Примерное время чтения: 10 минут
244

Согласье есть продукт…

Главный лозунг политического момента: какой он сегодня?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – ОБ ИДЕОЛОГИИ НОВОГО КАЗАХСТАНА. И КАКОВА ОНА У ЕГО ПРОТИВНИКОВ? [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Грядёт неумолимо референдум. В нашем богом хранимом отечестве, как и всегда у нас бывает в дни подобных испытаний, разброд, разноголосица, шатание… Извините за невольную рифму. И вот что тревожит: в этом мутном политическом водовороте противники нашей стабильности заметно активизировались. Атакуют главу государства, и атака эта обильно спонсируется известными, не будем пока говорить какими, внутренними и внешними «инвесторами». И всё это держит нас вот уже несколько месяцев в напряжённой атмосфере тревоги и ожидании «чего-то такого», что вполне может быть «страшнее того, что было». Определение «Вторая республика» третируется, также, впрочем, как и определение «новый Казахстан». Повсюду призывы убрать из власти всех, причастных к прежнему правящему семейному клану. Но при этом не называются те, кто их может заменить. Возбудились буквально все, я говорю «буквально», ибо это ещё, видимо, не все. Во всяком случае национал-радикалы и известные своей направленностью радикалы религиозные, а также пресловутые либерал-радикалы и прочая подобная публика, они тут как тут. То есть хорошо оплаченная, как я уже сказал, извне и изнутри, работа которой направлена либо на смещение нынешней верховной власти, либо на замену её представителями «своих», тоже радикалов, но уже определённых теми, кто всё это оплачивает. И в этом, с позволения сказать, политическом бульоне, никак не «сварится» один ингредиент – тот, который сделал бы этот бульон самым острым, то бишь воспринимаемым, что называется, на уровне инстинкта. Что же это за ингредиент? Может, идеология? Проклятая и запрещённая когда-то. Не какая-то конкретная, а вообще идеология как фактор общественной жизни. Вот сказали тридцать лет тому назад, что любая идеология это скверно. И запретили. Любую. А как без неё жить-то обществу? Скажи, ведь ты наверняка знаешь…

Сергей Козлов
Сергей Козлов.

Виктор ВЕРК: Красиво излагаешь, коллега! И в принципе ты прав, говоря о невозможности для общества жить и развиваться без… не то чтобы идеологии (от этого правильного по своей сути слова для многих за версту разит совком), а, скажем так, без национальной идеи. Попытки ее сформулировать не прекращались все тридцать лет независимого существования страны. Сначала это был лозунг «зарабатывай деньги – развивай страну!» (это я, как ты понимаешь, формулирую произвольно). Вскоре, однако, выяснилось: идея эта превратилась в бизнес-план одной семьи и близкого к ней «узкого круга ограниченных людей», получивших от государства неограниченные ресурсы и возможности. А когда другая группа людей с неограниченными амбициями сначала организовала предпринимательское движение «Новое поколение», помнишь, чем это кончилось? Ага, сначала коротким «конфетно-букетным» периодом сотрудничества младотюрков с властью, а затем естественным перерастанием экономических аппетитов «молодёжи» в политические, с рождением и разгромом запрещенного ныне общественного движения из трех букв… Теперь вот второй президент предлагает стране новую нацидею «Жана Казакстан», фундаментом которой должна стать не совсем новая, но существенно обновленная Конституция. Но штука в том, что большинство заготовленных для скорого и неотвратимого конституционного референдума с колокольни обывателя «страшно далеки от народа». Спроси любого на улице, чем отличается пропорциональная избирательная система от мажоритарной, а Конституционный суд от одноименного совета, даже человек с университетским дипломом не ответит, если он не юрист. Фактически единственные вопросы плебисцита, понятные «ширнармассам», о «выселении» из Конституции первого президента и о запрете родственникам главы государства занимать госпосты. Вот это можно было вынести на референдум, а все остальное принять в парламенте, что с успехом делали с Конституцией до сих пор. По большому счёту первые два вопроса, пропущенные через референдум, и есть политический фундамент здания нового Казахстана, понятный и приемлемый для подавляющего большинства граждан. На этом фундаменте можно строить любые идеологические конструкции. Ну там, либертэ, эгалитэ, фратернитэ…

Виктор Верк
Виктор Верк.

С. К.: «Дайте свободу Анджеле Дэ…» Я помню. Свобода, равенство, ну и так далее. Это идеология? Может быть. Вообще-то, когда в XVIII веке во Франции впервые прозвучал этот лозунг, который означал появление в монархическом, сугубо католическом государстве новой, республиканской идеологии, он отнюдь не был предназначен всем на свете. Другим, таким же новым лозунгом был «Да здравствует нация!». О том, что принцип нации со времен революции 1789 года был и оставался по существу революционным принципом, свидетельствуют многочисленные источники по истории Великой французской революции. «Нация, – как писал историк революции Франсуа Фюре, – есть то поле, на котором действует история и общественный договор, она одна может обеспечить утверждение и защиту не поддающихся предписанию индивидуальных прав, она хранительница первоначальных отношений, породивших монархию. История – это коллективная память, воссоединение французов с правами нации, иначе говоря, с их собственными правами». То бишь впервые возникла сама идеология как система идей одной группы людей, объединённых не религиозной общностью, а относящихся к одной нации. И эта нация противостояла монарху и системе, которая эту нацию ограничивала в правах. Могут ли принципы свободы, равенства, братства лечь в основу нашей идеологии? Ведь сегодня происходит именно замена прежней системы власти на систему новую. Понимаю, что ты категорически не согласишься, но это факт. Хотя бы потому, что «третьему сословию» даётся шанс изменить своё положение в структурах власти: выдвинуть туда своих представителей, влиять на формирование законов, на политику исполнительных органов, на состав высших судебных институтов. Или опять это не так?

В. В.: Система власти никуда не девается, она лишь избавляется от приставки «супер». И то ещё надо посмотреть, как это будет выглядеть в реальности. В конце концов, форма правления остается президентской, а оговорка «с сильным парламентом» пока выглядит не более чем благим намерением. Для сильного парламента нужны независимые от властей всех уровней избиркомы, во что верится с трудом. Вот, кстати, будет интересно увидеть, как власти станут обеспечивать необходимую для признания референдума состоявшимся 50-процентную явку. Сделать это без пресловутого адмресурса и «рисования» нужных результатов будет непросто, учитывая не самую лучшую социально-экономическую ситуацию, пессимистичные настроения в обществе, когда люди видят рост цен, но не зарплат. А народец сейчас ушлый и явно не воспримет старых уловок при строительстве «нового» Казахстана. Верховная власть это понимает, но готовы ли к игре по новым правилам власти на местах? Для них само слово «идеология» – чтото вроде «смирно, вольно и кругом», главное – отчитаться наверх о нужном результате…

С. К.: Да, у очень многих в головах так называемый диктат идеологии. Когда непременно нужна совокупность господствующих взглядов по основным вопросам существования социума («общественный строй» плюс «уклад жизни»), который являлся бы мощным источником формирования «подобающего» поведения. Чтобы идеология, пусть даже не тоталитарная, а любая доминирующая в сообществе проникала буквально во все поры жизни и «нужные идеи» правили нашим микромиром. Или уж влияли на общественное сознание. Но беда таких «благих» устроителей в том, что идеи нынче сильно уж разнятся. Куда легче установить одну «правильную идеологию», и куда сложнее работать так, чтобы сохранять в обществе мир, компромисс, гармонию, пусть и относительную. Именно поэтому президента Токаева и атакуют со всех сторон, потому что он предлагает обществу именно мир и компромисс, а те, кто провоцирует внутреннюю распрю и хаос, хотят совершенно другого. И их, прямо или косвенно, к сожалению, поддерживают немало наивных или не определившихся сограждан. Или романтиков-демократов. Ибо не ведают, что творят, не понимая, что в данной нашей ситуации альтернатива инициативам Токаева – именно хаос и внутренняя распря.

В. В.: Без распри, как ты это называешь, не достичь легитимного результата. А это означает, что даже после референдума страна вряд ли получит тот общественный консенсус, ради которого, по идее, это голосование и затевается. И тогда следующий рулевой после Токаева подвергнет здание построенного «сверху» нового Казахстана в лучшем случае капремонту… А обществу нужна простая и понятная, как Билль о правах, идея на века. И получить её возможно только снизу, с общего согласия. Об этом хрестоматийный монтёр Меньшиков хорошо сказал: «Согласье есть продукт…». А ещё есть тезис «немодного» сегодня Владимира Ленина про «размежеваться прежде, чем объединиться». Сегодня в нашем ещё недозрелом, но ускоренно созревающем социуме только начинается размежевание, а ему уже предлагают объединиться. Понятно, что в нынешних непростых внутренних и внешних реалиях власти некогда ждать. Но возникает вопрос: чем тогда сегодняшнее «всенародное голосование» лучше решения, принятого «всенародно избранным» прошедшей зимой парламентом. Последнее было бы еще и дешевле – 16 с половиной ярдов сумма для бюджета хоть и не критическая, но тоже на дороге не валяется. Впрочем, власть можно понять: ей нужен символ провозглашенной «Второй республики», освящённый «всенародным признанием». А парламент как легитимный орган власти сегодня не признаёт как минимум половина его избирателей. Для начала новому Казахстану (если по-взрослому его строить) нужен новый, реально сильный и самостоятельный, многопартийный депутатский корпус, который сам написал и сам же принял бы новую Конституцию. Но, увы, это долго, затратно и никому наверху не нужно…

С. К.: Так что же тогда есть новый Казахстан? Цитирую госсекретаря Ерлана Карина: «Это, в первую очередь, перезагрузка общественных ценностей. Неприятие радикализма, крайних взглядов и действий, укрепление созидательного мотива. Преодоление всевозможных разломов в обществе. Это также означает продолжение поэтапных и системных реформ. Гуманитарное измерение госполитики и ставка на человеческий капитал». Это вкратце. Или нужен новый «символ веры»? Катехизис демократа? Или, быть может, манифест людей доброй воли? Билль о правах, говоришь? Сегодня, как я уже неоднократно говорил, самое главное – у всех, буквально всех, кто хочет активно преобразовать казахстанское общество, – появилась для этого реальная возможность. Только не надо отрицать, что это не так. Можно работать, можно. И многие уже работают. И не только по разрушению стабильности, не только чтобы натравить одних граждан на других, чтобы их разделить, но и работают на созидание. На то, чтобы мирным, или, как говорится, эволюционным путём обновить все сферы нашей жизни. И все общественные, и госструктуры. Нет, не люстрациями и репрессиями, а именно постепенной заменой тех, кто для реформ и преобразований не подходит. Какова же здесь идеология? А очень даже естественная: не торопись, не кипятись, не навреди. Примитивно, да? Предлагайте своё, на то они и поправки в Конституцию. Начнём хотя бы с этого.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых