Примерное время чтения: 9 минут
47

Слова созидания

Президент Казахстана стал главным ньюсмейкером в эти январские дни

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О САМЫХ ПОСЛЕДНИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СОБЫТИЯХ, О ЗАЯВЛЕНИЯХ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА, ПЕРСПЕКТИВАХ ТРАНСФОРМАЦИИ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Съезд «Нур Отана» под номером ХХI не стал двадцатым съездом КПСС, как многие ожидали. Развенчания культа личности не произошло. А сегодня многие из сограждан жаждут расправ, экспроприации, разоблачений, показательных судебных процессов и вообще, как они выражаются, «очищения общества». Тогда как сами, впрочем, очищаться не спешат. Это я к тому, что сейчас бурным и мутным потоком идут обвинения в адрес Токаева в том, что он отдал приказ «стрелять в безоружный народ» (!), что он «заодно с преступной кликой», что он «сдал Казахстан Путину». Злоба и агрессия. Причём уже более отчётливо видно, кто участвует в этом, так сказать, по недомыслию и природной склонности ненавидеть всё вокруг, потому что не может не ненавидеть, а кто делает это явно небескорыстно. Ну не получилось, как задумывалось, и им нужно повторить. Но об этом, думается, предстоит говорить ещё не раз, однако не сейчас. А сейчас можно констатировать, что Касым-Жомарт Кемелевич всем дал понять: ломать никого и ничего не стоит, надо строить и перестраивать. И экономику, и внутреннюю политику, и политическую систему. Разве не так? Токаев дал понять, что правящая партия теперь должна стать именно политической партией, а не собранием сторонников только главы государства. Она должна бороться за власть при реальной политической конкуренции, а не получать депутатские мандаты, осенённая образом и величием какого-нибудь лидера нации. Токаев в своём интервью сказал, что больше двух президентских сроков на посту находиться не собирается. Он также сказал, что не следует устраивать охоту на ведьм и отрицать всё позитивное, что сделано в прошедшие десятилетия. Но сторонники тотального очищения ничего этого не услышали, а выискивают сейчас какие-то нюансы, чтобы дискредитировать президента во что бы то ни стало. А что услышал в его словах ты, мой либерально-демократический друг и коллега?

Виктор ВЕРК: А я тебе на это скажу: во-первых, я никакой не либерал, ненавижу это слово. Либералы сидят в ПАСЕ, резолюцию которой по январским событиям Токаев раскритиковал совершенно правильно. За этими бездельниками стоят европейские лоббисты с большими деньгами и неистребимым желанием насолить – кому угодно и за что угодно. Они через свои европарламенты продвигают «демократические ценности, права человека, свободу слова», но только там, где тонко, в надежде: а вдруг порвётся! Поэтому они закрывают глаза на разгоны демонстраций в европейских столицах или на явное нарушение прав экс-президента США Трампа, когда телеканалы отключали ему эфир. Впрочем, бог с ними. Другое дело, что версия о внешнем заказе январского шабаша, о неких боевиках, приземлявшихся в порту Алматы под видом гастарбайтеров и потом громивших город по команде откуда-то извне, меня не слишком убеждает. Токаеву она нужна по двум причинам: во-первых, чтобы обосновать приглашение ОДКБ, а во-вторых, чтобы не дискредитировать окончательно своего предшественника, к которому реальные организаторы после новогоднего шабаша, скажем так, имеют прямое отношение. Я не собираюсь приводить факты (у меня их нет). Но за почти 35 лет занятия журналистикой научился не принимать на веру официальную версию. Как говорится, вскрытие покажет… Но хочу сказать тебе, государственник ты наш, что поддерживаю Касым-Жомарта Кемелевича в его усилиях максимально комплиментарно проводить на пенсию Нурсултана Абишевича. Ведь второй президент состоялся исключительно благодаря первому. И Токаев, будучи человеком умным, проницательным и опытным, прекрасно понимает: ему не с руки «закапывать» Назарбаева, время всё расставит по местам. Как по мне, сейчас важнее не то, что Токаев уже сделал, а то, что он пообещал сделать. А пообещал он на съезде и на «Хабаре» три-четыре базовые вещи: во-первых, и ты тоже об этом сказал, не засиживаться в Акорде более двух сроков, отведённых Конституцией (тем самым, кстати, Токаев прямо дал понять, что на второй срок он собирается, заметив при этом, что, мол, никто не знает, сколько ему суждено быть президентом); во-вторых, он не хочет надолго задерживаться у руля «Нур Отана», справедливо видя себя в роли арбитра всех политических сил и гаранта их здоровой конкуренции; в-третьих, он видит в парламенте несколько реально сильных конкурирующих партий, готовых объединяться в коалиционное правительство с учётом интересов всего общества; в-третьих, ради благополучия страны и её граждан он готов идти на серьёзные жертвы для своей репутации в чьих угодно глазах; и, наконец, в четвёртых, он не будет никого чернить и ниспровергать ради собственного имиджа «революционера». Вот и давай вернёмся к этому через полгода-годик и посмотрим, выполняется ли обещанное. Будет у нас к тому времени 7-8 реальных партий (включая тот же «Нур Отан», лишённый привилегии называться партией президента) – значит, Токаеву можно верить. К слову, насчёт «сдал Казахстан Путину». На мой взгляд, без каких-то предварительных договорённостей с Кремлем не обошлось. А вот что нам за это будет… Токаев в телеэфире анонсировал свой визит в Москву в середине февраля. Вот и поглядим, о чём они там договорятся, что подпишут.

С. К.: Будет много политических партий, говоришь? Будет, скорее всего. И это, наверное, надо. Чтобы хотя бы перенести дискуссии и политическую борьбу в те политические институты, которых нас пока нет. Чтобы говоруны и крикуны показали, на что они способны в реальной политической работе. И уж покажут, будьте покойны. Появятся и новые лидеры, но, боюсь, те, кого мы хорошо знаем, вряд ли могут рассчитывать на лидерство. Работать, именно работать, как политики, они не умеют, а вот склочничать и устраивать свары между собой – это пожалуйста. Что касается досрочных парламентских выборов, о которых все говорят, то особого смысла проводить их именно сейчас, думается, нет. Вот когда произойдёт действительная трансформация политической системы, будут другие законы о выборах, о тех же политических партиях, о полномочиях парламента и правительства, вот тогда этот смысл появится. А проводить выборы, когда температура в обществе явно повышена, неразумно. Более того, у главы государства сегодня должны быть полномочия, которые позволят ему навести в стране порядок, – скажем, в силовых структурах, с пресловутыми квазигосударственными монстрами, с деятельностью министров, наконец, – и эти полномочия у него есть. Я не хочу предполагать, что в ходе трансформации эти полномочия изменятся, но всё должно меняться в определённой последовательности. О чём, кстати, и сам президент говорит. Сейчас и сразу – это на потребу публике, значительная часть которой, как уже было сказано, всё равно ничего из предлагаемого президентом не примет. Работать надо. А им надо свергать и ставить тех, кто им нравится. А так не получится, потому что одним нравятся радикалы, другим либералы, третьим клерикалы. А стране нужна устойчивая политическая система. Согласен, демократическая, и время покажет, готовы ли мы к тому, чтобы понять, что есть реальная демократия и как мы станем демократическими.

В. В.: Не надо бояться издержек партстроительства, они неизбежны. Будут и партии-однодневки, и дешёвые популисты в роли их лидеров, и сопротивление противников перемен будет колоссальное. Но по-другому не бывает, если нужно за три-пять лет перестроить практически всё, что вкривь и вкось сделано за тридцать. У Токаева сейчас есть почти всё: рычаги власти, какая-никакая поддержка снизу, готовность (пусть и не стопроцентная) элит к сотрудничеству. Но у него нет двух вещей, ключевых для успеха, – времени и надежной, компетентной, поворотливой команды. Эти люди слишком долго смотрели в один рот, и теперь им позарез нужен другой. Но Токаев не такой, он не способен взять всех за руку и куда-то вести. Он хочет быть над схваткой, ставить оценки, выносить вердикты. По сути, готовый президент парламентско-президентской республики – с сильным многопартийным парламентом, формирующим ответственное перед депкорпусом правительство и акимовскую вертикаль. А он, как всенародно избранный глава государства, будет гарантом законности и справедливости этой прекрасной государственной машины. Судя по тому, что Касым-Жомарт Кемелевич отводит себе на президентство менее 8 лет, ему придется действовать быстро и решительно. Но главное, повторюсь, это команда. Президент сам признал в интервью, что «скамейка запасных» у него коротковата. Стоит добавить: многих из тех, кто сейчас «на поле», ему придётся отправлять в небытие…

С. К.: Да, сейчас многие из персоналий во власти находятся в подвешенном состоянии. К тому же идёт расследование январских событий, и надо полагать, со своих должностей слетит ещё немало фигур и фигурок. Кто придёт на их место? Это очень интересно. Будем, что называется, наблюдать. Пока что кадровые назначения вызывают некоторые вопросы, хотелось бы в самом ближайшем будущем получить на них ответы. Вселяет надежду (очень вселяет) то, что уже сейчас появляются новые имена как в руководстве «Нур Отана», так и в исполнительной власти (не все имена вселяют, но некоторые). Это что касается власти. Что же до наших сограждан, то немногие, думается, из них понимают, что демократия – это бремя, испытание, ответственность о долгий, упорный труд. Не зря президент привёл в качестве примера Германию. Страна, разгромленная после страшной войны, находящаяся в руинах, смогла не только создать одну из ведущих мировых экономик, но и одну их самых эффективных демократий, в которой не место крикунам, горлопанам и популистам, в которой стараются договариваться друг с другом. Не только лишь для того, чтобы получить власть и удержать её, но, главное, для развития страны и сохранения гражданского мира. Понятно, что ещё семь вёрст, как говорится, до такого понимания демократии, но, как известно, практика – лучший учитель. Надеемся, что нам всё же дадут попрактиковаться…

В. В.: А ничего другого и не остаётся, ибо второго елбасы страна просто не вынесет…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых