Примерное время чтения: 9 минут
299

Ума – две палаты. А силы?

Чтобы найти правильный ответ, политическое уравнение должны вместе решать власть и общество

В НАШЕЙ РЕДАКЦИИ НАЧИНАЕТ РАБОТАТЬ ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ «СПОРНЫЙ МОМЕНТ», ГДЕ ПРИГЛАШЕННЫЕ ЭКСПЕРТЫ БУДУТ ОБСУЖДАТЬ АКТУАЛЬНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ. [газетная статья]

На сегодняшнее заседание клуба журналист Михаил Чирков пригласил постоянного автора «АиФ Казахстан», известного юриста Александра Перегрина, а также депутата Верховного совета Казахстана 12-го созыва, бывшего руководителя территориального подразделения «Госкомимущества и приватизации г.Алма-Аты» Сапаргали Нукенова.

УПРОЩЕНИЕ – НЕ РЕШЕНИЕ

Михаил ЧИРКОВ.: Будет логично открыть наш клуб обсуждением мартовского послания президента Касым-Жомарта Токаева, в котором он предложил масштабную программу политических реформ, главным содержанием которой будет переход от суперпрезидентской формы правления к президентской республике с сильным парламентом. У нас в парламенте, как известно, две палаты. Но, видимо, недостаточно полномочий, раз президент собирается усилить законодательный орган.

Михаил Чирков.
Михаил Чирков. 

Александр ПЕРЕГРИН: Главная сила парламента – в количестве независимых полномочий. Почему именно независимых? Потому что в этом заключается смысл конституционной нормы: разделение властей с использованием принципа сдержек и противовесов.

Александр Перегрин.
Александр Перегрин. 

В нынешнем парламенте Казахстана таких независимых полномочий мало. В послании, увы, мы обособления полномочий не увидели. Правительство по-прежнему будет являться основным источником законопроектов.

Да, парламент в Казахстане двухпалатный. Изначально две палаты парламента были характерны для федеративных государств. Затем возникли модели законодательных органов, где каждая из палат формируется с помощью различной избирательной системы – для того, чтобы воспользоваться преимуществами как мажоритарной, так и пропорциональной избирательных систем. Однако в подавляющем большинстве случаев наличие двух палат предусматривает наличие сложного законодательного процесса.

Президент, напротив, предлагает упростить взаимоотношение палат, сохранив за сенатом лишь право одобрять или не одобрять законопроекты.

М. Ч.: В послании сказано, что сенат должен стать палатой, реально представляющей интересы регионов страны.

А. П.: Это спорный момент. Реально сенат из полноценного, опытного участника законодательного процесса превращается в орган при президенте, полномочия которого состоят в основном в согласовании кандидатур руководителей, предложенных главой государства. Если в этом заключаются интересы регионов, тогда что же…

Но главное в другом. По замыслу законодательный процесс должен существенно упроститься. Однако при сохранении не преодолеваемого права правительства блокировать законодательную инициативу депутатов своим отрицательным заключением – упрощение будет идти во вред. Почему? Наше законодательство, мягко выражаясь, и без того не отличается стабильностью. В предложенной же схеме правительство, являющееся основным инициатором законопроектов, получит еще больше возможностей для их продвижения.

М. Ч.: Каким тогда способом нужно проводить реформы, чтобы достичь заявленной цели?

А. П.: Есть только один путь – переописание системы в законах. Но если ключевая роль в законотворчестве сохраняется у правительства, суть у чиновников, то реформа ускользает от президента и передается чиновникам. Поручать правительству разрабатывать ту или иную программу действий – далеко не лучший способ проведения реформ.

М. Ч.: Нельзя обойти вниманием предложение о смешанной системе формирования мажилиса: пропорциональной и мажоритарной.

Сапаргали НУКЕНОВ: Мажоритарная система даст возможность региональным политическим и квазиполитическим организациям получить места в парламенте. Это, наверное, позитивный момент. Чем большее количество интересов будет представлено в парламенте, тем лучше. Митинги и демонстрации плавно перетекут с улиц в парламент, но уже в более цивилизованной, то есть регламентированной форме.

Сапаргали Нукенов.
Сапаргали Нукенов.

Однако в этом случае, а также с учетом схожести программ существующих партий, которые практически все выступают за все хорошее против всего плохого, не стоит ли подумать об изменении пропорции мажоритарных и списочных депутатов? Например, о двух третях мажоритарщиков.

КАК ДЕПУТАТА НИ ИЗБИРАЙ...

М. Ч.: В вашем 12-м созыве Верховного совета, по-моему, было ¾ мажоритарщиков? И самостоятельным тот парламент действительно был.

С. Н.: Да, из 360 депутатов 270 были избраны в мажоритарных округах. И независимость по-настоящему была. Утверждение на должность министров, премьера, его заместителей было серьезным испытанием для кандидатов на эти высокие посты. Один пример: при перевыборах председателя Верховного совета предложенные президентом кандидатуры не прошли. Прошла кандидатура депутатов. Можете такое представить сегодня?

М. Ч.: Ваш вопрос риторический: конечно нет! По мажоритарной системе понятно. Но вот пропорциональная система точно не будет нормально работать без развитой партийной системы.

С. Н.: Я, например, считаю, что предложенное в послании устранение некоторых препятствий и сложностей для создания партий вряд ли приведет к росту их числа, а главное, их качества.

С другой стороны, увеличение квоты мажоритарных депутатов даст возможность выдвинуться кандидатам от общественных организаций. Например, профсоюзам, обществам инвалидов молодежным, другим организациям. И даже объединениям так называемых гражданских активистов. Такая мера будет намного эффективнее для обеспечения более широкой представительности парламента.

А. П.: Еще раз хочу подчеркнуть, никакой способ формирования парламента не сделает его сильнее, если не вернуть ему самостоятельные ключевые функции: законодательный и финансовый процессы, а также контроль за исполнением государственными органами того и другого.

Вообще-то, по Конституции 1993 года парламент по представлению президента назначал генерального прокурора, который действовал автономно от любых государственных органов, подчинялся только закону и следил за точным и единообразным их соблюдением. У прокуратуры была функция общего надзора, которую нынешняя прокуратура бесславно утратила.

Для замены этой нужной функции понадобилось создание отдельной «почки» на судебной ветви – административных судов. Относительно быстрая административная процедура через обращения в прокуратуру ныне заменена судебной, трехступенчатой. Хотя прежде значительную часть дел, завязших в судах, вполне решала прокуратура.

КЛЮЧИ ОТ ЗАКОНОВ И ФИНАНСОВ

М. Ч.: Это ведь касается и действенного финансового контроля?

А. П.: Да, у сегодняшнего парламента, как и у маслихатов, его практически нет. Счетный комитет формируется указом президента, соответственно, он подчинен и подотчетен только президенту. А государственный аудит на местах подчинен непосредственно акимам.

Парламент утверждает республиканский бюджет. А местные бюджеты – часть государственного – утверждают региональные маслихаты. Так вот проверить эффективность и целевое использование той части собранных налогов, которые попадут в местные бюджеты, парламент не может в принципе. А маслихаты, куда на утверждение попадает изрядная часть государственных денег, со своими ревизионными комиссиями тягаться с государственным аудитом вряд ли могут.

В результате мы имеем «радость» повсеместно наблюдать замену вполне хороших бордюров, закатку асфальта под дождем, бесконечный ямочный ремонт, фонтаны горячей воды среди зимы и прочие подобные вещи.

С. Н.: Вернусь еще к самостоятельности депутатов. Сегодня палаты парламента могут заслушивать членов правительства и даже просить президента освободить члена правительства в случае неисполнения им законов.

Но вот процедура всего этого не прописана. Что это должно быть: приговор или решение суда? Прокурорское реагирование? А вот снять министра за зримые печальные последствия его деятельности – этого палата даже попросить президента не может.

Какие уж тут сдержки, какие противовесы... Жаль, конечно, что о политической ответственности министров перед парламентом за результаты своей работы в послании ничего не сказано.

А. П.: Там также нет ни слова о структурной ликвидации всех названных проблем. И даже обещанные выборы акимов из кандидатур «на выбор» – это совсем не косвенные выборы.

И даже пилотные выборы сельских акимов, и даже введение должности председателя маслихата вряд ли снимут проблемы. К местному самоуправлению нужно еще подойти. И первый шаг – эффективная децентрализация власти с реальным укреплением нормотворческой и контрольной функций маслихатов в определенных сферах. Если аким – это аналог префекта, государственного человека, то его избирать не следует. Местной представительной власти нечего делать в государственных функциях. Но усиление контроля маслихатов за местной исполнительной властью по кругу функций, определенных как «местные», очевидно, необходимо.

М. Ч.: Обозначенная в послании программа реформ, как и любая другая программа, это стратегия, заданное направление движения. Не менее важно, какими конкретными действиями будет эта стратегия реализовываться, какие коррективы будут вноситься «по ходу движения».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)