Примерное время чтения: 9 минут
43

Уловка-2022

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, КАКИМ ЖЕ БЫЛ ГОД УХОДЯЩИЙ И ЧТО ОН ПРИНЁС ВСЕМ НАМ [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Что ж, давненько мы с тобой не баз… не обсуждали насущное, и ведь было что обсудить! Но чего не сказали, ещё, надеюсь, скажем. Сегодня же давай о годе том, что ещё на дворе. Сказать о том, что нас в самом начале года тряхнуло, наверное, ничего не сказать. Потому что тряхнуло так, что афтершоки чувствуются до сих пор. Хотя внешне уже мало что напоминает о происходившем в январе. Разве что сожжённый алматинский акимат да жалкие останки резиденции первого президента, которые подчищают рядом. Следы погромов и пожаров почти уже подчистили. Ну а рубцы в людских душах сгладить вряд ли теперь удастся. Люди, как у нас принято, резко разделились по вопросу, что же это было. Одна половина наших людей видит только справедливый гнев народа против произвола власти и не видит при этом ни насилия, ни погромов, ни страха тех дней. Другая видит только погромы и страх, но не хочет видеть в этом выступлении никакого политического подтекста и веских причин громить города, далёкие от центров власти. В общем и целом, все увидели и почувствовали степень прочности казахстанской государственной власти, когда многие (не все, конечно) силовики либо саботировали свои прямые обязанности по защите этого государства, либо просто присоединялись к погромщикам. Это к вопросу о пресловутой уверенности граждан в завтрашнем дне. И главный итог этого потрясения: у нас в стране может произойти всё, даже такое. Так что первый месяц этого года задал тон всему, что происходило в последующие месяцы, вверг всех нас в шок, определил нервную тональность звуковой палитры 2022-го, теперь о нём будут вспоминать именно потому, что он начался с этих январских событий.

Виктор ВЕРК: Да уж, страну здорово тряхнуло. На моей семье, к слову, январь тоже отразился, но об этом не стоит… Главное – это непроходящее ощущение «неоконченности пьесы». Вот даже сейчас появилась информация о неформальном саммите СНГ, и первая мысль: в декабре 2021 года он тоже был, в том же Петербурге. А потом грянул кантар. Конспирология на пустом месте, скажешь? Очень хочется верить. Но… Ощущение растущей с каждым днем напряженности в обществе, прямо пропорциональной вакханалии потребительских цен, не покидает, согласись. А угроза коммунального «ледникового периода» посреди зимы? После катастрофы в Экибастузе и выплывших на поверхность ужасающих данных о дряхлости наших станций и трубопроводов оптимизма у народа тоже как-то не прибавилось. Даже если благополучно проводим эту зиму, то следующую никто не отменял. А мы за 30 независимых лет не построили ни одной новой ТЭЦ, ни одного нового трубопровода, все старые латаем-перелатываем… Раньше под Новый год принято было у нашего брата газетчика строить планы и прогнозы. Чтобы потом удовлетворенно потирать ладошки: мол, как и предсказывала наша газета… А сегодня невозможно утром гарантировать, что будет вечером. Да и власть (в том числе верховная) выглядит не всегда последовательной в своих решениях. Уходящий год продемонстрировал, на мой взгляд, главное: новый Казахстан нельзя построить, не снеся полностью старый. А как раз этого и не видно: посадки сватов-племянников – это, конечно, правильно. Но только как зрелище на потребу публике. А что реально сделано? Да, зарегистрирована пара-тройка новых партий, да, создан – непонятно для чего – курултай. Но до сих пор не начата фронтальная «деназарбаевизация», даже не поставлен на утрату закон «О первом президенте», а это в глазах многих свидетельство непройденности пресловутой точки невозврата. Вот и совсем недавняя история с презентацией в нашем посольстве в Москве книги Леонида Невзлина о «Токаеве в январе» заставляет подозревать, что власть озабочена мифологизацией недавнего прошлого, по крайней мере не меньше, чем формированием прочного фундамента обозримого будущего.

С. К.: Да, не могу с тобой не согласиться, некоторые решения верховной власти вызвали вопросы. И президентские выборы – первый такой вопрос. Зачем всё это было нужно, видимо, станет ясно в будущем, если вообще станет ясно. Могу ошибаться, но создаётся впечатление, что благотворный импульс, заданный когда-то Касым-Жомартом Кемелевичем после провозглашения им концепции нового Казахстана, стал как-то гаснуть. Может, потому что ждать нового мы уже разучились, не знаю. Но вокруг как-то нового маловато. А слова президента во время одного из последних его выступлений так и вовсе вернули нас в Казахстан старый, я имею в виду его тезис о том, что не стоит чиновникам прислушиваться к «диванным экспертам» в соцсетях. Не знаю, кто из советников президента подкинул ему этот тезис, кто из спичрайтеров его вставил в президентскую речь, но эффект от сказанного был, на мой взгляд, ожидаем. Почему – об этом уже сказано в бесчисленных комментариях: просто потому, что до сих пор только через соцсети и можно было довести до представителей власти хоть что-то, волнующее общество и отдельных людей. А теперь получается, что сам глава государства отрубил этот канал коммуникации. И это уже видно повсеместно. В Алматы, например, и местные акиматы, и городской перестали реагировать на запросы, посылаемые гражданами по самым злободневным вопросам. Так что с новым Казахстаном, также как и со слышащим государством, ещё есть проблемы... 

В. В.: Заседание правительства 12 декабря, после которого «диванные эксперты» проснулись знаменитыми, вообще чрезвычайно показательно. Оно продемонстрировало, что, во-первых, исполнительная власть бессильна против экономических вызовов, о которых ей весь год твердили не только с «диванов», но и с президентского капитанского мостика (отсюда, кстати, и вновь повторенный президентом Токаевым тезис о «саботаже» его поручений). А во-вторых, стало совсем тревожно за президентскую скамейку запасных. Ведь сам вопрос о том, способно ли нынешнее правительство в новом году продолжать работать эффективно, свидетельствует: Касым-Жомарт Кемелевич давно уже ответил на него самому себе, но у него нет адекватной замены Алихану Смаилову и Ко. А ответы ключевых министров и самого премьера – будем, мол, крутить педали, пока не дали, – намекают на то, что кадровый голод очевиден не только главе государства. И это, увы, не гарантирует нам противоядия ни от новых экибастузов, ни от девятого вала инфляции, ни в конечном счете от новых социально-политических катаклизмов.

С. К.: Да, то, что ты сказал об энергетическом комплексе, это как одна из иллюстраций происходящего в целом в нашем народном хозяйстве. Держалось оно, да и держится на советском наследстве, как бы обидно это для некоторых граждан ни звучало. Но даже гигантский запас прочности этого наследства может, оказывается, исчерпаться. И как выяснилось, за три десятка лет, ты уже сказал об этом, никто серьёзно даже не задавался вопросом: как бы что-то здесь сделать? Ну, кроме разве что журналистов и отдельных ветеранов энергетической отрасли. Они говорили и писали: день этот придёт – день расплаты за беспечность и потребительское отношение к тому, что создано не нами. И вот этот день настал. Придёт и ещё один ненастный день, когда станет ясно, что уже никто и ничто не может остановить сползание в критическую стадию нашей экономики в целом. Я ничего не предрекаю, а только констатирую, что даже правительство признало рекордный уровень инфляции в 19 процентов, тоже знамение этого года. Ценники в магазинах меняются каждый день. Наши люди в основной своей массе элементарно беднеют.

В. В.: Что в таком случае нужно сделать? Спросить совета у общества, у тех же «диванных экспертов». Из их лучших представителей экономистов, юристов, историков, политологов, журналистов, энергетиков тех же нужно было формировать с помпой созданный летом курултай. А потом уже на основе их голосов с дивана придумывать программы и нацпланы развития всякие, отбрасывая заведомо популистские идеи и дополняя предложения по делу. Больше того, мы с тобой знаем немало людей «с дивана», готовых хоть завтра войти в правительство, чтобы реализовать собственные идеи. Вот это было бы в духе слышащего государства, и даже ошибки власти публика восприняла бы с пониманием: ведь это наши, общественные авторитеты предложили. Не получилось у этих, выдвинем новых!

С. К.: Новых, говоришь... Ага, дадут старые выдвинуть кого-то из новых. Вот, к слову, о старых: что произошло у нас с новой реформой ЖКХ – ведь тоже веха этого года. Напомню, что эта реформа – первая, которую пытались реализовать во время президентства Касым-Жомарта Токаева. Да, её готовили ещё до него, но запустили именно в 2019 году. И вот стало ясно, что она провалена. Полностью. В середине этого года было решено отложить до середины будущего года внедрение объединений собственников имущества (ОСИ) и простых товариществ (ПТ) вместо КСК. Намеренно ли провалили эту реформу или по недомыслию, сейчас сказать сложно, но то, что реализации реформы оказывалось мощное повсеместное сопротивление на всех уровнях, общеизвестно. И в первой линии этого сопротивления, конечно же, выстроились одни из самых профессиональных воров и саботажников нашей страны – председатели КСК. Это уже профессиональное сословие, победить которое теперь почти невозможно. Никакими президентскими указами, законами и распоряжениями. Что будет с нашим ЖКХ, предположить несложно: то же самое, что происходит сейчас с теплоэлектростанциями по всей стране. Этот комплекс, который также является советским наследием, сыплется уже сейчас, а скоро начнёт просто рушиться. А что будет с реформой ЖКХ? Правильно, но это уже из другой области, это о будущем. Ну а год 2022-й был, безусловно, нервным. Но и за такой нужно быть благодарным хотя бы потому, что у нас ещё есть возможность поговорить, порассуждать, поспорить. Так что будем надеяться на то, что год грядущий будет хотя бы не хуже нынешнего.

В. В.: Но сейчас уже очевидно: новый Казахстан будут строить прежние прорабы по старым чертежам. Неслучайно один анонимный, но очень информированный «Телеграм»-канал написал на днях о недовольстве правительственных мужей советами сэра Сумы Чакраборти, о котором мы с тобой не однажды базарили. О том, что он реально советует, мы можем только догадываться. Но очевидно одно: нового заседания Высшего совета по реформам мы дождемся не скоро, если вообще дождемся. А это значит, что новое правительство, которое мы увидим после парламентских выборов в будущем году (и которое наверняка будет слегка тюнингованным старым), продолжит вяло и некомпетентно бороться с последствиями, а не предотвращать причины. Так что нам с тобой остается уповать только на то, что советского наследства и кубышки Нацфонда хватит на сегодня-завтра. А что будет послезавтра и, главное, когда оно наступит – через год, через три или через семь лет? Ответа не знает никто, даже умница сэр Сума. И уходящий год нас к этому ответу, мягко говоря, не приблизил. Поглядим, что скажет наступающий…

ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых