессы, они могут распространиться и на Казахстан, и на всю Центральную Азию. Поэтому Китай заинтересован в добрых отношениях с новым руководством нашей страны.

– Насколько нам известно, Кыргызстан желает иметь одинаково тесное сотрудничество как с Китаем, так и с Индией. Тогда как отношения между этими двумя странами далеки от идеальных. Если придется выбирать, кому он отдаст предпочтение?

– С обеими странами партнерские отношения не только у нас, но и у Казахстана. В том числе и по линии международных организаций. То же самое можно сказать и об Узбекистане. Если между Пекином и Нью-Дели напряженность сохранится, это обязательно скажется на всем ЦентральноАзиатском регионе. В прошлом году, как известно, противоречия между Китаем и Индией впервые за более чем 40 лет переросли в вооруженные столкновения на демаркационной линии фактического контроля. Мы видим эту напряженность. И также видим натянутые отношения между Индией и Пакистаном. В наших общих интересах все это нивелировать.

СЕВЕРНЫЙ ФАКТОР СТАБИЛЬНОСТИ

– Однако вряд ли Казахстан, Кыргызстан или Узбекистан в состоянии на это повлиять…

– Разумеется, без России в качестве стабилизирующего фактора здесь не обойтись. Она могла бы играть ключевую роль в обеспечении стабильности не только в Центральной Азии, но и вообще в целом в Южной Азии. Подобно тому как она сделала это на Южном Кавказе.

– Вы имеете в виду недавнюю армяно-азербайджанскую войну?

– Именно. Заслуга России в урегулировании этого конфликта налицо. И на этом она не останавливается. Прокладка транспортных и энергетических коридоров через Нахичевань в Иран показала, что их можно продолжить в южном направлении вплоть до Ближнего Востока. Это, безусловно, благоприятно скажется на ситуации на Южном Кавказе, которая в свое время была несколько упущена из-под контроля Москвы. (Активизация Турции и быстрая победа Азербайджана с ее помощью поставила южнокавказский регион на грань ухода от российского влияния). Коридоры будут способствовать формированию общих экономических интересов между Арменией и Азербайджаном. А значит, стабильности всего Южного Кавказа.

Подобная стратегия могла бы быть полезной и для Азии. Причем и на юге континента, где зреет индо-китайское и индо-пакистанское противостояние, и в центре. Центральная Азия, если учитывать скопление террористического интернационала на севере Афганистана, находится под угрозой превращения во «второй Ближний Восток». И здесь превентивные меры были бы весьма полезны. Ситуация в Афганистане будет ухудшаться. И ближневосточный пожар вполне может перекинуться на наш регион. По данным ОДКБ, на афгано-туркменской и афгано-таджикской границе сосредоточено около 15 тысяч боевиков. Ситуация очень шаткая, учитывая, что предыдущая американская администрация исключила «Исламское движение Восточного Туркестана», запрещенное в целом ряде стран, из списка террористических организаций. Эта структура состоит преимущественно из синьцзяньских уйгуров. Но в ней также немало выходцев из Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана. Это тревожный фактор.

-

По такому же сценарию развивалась югославская ситуация. Вначале косовскую националистическую партию вывели из состава террористических организаций, а потом Косово стал триггером войны и распада Югославии. Так что опыт Южного Кавказа с наращиванием транспортных и энергетических коридоров и других мегапроектов укрепил бы стабильность в Центральной Азии.

– Наверняка этот вопрос был одним из главных в повестке дня на встрече кыргызского и российского президентов?

– Безусловно. Мы все должны координировать свои действия с таким важным и сильным геополитическим игроком. Его участие в региональных инфраструктурных проектах будет иметь мультипликативный эффект, укрепит стабильность и повысит благосостояние региона. Россия как инициатор нового проекта выхода к южным морям могла бы оседлать эти процессы и не пускать их на самотек, что произошло на Южном Кавказе. Поскольку в этом случае здесь появится другой геополитический игрок.

«ТАКИМ ОБРАЗОМ ПОДЖИГАЕТСЯ ВЕСЬ РЕГИОН…»

– Вы имеете в виду Китай или кого-то еще?

– Кстати, полагаю, что Пекин такие инициативы приветствовал бы. В том, что напряжение между Индией и Китаем сохраняется и нарастает, налицо заинтересованность Запада, который подталкивает Индию к конкуренции с Китаем по всем отраслям и направлениям в планетарном масштабе. США поддерживают правительство Моди в противовес Китаю, дабы создать ему дополнительный очаг напряженности с риском ядерной войны, вдобавок к Тибету и СУАР. А Индия может получить то же самое у себя в Кашмире. Таким образом поджигается весь регион. Подобную опасность над купировать. И единственный, кто может это сделать, – Россия.

НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ НЕ ТОЛЬКО НАРАЩИВАНИЕМ ВООРУЖЕНИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ, НО И РЕАЛИЗАЦИЕЙ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ ПРОЕКТОВ. НАРЯДУ С РЕАКТИВНОЙ ПОЛИТИКОЙ ПРОВОДИТЬ И АКТИВНУЮ. РЕАКТИВНАЯ ПОЛИТИКА – ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ, УСИЛИВАЮЩАЯ ВОЕННУЮ СОСТАВЛЯЮЩУЮ. А АКТИВНАЯ СОСТОИТ В ПРОВЕДЕНИИ ПРОРЫВНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕГАПРОЕКТОВ.

– А какова в этой ситуации роль ШОС?

– Безусловно, тут важна координация действий в рамках этой организации. При этом нужно заниматься не только наращиванием вооружения в Центральной Азии, но и реализацией жизненно важных проектов. Наряду с реактивной политикой проводить и активную. Реактивная политика – оборонительная, усиливающая военную составляющую. А активная состоит в проведении прорывных экономических мегапроектов. И тут нужен инициатор запуска транспортных и энергетических коридоров наряду с уже существующими. Такими как CASA-1000.

Сейчас Кыргызстан и Россия договариваются по возобновлению строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Если Москва возьмет все это в свои руки, ситуация будет стабильной. Потому что электроэнергия из Кыргызстана и Таджикистана должна по этому проекту экспортироваться в Пакистан и Индию. А Кыргызстан станет неким сухопутным портом для России, Казахстана и других стране ЕАЭС.

– А если Москва откажется?

– Мы все равно будем работать над этими проектами. Правда, без союзника с таким мощнымэкономическим, военным и политическим потенциалом сделать это будет гораздо сложнее. Но коридоры будут развиваться в любом случае. Узбекистан упорно добивается выхода к южным морям. И мешает этому только ситуация в Афганистане. На повестке дня строительство железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан и далее через страны ЦентральнойАзии и Кавказ вЕвропу. Однако говорить о том, что Россия не будет принимать в этом никакого участия, вряд ли приходится. Ведь обеспечение стабильности Центральной Азии входит в число ее главных стратегических задач. Такчтоэто в ее интересах. И присутствовать она будет в любом случае. Если не в роли страны-инициатора, то в качестве страны-акционера, страны-партнера.

– Что вы можете сказать по поводу визита Садыра Жапарова в Казахстан?

– Он прошел так же успешно. Среди подписанных договоренностей особо хотел бы отметить оказание военной помощи Казахстана Кыргызстану. Это поставки оружия, техники и т. д. Президенты пришли к единому мнению по вопросу создания логистического центра на кыргызско-казахской границе. Не говоря уже о целом ряде мероприятий в экономической и культурной сферах. Визит оказался весьма плодотворным. Обе стороны удовлетворены тем, о чем договорились. В этом ключе стоило бы отметить, что Казахстан мог бы использовать транзитные пути через Кыргызстан для выхода к Индийскому океану. Это очень перспективное направление, которое также будет способствовать стабильности как в регионе, так и в Казахстане в частности. В целом ряд документов, которые были подписаны, выведут наши братские народы на совершенно новый уровень взаимоотношений и сотрудничества.

Айдар ЕРМЕКОВ 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество