Примерное время чтения: 8 минут
58

Улыбка неадертальца

Чем ближе выборы, тем выше накал страстей. Партии, а с этого года и самовыдвиженцы, наперегонки убеждают нас, что именно они сумеют лучше и раньше других построить новый и справедливый Казахстан [газетная статья].

НЕДОПЕРЕЗАГРУЗКА

Верят им люди? И верят ли сами кандидаты в то, что говорят? Чтобы те и другие не сомневались, им сверху сказали: «Выборы в мажилис и маслихаты – завершающий этап перезагрузки государственных институтов». То есть мы на правильной дороге и почти у самого финиша.

Вроде уже и привык, но снова удивляюсь, с какой бездумной легкостью у нас жонглируют словами, понятиями, смыслами. Какая перезагрузка? Парламент, правительство, суды, наконец, институт президентства – они что, гаджеты? Нравится слово «перезагрузка»? Хорошо, давайте перезагрузим наши институты власти. Но тогда их сначала надо разгрузить от старого смысла, старого содержания, что тянут назад, и только потом наполнить новым.

А как обстоит с этим наполнением? Институт президентства после удаления из Конституции закона о первом президенте Казахстана утратил приставку «супер». Но смысл и содержание этого института власти остались прежними: президент – глава государства, определяющий, как и прежде, ключевые фигуры законодательной власти, исполнительной и судебной.

В парламенте тоже изменения. В нижней палате теперь будут депутаты-мажоритарщики. Однако в силу арифметически точных изменений в составе мажилиса самовыдвиженцы здесь погоду делать не смогут: определяющую роль по-прежнему будет играть партия власти в своей третьей реинкарнации – Amanat.

Какие у нее были успехи в двух предыдущих, посмотрите в окно, если только вы не в Экибастузе, Риддере или других населенных пунктах нашей страны, где стекла до сих пор не оттаяли из-за постоянных аварий на теплосетях. Если сказать точнее, из-за катастрофического падения всего энергетического хозяйства страны.

Мне могут возразить: мол, замерзающие казахстанцы – вина правительства. Да, это так. Но только с одной стороны. А с другой – у нас правительство определено быть подотчетным по закону парламенту, который должен утверждать центральную исполнительную власть. Однако народные избранники этот закон десятилетиями соблюдают только ритуально, поэтому на деле кабинет министров подотчетен одному президенту. Отсюда совсем некстати выходит, что своими провалами правительство дискредитируют главное должностное лицо государства.

Что касается перезагрузки правительства, то ее и в помине нет. Нельзя же этим словом обозначить «выгрузку» из его состава нескольких министров и «загрузку» вместо них только что перешагнувших юность граждан, чьи послужные списки вызывают не только вопросы, а вопросы вместе с восклицательными знаками.

ПРОДОЛЖАТЕЛИ ПРОДОЛЖЕНИЯ

Так что же нам нужно будет выгрузить из наших институтов и в целом государства, общества? Давайте обсудим. Но сначала обратимся к Карлу Марксу. Немало наших современников критикует некоторые его труды. Но никто не оспаривает его великое открытие и обоснование теории последовательности закономерно сменяющих друг друга общественно-экономических формаций.

Так вот, первой в истории формацией Карл Маркс называл общинно-родовой строй. По разным оценкам историков, он возник примерно 30 тысяч лет назад и был характерен для неандертальцев и кроманьонцев. Согласно марксисткой философии, родовая община – форма социальной организации, где люди связаны коллективным трудом и потреблением на основе кровного родства (выделено мной, – прим. авт.).

Интересная получается штука. За тридцать с лишним тысячелетий наше общество, спиралевидно развиваясь, на очередном своем витке непостижимым образом напомнило собой первобытный строй. С той только разницей, что наши далекие предки наравне трудились и наравне потребляли, а у нас – читай выделенные выше слова.

Кто создает национальный продукт Казахстана и кто им владеет? Этот вопрос тлел снизу давно и наконец загорелся в прошлом году на встрече президента страны с нашими акулами бизнеса. Касым-Жомарт Кемелевич обратил внимание, что половиной всего богатства Казахстана (точнее, 55 процентами, – прим. авт.) владеют 162 человека, 112 из которых получают в год от 50 до 80 миллионов американских долларов. А половина казахстанцев в среднем ежемесячно получает 50 тысяч отечественных тенге. На той встрече глава государства сказал буквально следующее: «Ситуацию надо срочно менять, и многое зависит от вас, уважаемые предприниматели».

Что ситуацию следует менять – бесспорно. Однако я не могу согласиться с тем, что именно эти 162 человека сложившуюся ситуацию могут изменить. Усугубить – да, легко. Как, например, сделал один из этого названного числа – Александр Клебанов, нынешней зимой разморозивший Экибастуз. А исправить, как? Просить их пожертвовать в созданный фонд «Казакстан халкына» кто сколько сможет? Это ни о чем.

Да, есть догадки, что власть понимает необходимость избавления от очень многого, что накопилось в стране за тридцать лет. Наши идеологи предложили придать государственное значение эпитетам «новый» и «справедливый», начались движения по возвращению уведенных из Казахстана в офшоры средств. Эти меры, как и некоторые другие, правильные, но явно недостаточные.

Потому что остаются не общинно-, а общественно-родовые связи, остаются корни этой уродливой формации. Остаются их побеги. Примеры? Сын начальника канцелярии Назарбаева Женис Касымбек, успев поработать два раза министром и даже заместителем премьер-министра, назначается акимом одной области, а теперь столицы. Пять раз (!) побыв министром самых разных министерств и поруководя Нацбанком, Ерболат Досаев сейчас назначается акимом крупнейшего мегаполиса страны. Можно долго перечислять во власти тех, кому повезло правильно родиться и правильно жениться.

На самой поверхности вопрос: если их «по-кровному» двигали в старом Казахстане, то почему их продолжают двигать в новый? Причем в качестве прорабов общенародной стройки. У нас отменили этику, мораль, принципы, наконец, здравый смысл? Люди же знают, чья подпись стоит в указах о назначении министров, акимов, и резонно приходят к выводу, что новая власть говорит по-новому, а действует по-старому.

Ладно бы эти назначенцы были профессионалами, да и просто воспитанными гражданами. Так нет же. Об их профессионализме говорить – оскомину набивать. Про воспитание? Тот же упомянутый аким Досаев откровенно хамит населению, другой аким матерится на площади, третий без зазрения совести скупает земли в вверенном ему регионе и развивает бизнес родственников. А что им бояться людского недовольства? Люди-то их не выбирали, значит, перед людьми отвечать не надо. Они же назначенцы, почетные представители кровнородственной формации. Продолжатели продолжения.

ПРИВЕТ ИЗ ЗЕРКАЛА

Грустно, конечно. Но не все так плохо в родном отечестве. Да, в нем нет образцовых отраслей и областей, нет образцовых городов, включая наши столицы – северную и южную. Но зато у нас есть образцовые села. Без всякой иронии. Вот смотрите.

Туркестанская область, Толебийский район, село Саркырама. Все его жители как один говорят, что в их селе нет проблем. Здесь есть газ, водоснабжение. Все дороги заасфальтированы, освещены. Есть Дом культуры, где много детских кружков и библиотека с фондом в 15 тысяч книг. А еще есть детский сад и врачебная амбулатория с дневным стационаром. Есть даже парк с бассейном. Чего нет, так это спорткомплекса, но его строительство начнется уже в этом году. Да, еще надо добавить, что заборы вдоль домов здесь сделаны в одном стиле, сельчане сами разбивают клумбы и сажают деревья.

Такие образцовые села есть не только на юге. Сам видел их на севере, в центре. Наверняка они есть и в других уголках нашей страны. Из этого я делаю осторожный вывод: расцвет Казахстана будет идти из глубины, от простого народа, который может самоорганизоваться и начать обустраивать свою жизнь. Вопреки всему.

Если чуть изменить известные слова Владимира Ильича Ленина, идейного последователя Карла Маркса, то можно сказать: если верхи не хотят, то низы смогут. Никоим образом не намекаю на классическое определение революционной ситуации. Нет, я имею в виду то, что теперь на селе люди сами выбирают себе власть. Сегодня, пусть не везде, результаты можно увидеть. А в нынешнем году люди начнут избирать уже акимов районов и городов областного значения.

Что касается выборов глав областей, двух мегаполисов и столицы, то их планируется провести в четвертом десятилетии нашей независимости, то есть в 30-е годы. Получается, что немало лет будут работать вместе, допустим, выбранный народом аким города Усть-Каменогорска и назначенный сверху аким Восточно-Казахстанской области. Два человека: один начальник, другой – его подчиненный. Их главное отличие не в должностях, у них будут разного веса и содержания мандаты. Городскому главе руководство доверят тысячи людей, а областному всего один человек.

Здесь кроются противоречия – и объективные, и субъективные. Они проявляются и разрешаются по-разному и нередко с большими издержками. Мы с вами это видим на примере не только нашего северного соседа, но и ряда других стран. Как это будет проистекать у нас? Позволит ли нам спрессованное и взрывчатое время, что сейчас наступило на земле, дожидаться успеха на берегу медленной реки? Кто знает? Нет волшебного зеркала.

Мне на миг представилась картинка. Все наше общество, все мы, собрались вместе и взглянули в зеркало. Там мы увидели себя. А в углу зеркала, из мерцающей красноватой дымки смотрел на нас косматый человек в шкуре какого-то зверя. Он улыбался нам и махал над головой рукой с топором из камня.

Михаил ЧИРКОВ, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых