15

Субъектная реальность

Как усидеть на маленькой табуретке между большими креслами?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧЕГО КАЗАХСТАНУ СЛЕДУЕТ ОПАСАТЬСЯ И КАКОЕ МЕСТО В МИРЕ ОН СЕГОДНЯ ЗАНИМАЕТ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Несмотря на то что «мировое сообщество» рекомендует теперь облетать Беларусь, нам обойти ее никак не получится. Слишком уж все далеко заходит. На виртуальных полях сражений, конечно же, все кипит и клубится. Психоз обострился в очередной крайний раз. Причем большинство «бойцов», кто охотно ему поддается (или даже находит в этом удовольствие), факты, как всегда, просто не интересуют. Сидя перед мониторами, эти виртуальные воители, командиры, генералы жаждут реальной крови и реальных схваток, боев, свержений – но только не со своим реальным участием. И естественно, без реальной своей ответственности за то, к чему они призывают. Им все ясно. Причем давным-давно. Но вот что интересно: руководство Казахстана, несмотря на то что после скандальной посадки самолета в Минске прошло полторы недели, оценки происходящему давать не спешит. Как ты считаешь, вообще надо ли ему давать оценку этому инциденту?

Сергей Козлов
Сергей Козлов.

Виктор ВЕРК: Начну с того, что оценка Казахстаном того или иного внешнего события подавляющее большинство реальных субъектов международной политики интересует постольку-поскольку. Даже ближайший сосед, Россия, для которого мы остались едва ли не единственным союзником не только на постсоветском пространстве, но и во всей сегодняшней Евразии, не скрывает иронического отношения к нашей «многовекторности». А у Казахстана, по сути, нет этому альтернативы. Мы зажаты географически между двумя крупнейшими субъектами международной политики – Россией и Китаем, экономически зависимы еще и от Евросоюза, а через него – опосредовано от вашингтонского обкома. Так что наши власти должны благодарить Аллаха за то, что у «Эйр Астаны» хватает статусных и иных возможностей тормознуть рейсы в Минск под предлогом их коммерческой невыгодности. В кои веки национальный авиаперевозчик сделал хоть что-то для спасения имиджа государства…

Виктор Верк
Виктор Верк.

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «ПСИХОЗ ОБОСТРИЛСЯ В ОЧЕРЕДНОЙ КРАЙНИЙ РАЗ. ПРИЧЕМ БОЛЬШИНСТВО «БОЙЦОВ», КТО ОХОТНО ЕМУ ПОДДАЕТСЯ (ИЛИ ДАЖЕ НАХОДИТ В ЭТОМ УДОВОЛЬСТВИЕ), ФАКТЫ, КАК ВСЕГДА, ПРОСТО НЕ ИНТЕРЕСУЮТ. СИДЯ ПЕРЕД МОНИТОРАМИ, ЭТИ ВИРТУАЛЬНЫЕ ВОИТЕЛИ, КОМАНДИРЫ, ГЕНЕРАЛЫ ЖАЖДУТ РЕАЛЬНОЙ КРОВИ И РЕАЛЬНЫХ СХВАТОК, БОЕВ, СВЕРЖЕНИЙ – НО ТОЛЬКО НЕ СО СВОИМ РЕАЛЬНЫМ УЧАСТИЕМ».

С. К.: То есть «Эйр Астана» дала всем понять, как Казахстан ко всему этому относится? Интересная мысль. При этом, заметь, никто и не собирается разбираться, что, собственно, произошло. Мы, как сказал кто-то из политологов, живем в реальности постправды. Голоса тех, кто призывает к здравому смыслу и честности, звучат смешно. Вот пример, свеженький. Год тому назад некоторые эксперты в области вирусологии, эпидемиологии, иммунологии высказывали соображения о том, что этот окаянный вирус, что у всех на слуху, вполне может иметь отнюдь не природное происхождение, а рукотворное. Как их тогда называли? Ковидидиотами – это в самом мягком виде. Их голоса не то что заглушались, их просто игнорировали, и таких экспертов третировали. Этому психозу поддавались миллионы и миллионы людей. А что сегодня? Даже всезнающие британские ученые нашли якобы подтверждения того, что вирус создан китайцами. Но вернемся к Лукашенко и «его» самолету. Беларусь предложила транспарентное международное расследование инцидента. Но оно никого не интересует. «Все и так ясно». Ясно, да?

В. В.: Беларусь, как и Казахстан, ни разу не субъект международной политики. Но в отличие от Казахстана эта страна с 1994 года управляется властью, которая по типологии мало чем отличается от северокорейской. Лукашенко просто повезло с географией – по существу, это заповедник авторитарной диктатуры в центре Европы. И еще последний бастион, защищающий от «тлетворного влияния Запада» матушку Россию. Именно поэтому маленькая Беларусь в центре сегодняшней гибридной войны Востока и Запада. А Казахстан и для россиян, и для европейцев – часть обширного Центрально-Азиатского региона, причем на фоне соседей – далеко не главная. Москва готова переориентироваться с Нур-Султана на Ташкент, Бишкек или Душанбе в контексте афганского кейса. А коллективный Запад в лице, прежде всего, США заинтересован больше не в нас, а в том, чтобы осложнить жизнь своим заклятым друзьям – Медведю и Дракону, между которыми нам выпало примоститься. Поэтому мы можем позволить себе позицию независимого государства в «самолетной истории» – что бы мы ни сказали и ни сделали, от нас все равно почти ничего не зависит.

С. К.: Не зависит, согласен, но мы, к сожалению, много от чего зависим. То, что мы входим с Беларусью в одни и те же международные структуры, фактор, конечно, немаловажный. Но давай уточним: Организация договора о коллективной безопасности должна быть задействована только в случае прямой вооруженной агрессии против кого-либо из ее членов. Но никакой прямой вооруженной агрессии против Беларуси нет. Будет ли она, ты в это веришь? Если будет, то, конечно, ОДКБ обязана реагировать. Но тут, думается, главный вопрос такой: а провоцируют ли действия Александра Григорьевича «коллективный Запад» к прямой вооруженной агрессии? То, как он борется за власть и с кем, это, мягко говоря, не очень-то и наше дело. Это отнюдь не значит, что его методы и цели не стоит оценивать (критиковать или одобрять), здесь каждый видит свое, и каждому что-то свое нравится. Говорить о том, что народ Беларуси жаждет его свержения, мягко говоря, неверно. Народ Беларуси считает по-разному. Нам остается лишь пожелать ему, народу, решить свои политические проблемы, но отнюдь не принимать чью-то сторону. Я говорю не о стороне Лукашенко или против него лично, а про белорусов, значительная часть которых вовсе не против него. Но к сожалению, в истории чаще всего не большинство граждан той или иной страны определяют ее будущее. Поэтому сдержанность руководства Казахстана, думается, объяснима. Все же прекрасно понимают, что дело здесь не в выражении народной воли. А в том, чтобы сменить режим в Минске (и ты сам об этом сказал). Любым способом, но желательно без лишних издержек.

ВИКТОР ВЕРК: «ОРИЕНТАЦИЯ КАЗАХСТАНА НА ВНЕШНИЕ, ПУСТЬ И ПРЕИМУЩЕСТВЕННО СЫРЬЕВЫЕ, РЫНКИ ПОЗВОЛЯЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ИЛЛЮЗИЮ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ ОТ СЕВЕРНОГО СОСЕДА. ОСТАЛЬНАЯ НАША «МНОГОВЕКТОРНОСТЬ» ДАВНО УЖЕ НЕ ВВОДИТ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ НИКОГО – ХОТЬ В БЛИЖНЕМ ЗАРУБЕЖЬЕ, ХОТЬ В ДАЛЬНЕМ».

В. В.: «Сдержанность» Казахстана, повторюсь, мало кого в мире интересует. Также, впрочем, как и выкрутасы «режима в Минске». Да, повторю, вопли Запада о непредсказуемости, Лукашенко, грозящей безопасности полетов над Европой – не более чем политический фон. Если сверхзадачей Запада было бы скинуть Батьку, это давно произошло бы – еще после прошлогодних «выборов» Александра Григорьевича. На Западе рассчитывали на то, что зкстравагантный и токсичный режим Лукашенко заставит Кремль пойти на радикальные шаги, отказавшись от экономического донорства и политической поддержки «младшего брата». И тогда у Батьки не осталось бы выхода: он, как куль с мукой, свалился бы в объятия Европы и опосредованно – США. Сегодня где-нибудь в Барановичах или в Лиде давно стояла бы база НАТО. Понятно, что Москва на такое согласиться не может, для нее Минск – как тот чемодан без ручки: и бросить страшно, и нести невмоготу… А Казахстан, напротив, очень удобен: экономическое сотрудничество наших стран идет в одну калитку, дефицит торгового баланса в пользу России приближается к 10 миллиардам долларов, поэтому и политически мы ничего поперек не вякнем. Да и что можно предъявить стране, в десятки раз более мощной экономически и связанной с тобой самой протяженной в мире сухопутной границей? В то же время ориентация Казахстана на внешние, пусть и преимущественно сырьевые, рынки позволяет поддерживать иллюзию экономической независимости от северного соседа. Остальная наша многовекторность давно уже не вводит в заблуждение никого – хоть в ближнем зарубежье, хоть в дальнем. Скажу тебе больше: если Штаты разместят свой контингент, выводимый из Афгана, в Туркмении или в другой соседней стране, то уровень политической субъектности Казахстана, и без того невысокий, упадет ниже плинтуса. Притом что даже борьбу за роль региональной, центральноазиатской сверхдержавы мы постепенно проигрываем узбекам. С белорусами все проще и страшнее: Москва вынуждена поддерживать Минск кредитами и сотрудничать в ущерб себе. Если сегодня Европа выпишет тормоза белорусским калийным удобрениям, экспортируемым преимущественно в Старый Свет, то белорусской экономике придет «кирдык»: перенаправлять этот экспорт на российский рынок некуда – он забит собственной продукцией. Словом, Батькины лихорадочные попытки «держаться за кресло посиневшими пальцами» приведут к тому, что его страна повиснет экономическим да и политическим камнем на России и ее немногочисленных стратегических союзниках вроде нас...

С. К.: Вот и ты иронизируешь по поводу нашей многовекторности… Но почему? Концепция ведь не самая плохая. Хотя бы потому, что она проверена временем и приносит свои плоды. Да, Казахстан отнюдь не субъект ни мировой политики, ни мировой экономики. Сможет ли он когда-нибудь таковым стать? Это, опять же, кому как нравится мечтать. Хотелось бы… Но не в мечтах, а в жизни приходится балансировать. В сущности, любая политика – это балансирование с учетом всех возможней и опасений. Балансируют все страны мира, это естественно. И Казахстан балансирует, повторяю, отнюдь не хуже других. Зачем нам с кем-то ссориться? Тем более с ближайшими нашими соседями. Что же касается «поглощения страны» или «втягивания в ненужные авантюры», которые якобы инициируют некоторые наши соседи, то эти опасения (или страхи) вполне объяснимы. И именно потому, что Казахстан, повторюсь, – не субъектен настолько, чтобы самостоятельно обеспечить и свою безопасность, и развитие экономики, и вообще развитие. Да, конечно, штатные и нештатные критики многовекторности прекрасно знают, как все это обеспечить. От кого отомкнуться и к кому примкнуть. Они вообще все знают. Но главное, им нужен психоз и фобии. И абсолютно неважны при этом, повторяю, факты, реальность и процессы, происходящие как внутри страны, так и в мире.

В. В.: От многовекторности в стиле «и вашим, и нашим» рано или поздно придется отказаться. Мир стремительно движется к новой холодной войне. И странам вроде нашей придется выбирать, к какому большому креслу придвинуть свою табуретку. А выбор этот, как показывает начатая Батькой «воздушная война», совсем не велик. И еще: выбранный вариант, который сегодня кажется гениально верным, завтра может стать безнадежно провальным, причем как для хозяев кресел, так и для обладателей табуреток…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество