188

Томирис – царица саков или мать Тереза?

СРЕДИ ГЕРОЕВ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ ПРЕОБЛАДАЮТ МУЖЧИНЫ. НО ЕСТЬ И ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ, КОТОРЫЙ ДО СИХ ПОР ВОЛНУЕТ СЕРДЦА. НЕДАВНИЙ ФИЛЬМ АКАНА САТАЕВА «ТОМИРИС» ДАЖЕ УЧАСТВОВАЛ В КОНКУРСЕ НА ПРЕМИЮ ОСКАР. МЫ РЕШИЛИ РАЗОБРАТЬСЯ, НАСКОЛЬКО ТОЧНО ЭТОТ ФИЛЬМ ПЕРЕДАЕТ ОБРАЗ ДРЕВНЕЙ ЦАРИЦЫ. [газетная статья]

«МаннаТахмарыз. Манна канер тучемасгут Спаргап», – говорит в фильме сакская девушка-воин с горящим взглядом, что в переводе с древнетюркского: «Я Томирис. Мой отец – вождь массагетов Спаргап». И весь фильм идет в переводе с древнетюркского.

Tahmirih в переводе с древнеиранского – «храбрая». Действительно, дочь убитого вождя саков-массагетов скачет на коне, стреляет из лука, не боится ничего на свете и становится царицей, объединившей племена кочевых саков; женщиной, о красоте которой в степи слагали легенды; женщиной, соединившей в себе силу, красоту, мудрость и верность. Как назвал ее уже наш современник – «железная леди бронзового века». Наверное, от таких женщин и произошли казахские племена…

В фильме три Тахмарыз – три актрисы трех возрастов: маленькая девочка – Лия Фомина, девушка – Салтанат Серкебаева, женщина – Альмира Турсын. Безусловно, вспышка сверхновой по имени Альмира затмила всех. На мой взгляд, и мужские роли тоже. На съемочной площадке она проживает жизнь сакской царицы, она приковывает внимание зрителя, она царствует, она восхищает…

Ее главная героиня предстает именно такой – яркой, красивой, бесстрашной, со сверкающими белками глаз и свирепым взглядом исподлобья. Все враги после встречи с ней лицом к лицу гибнут. А после сцены ее недовольства словами старого баксы и брошенного на него испепеляющего взгляда бедняга сгорает, охваченный настоящим пламенем. Жаль, она не встретилась лицом к лицу со своим главным врагом – персидским шахом… Хотя Кир, как известно по Геродоту, не избежал своей участи. Когда Тахмарыз принесли отрубленную голову персидского царя, она должна была опустить ее в бурдюк с кровью и, сверкнув глазами, воскликнуть: «Проклятый царь персов, ты жаждал крови – так пей ее досыта!».

Но нет, в фильме она этого не сделала… Сценарий не следует в полной мере ни Геродоту (несмотря на уверения режиссера), ни знаменитому роману Джандарбекова «Томирис». Он полностью оригинальный. В этом-то и его особенность. При похоронах ее мужа и сына вместе с ними в иной мир должны уйти их оружие, их кони и рабы. Это древний ритуал безоговорочной веры в загробную жизнь. Ушедшие в Верхний мир должны пользоваться посудой и оружием, положенным в могилу, ездить на конях и эксплуатировать рабов, принесенных в жертву. Любящая мать и жена должна обеспечить комфортную загробную жизнь ушедшим. Чем дороже посуда и оружие, чем больше убитых коней и рабов, тем лучше будет их жизнь в Верхнем мире, тем выше будет авторитет устроительницы похорон в кочевом обществе. Разве может не понимать этого царствующая вдова? Разве может женщина, пусть даже царица, нарушить древний обычай? Но опять нет! Логика сценария другая – разве можно показывать власть столь жестокой? Надо же ее очеловечить. Рабов оставляют в живых. Жестокие нравы VI века до нашей эры авторы фильма смягчают как только могут, пытаясь в перерывах между битвами сделать из суровой воительницы Тахмарыз добродетельную мать Терезу. К чему бы это? Или это естественное милосердие сценариста (продюсера). Или для зрителя протягивают невидимую нить в современность, посылая месседж, что в скором времени подобная власть и у нас станет доброй и справедливой?

-

– Наш главный консультант – историк Алмас Ордабаев, – утверждает режиссер Сатаев. – В работе мы не упускали ни одного его совета. Как при написании сценария, так и на съемочной площадке мы старались снимать фильм максимально приближенно к истории.

Но Алмас Ордабаев не историк, а архитектор и дизайнер. И Крым Алтынбеков тоже не историк, а художник-реставратор. Нет, мы верим, что их консультации относительно костюмов, украшений, деталей быта и дизайна интерьеров правильны и достойны уважения. Что же касается языка, то большинство профессиональных историков уверяют, что язык саков – восточно-иранский. Даже их иранские имена – Томирис, Спаргап, Харасп, Тирас, Каваз, Шаксиохар, Сардана – говорят сами за себя.

Линия сюжета у фильма прямолинейна, как выстрел из лука. Получилась не историческая драма, а эффектная иллюстрация псевдоисторических событий с бесконечными драками – патриотическая сказка для подростков. А хотелось бы не только апофеоза батальных сцен, но и концентрированной драматургии эпохи в противостоянии воинского мастерства простодушных и гордых саков с одной стороны и красноречия и интриг хитроумных персов с другой! Таким образом, и в смысле исторических событий, и в языке саков, и во внутренней логике сюжета фильм максимально удаленотистории.

Лишь профессионализм Акана Сатаева доказывает, что даже из слабого сценария можно сделать красивую конфетку. Ну и, конечно, актрисе Альмире Турсын глубокий поклон.

– Женіс! Женіс! Женіс! – торжествующе кричит Тахмарыз в финальном эпизоде после победы над персами. Тут уже никакой перевод не нужен. И на древнетюркском, и на казахском это одно и то же.

Мурат УАЛИ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество