Примерное время чтения: 9 минут
29

С отступающим старым годом!

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о том, какие перспективы вырисовываются на год 2023-й и какие уроки можно извлечь из 2022-го? [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Год тому назад никто не мог сказать, что нас ждёт в 2022-м. Никто, подчёркиваю. Также как перед годом 2020-м никто даже близко не предсказал пресловутую пандемию и тот психоз, который её сопровождал. И мы сегодня с тобой ничего предсказывать не будем, потому как это дело не только неблагодарное, но и бесполезное. Однако процессы, происходящие вокруг, мы увидеть должны, также как и возможные их результаты. А год нынешний начался с года прошлого, прежде всего с подведения итогов прошлогоднего января. Сегодня многие измеряют время по линии разлома: что было до кантара, а что началось уже после него. И как мы уже отмечали в своём прошлом «базаре», этот кантар характеризуется в обществе диаметрально противоположными оценками. Или как мирные протесты за демократические преобразования, или как хаос, вызванный погромщиками и криминалом. Хотя, наверное, там было и то, и это. Правда, где мирные протесты, я не знаю, потому что на моей улице были лишь агрессивные толпы, избивающие омоновцев, тогда как мирные протестующие, судя по рассказам сторонников этой версии, находились где-то в другом месте. Но так или иначе, а год наступивший начался именно с доклада генерального прокурора страны о ходе расследования тех прошлогодних событий. Из сказанного Бериком Асыловым следует (впрочем, это было довольно ясно и сразу после событий), что наша административная система, мягко говоря, не очень устойчива. Что было прямое сращивание силовиков с криминалом. Сотрудники КНБ покидают по распоряжению своего шефа свои служебные помещения, оставляя оружие мятежникам... В общем, картина, надо прямо сказать, жуткая. Будут ли сделаны честные выводы? Рискую навлечь на себя гнев радикальных патриотов, но сомневаюсь в трезвости оценки произошедшего. Хотя бы потому, что сегодня, год спустя, тщательно умалчивается один из главных факторов преодоления кризиса – вмешательство союзников по ОДКБ. Можно ли себе представить те события, если бы тогда, 5 января 2022 года, стало известно, что союзники отказали просьбе главы Казахстана оказать ему помощь или промедлили с ней? И будет ли это обстоятельство, что они откликнулись, оценено объективно? Наблюдая за нынешним обсуждением событий, думаю, что вряд ли...

Виктор ВЕРК: Во-первых, позволь поздравить и тебя, и наших читателей с отступившим наконец старым годом и пока не вполне наступившим новым. Почему так? Да потому, что на многие вопросы, поставленные прошлым январем, и ты уже сказал об этом, мы вряд ли ответим в нынешнем. Что нового сказал депутатам да и всей стране Берик Асылов? Да ничего, в сущности. Он просто повторил, местами едва ли не дословно, сказанное президентом в прошлом январе коллегам по ОДКБ. Желающие могут найти ту речь Токаева на онлайн-заседании Совета глав государств ОДКБ, чтобы в этом убедиться. В общем, сейчас очень нужна некая

«новая мифология», подобная той, что возникла при Назарбаеве на почве желтоксана. И вот теперь кантар – спасение отечества, крах заговорщиков, помощь союзников… Вполне себе подходящий нарратив, чтобы отвлечь публику от стремительно растущих цен, дешевеющих зарплат, невнятных перспектив экономики, латентной безработицы, преступности. А тут еще теплоэнергетика на ладан дышит, экология в мегаполисах на грани фола…

С. К.: Да, плачевное состояние многих, слишком многих энергетических объектов страны – это тоже шлейф прошедшего года. Хотя, если опять же быть честным, это шлейф прошедших десятилетий, когда главенствовал лозунг – сначала экономика, а потом политика. И получилось, что кое-кто выстраивал свою, личную или клановую экономику, а вот государственная была как бы в стороне. И теперь главные опасения у людей – как бы нынешнюю зиму дожить, чтобы где-нибудь ещё не прорвало, не посыпалось, не обрушилось. Какая-нибудь труба, магистраль, котёл или иной агрегат. Нормально так, в стране, которая метила когда-то в какие-то тридцать наиболее развитых стран, котлы на ТЭЦ не менялись шесть десятилетий, и это при ежегодных тридцатиградусных морозах. При этом меня умиляют некоторых областные акимы, они «объясняют» аварии именно этим: не менялись котлы и трубы, вот не менялись, и всё. Ну что вы, граждане, хотите?

Ведь не менялись же! Так и вы, акимушки, не менялись. Все эти десятилетия. И вы все эти годы сиживали в разных служебных креслах на разных уровнях и прекрасно знали, что трубы гниют, а котлы рушатся. И это именно вы эти трубы и котлы и не меняли. Вот если бы мы действительно находились в определённой стадии реформирования страны, то надо бы вытащить на свет божий всех этих министров и акимов, которым в своё время докладывали о плачевном состоянии нашего энергетического хозяйства. Хотя бы имена их назвать – тех, кто был ответственен за ремонты и замены ветхих труб. Почему нет? Безответственность порождает разложение. А эффективность административного, управленческого аппарата, как известно, определяется тем, насколько высоки в нём дисциплина и отношение к профессиональному долгу. А нас судят, да и то иногда, лишь за взятки, а вот за халатность – пока что только силовиков.

В. В.: А это из той же серии… Вот назвал генпрокурор Масимова и его зама по КНБ главным организатором попытки госпереворота. А та же Айман Умарова в «Фейсбуке» задает вполне себе логичный вопрос: а заказчики-то кто? Потенциальные, так сказать, выгодоприобретатели? Сдается мне, Карим Кажимканович давно эти фамилии назвал, в том числе самую громкую, еще вчера сакральную. А народу говорят: мол, озвучить не можем, это связано с госсекретами, на кону безопасность страны. Что ж, аргументы очень даже понятные. Но вот скажи, зачем тогда было затевать возню с книжкой Млечина, презентовать ее в нашем посольстве в Москве, тиражировать «сенсационные» цитаты про самолет под парами с 25 лямами зелени на борту? После такого вполне логично объявить тотальную «деназарбаевизацию», провести обратный ренейминг проспектов и площадей, срочно переписать учебники истории.

Народ уже предполагает, кого объявят его героями, теперь он требует назвать антигероев. Невзирая, так сказать, на лица. А у нас парламент все никак не отменит одиозный закон о первом президенте. Теперь вот пошли разговоры, что эту миссию оставят новому парламенту, который выберут не раньше весны. А к работе он приступит не раньше осени… Просто раздолье для реваншистов, не находишь?

С. К.: Нахожу. От выборов в парламент, на мой взгляд, слишком многого ожидают. Как в своё время от нового законодательства о партиях. Помнишь? Как говорили, что вот теперь-то партии начнут возникать одна за другой. Да, они возникают. Но совсем не в таком обилии, что ожидалось. И к тому же ничего такого особенного эта волна партийного строительства пока не приносит. Хотя наш с тобой друг политолог Андрей Чеботарёв и внёс досрочные выборы в парламент и местные органы власти в свой список наиболее ожидаемых событий в политической жизни Казахстана в 2023 году. А ещё он ожидает смену правительства республики и, как ты уже отметил этот фактор, отмену конституционного закона «О первом президенте РК – Елбасы», завершение судебного процесса по делу экс-председателя КНБ Масимова и его подчинённых. Отметил Андрей Евгеньевич ещё и то, что очень ожидает выступление президента Токаева с очередным посланием народу Казахстана. Вот ты критикуешь власть за медлительность реформ, а политологи, напротив, отмечают, что ожидают многого от проведения второго заседания Национального курултая при президенте, от принятия закона «О местном самоуправлении», от прямых выборов акимов отдельных районов и городов областного значения. От принятия закона «Об общественном контроле». И всё это вроде бы будет в этом году. Это движение вперёд или имитация, как ты считаешь? Ну а я позволю себе подать голос от простых граждан: мы, простые граждане, очень надеемся на то, что в нашей стране экономика наконец станет реальным приоритетом и вся наша обветшалая вконец, а точнее, в хлам пришедшая инфраструктура обратит на себя внимание наших чиновников. А то, господа чиновники, последствия и для нас, и для вас могут быть непредсказуемыми...

В. В.: Насчет непредсказуемых последствий это ты в самую точку! В сегодняшних условиях, когда стабильности нет в экономике, а за формально новыми политическими лозунгами отчетливо просматривается стремление, как говорят англичане, приготовить омлет, не разбивая яиц, каждый день такой «политкулинарии» грозит всей стране примерно тем же, чем в свое время неисправная фритюрница обернулась для старого аэропорта нашего с тобой любимого города. Тут вот госсоветник Карин обещает нам горячий политический год – в смысле реализации давно обещанных президентских реформ. Что ж, действительно пора. Как говорится, вчера было рано, завтра будет поздно.

С. К.: Ох, давай воздержимся от некоторых сравнений. Так не хочется, чтобы год был горячим хоть в прямом, хоть в переносном смысле. Нет, я отнюдь не против перемен в нашей и политической, и экономической, и культурной жизни. Нужна нам реальная демократия? Кто ж спорит? Нужна современная экономика? Конечно, только вот никто пока не может сказать какая. Нужны нам новые, как принято ныне выражаться, культурные коды, чтобы действительно сплотить всех граждан страны? Об этом постоянно говорят все уважаемые наши культурные деятели: да, нужны. Но, опять же, скажу вещь очень даже непопулярную и многих раздражающую: прежде всего нам необходимо избавиться от комплекса вторичности. Честно посмотреть на самих себя и ответить на главный вопрос: к чему мы пришли после тридцати лет самообмана? Вот сегодня, сейчас. А не оглядываться постоянно на год ушедший, годы ещё более далёкие, не рисовать несбыточных картинок для годов грядущих. Жить, повторюсь, сейчас и радоваться тому, что это сейчас у нас есть, что оно наступило.

Виктор Верк и Сергей Козлов 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых