387

Премьер номер один

Он возглавил правительство независимого Казахстана в самый сложный для страны период

ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ ПРАВИТЕЛЬСТВО КАЗАХСТАНА ВОЗГЛАВЛЯЛИ ДЕСЯТЬ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОВ. ВСЕ ОНИ НАОСОБИЦУ, У КАЖДОГО БЫЛИ СВОИ СИЛЬНЫЕ И СЛАБЫЕ СТОРОНЫ. КТО-ТО ЗАПОМНИЛСЯ, КТО-ТО НЕ ОЧЕНЬ. И СЛЕД В ИСТОРИИ СТРАНЫ КАЖДЫЙ ОСТАВИЛ СВОЙ, ЗАМЕТНЫЙ ИЛИ НЕТ. И СУДЬБЫ У НИХ СЛОЖИЛИСЬ ПО-РАЗНОМУ. И ПРИМЕРЫ ЭТИ ПРЕМЬЕРЫ ПОКАЗЫВАЛИ НАМ СВОИ СОБСТВЕННЫЕ. [газетная статья]

КАЖДЫЙ – ПО-СВОЕМУ.

Одного из них, знатного реформатора и не менее знатного оппозиционера, заочно осудили, он много лет живет за границей. Другой вполне очно посидели на скамье подсудимых, и за решеткой. Нефтяник Нурлан Балгимбаев скоропостижно ушел из жизни. Карим Масимов занимал кресло премьера дважды. Кто-то, уйдя с этой должности, остался в чиновничьих рядах. Есть политические тяжеловесы, ставшие пенсионерами. А Касым-Жомарт Токаев стал вторым президентом страны. Словом, разброс судеб – на любой вкус.

ВО ВЛАСТИ И В БИЗНЕСЕ

C первым главой правительства суверенного Казахстана Сергеем Терещенко я накоротке знаком не один десяток лет. Впервые брал у него интервью, когда он работал еще в Чимкенте. А в 1994-м он как премьер-министр подписал постановление об утверждении меня редактором «Казправды».

Много общались, о многом говорили. Еще совсем молодым и полным сил его убрали с должности – подпирал энергичный и не боящийся ломать то, чего не строил сменщик. Сергей Александрович, как он говорит, «пошел в фермеры», стал заниматься сельскохозяйственным бизнесом. Издал книгу о двух ипостасях своей жизни, которую так и назвал: «Во власти и в бизнесе».

Я мало знаю людей с таким, как у него, врожденным чувством баланса, равновесия. Сергея Терещенко трудно вывести из себя, хотя он вовсе не «толстокож», может и завестись с пол-оборота, и погорячиться, и в спор вступить. Но при этом эмоции его не захлестнут, и тормоза он никогда не отпустит. Даже в гневе (редкое для него состояние), который, как известно, ослепляет, он, кажется, все видит и контролирует. Вот и в книге его это читается и видится.

Для Сергея Терещенко главная отрада – мед, который он любит с детства.
Для Сергея Терещенко главная отрада – мед, который он любит с детства. Фото: из газетных материаловcverkest from Pixabay

Разумеется, ему есть что вспомнить, он был деятельным участником и свидетелем интересных и крупных событий на изломе истории. Ему не надо становиться на цыпочки, чтобы выглядеть выше, ярче, вводить в свои воспоминания художественный вымысел. И пишет о своих годах во власти с понятным чувством гордости. И о колебаниях своих говорит – как в прежние времена, «колебался вместе с линией партии».

А о бизнесе пишет, похоже, с гораздо большим удовлетворением. Как о том, что получается и удается. Сегодня он номер 38- й в списке «50 самых влиятельных бизнесменов Казахстана».

ДО ОСНОВАНЬЯ... А ЗАЧЕМ?

Помнится, как готовил книгу, посвященную 50-летиюцелины. Пришел к Терещенко, расспрашивал его. Он говорил:

– Сорокалетие начала подъема и освоения целинных и залежных земель в 1994 году мы (я имею в виду правительство республики), говоря откровенно, отмечать не хотели. Да и что праздновать? Все помнят, как трудно жилось тогда, как сопротивлялись реформам наши привычки, с какой безнадегой смотрели многие в будущее, как хотелось обратно. На откровенно бедствующем селе эти чувства были особенно остры. Не забуду, как на заседаниях правительства стон стоял: области просили денег, фондов. Найди и выложи резервы для села… А где их взять? Возможности былой экономики растаяли на глазах, рвались налаженные связи, бал правили хаос и примитивный бартер. Так вот, наступала весна 1994 года, стали поговаривать: а как же быть с юбилеем целины? Помню, поморщился Нурсултан Абишевич, но, подумав, сказал: давай пригласим ветеранов целины на годовое агропромышленное совещание, там и поздравим. Надо поздравить. В том, что сегодня нам всем трудно, они не виноваты. Если бы не их подвижничество, нам было бы еще труднее.

ПО ПРИВЫЧКЕ АЛМА-АТА ГЛЯДЕЛА НА МОСКВУ: КАК ТАМ, ЧТО НОВОГО. В ЧАСТНОСТИ, ЧТО ДЕЛАТЬ С СЕЛОМ? В ОБЩЕМ И ЦЕЛОМ, КОНСУЛЬТАЦИЯ БЫЛА ТАКОВА: НАДО СОЗДАТЬ ЭФФЕКТИВНОГО СОБСТВЕННИКА, ТО ЕСТЬ ФЕРМЕРА, А СОВХОЗЫ РАЗОГНАТЬ, ОНИ НЕ ЭФФЕКТИВНЫ. НУ И ПОНЕСЛОСЬ…

Выступил очень напористо, я бы сказал, даже зло по отношению к тем, кто грозил реформаторам всеми бедами вплоть до голодомора. И нашел добрые слова в адрес первоцелинников, и приободрил зал своей уверенностью в том, что будет у целины второе дыхание. Спустя десять лет эта уверенность подтвердилась жизнью.

«Свобода приходит нагая…» Пришла независимость, надо было скинуть старые одежки централизованной экономики, учиться жить без указки, все решать самим, осваивать законы неведомого рынка. Кто подскажет? А вот они, западные консультанты. Один из самых заметных – американский экономист Джеффри Сакс, ставший руководителем группы советников правительства России, прямой наставник Егора Гайдара. Один из авторов «шоковой терапии», заявивший, что он пришел «вытащить на свет республику, погруженную во мрак посткоммунистической экономики».

По привычке Алма-Ата глядела на Москву: как там, что нового. В частности, что делать с селом? В общем и целом консультация была такова: надо создать эффективного собственника, то есть фермера, а совхозы разогнать, они неэффективны. Ну и понеслось…

Годы спустя друг и коллега Терещенко, неоднократный аким разных областей Сергей Кулагин говорил об этом «затмении» так: «Неправильно проведенная приватизация привела к печальным последствиям. Нужно было сменить собственника, это бесспорно, можно было разделить землю на условные паи, но не стоило ломать структуры полей, дробить основные средства.

И вот почему. На юге крестьянское хозяйство может быть эффективным. Там, где речь идет об овощеводстве или других видах растениеводства, требующих больших затрат ручного труда, где отдача гектара составляет несколько тысяч долларов, семья, продав выращенное, на эти деньги не только живет, но и развивает производство. То есть фермер может обойтись относительно небольшим количеством земли. На севере, где основной культурой является пшеница, урожайность зерновых небольшая. Отдача гектара такова, что для эффективного хозяйствования нужны большие площади. И только совместными усилиями группы людей можно выращивать продукцию в количестве, достаточном для самофинансирования…

И наши экономисты, и западные специалисты сельского хозяйства предупреждали еще в конце 80-х, что время мелких ферм безвозвратно ушло в прошлое, что львиная доля сельхозпродуктов и сырья во всем мире производится крупными компаниями или кооперативами крестьян…».

Отец Сергея Терещенко Александр Иванович тридцать лет руководил колхозом в Тюлькубасском районе на юге Казахстана, он был против таких реформ, говорил об этом сыну. Но разве против матерого консультанта Сакса попрешь?

Словом, в результате создали не фермера, а латифундиста, который хозяйствует на земле из рук вон плохо. Воплощенный вариант «собаки на сене».

– Я признаю, что в свое время мое правительство совершило ошибку, когда мы раздробили хозяйства на мелкотоварных производителей, – говорит Терещенко. – Сейчас, чтобы эффективно развивать село, нужно объединять фермеров в крупные товарищества, кооперативы. Создавать МТС (машинно-тракторные станции).

МЕДОВЫЙ СПАС

Я не сладкоежка, сахар не ем вообще, равнодушен к шоколаду. Моя отрада – мед, который люблю с детства. Знаю в нем толк. Не одно лето провел на пасеке. В прежние времена, оказавшись в Усть-Каменогорске, непременно прикупал тамошний мед всегда отменного качества.

А вот после долгого перерыва приехав десять лет назад в Восточный Казахстан, был разочарован. Былого изобилия меда как ни бывало. Пасечники жаловались на жизнь, нет помощи, смена не растет, пчелы гибнут, отрасль чахнет. Как-то рассказал об этом Сергею Александровичу, а он показал книги по пчеловодству, которыми были заставлены полки в его кабинете: мол, хочу заняться восстановлением этой перспективной отрасли.

«Почему японские дети такие умные? Да потому, что они каждое утро получают в школе свою ложку меда… Есть нормы потребления этого целебного продукта, а казахстанцы всего с десяток граммов в год его съедают».

Для начала был возрожден Национальный союз пчеловодов Казахстана. Организована учеба будущих пасечников, выделялись кредиты на приобретение пчелосемей, оборудования. Выросли площади посевов медоносов.

– Девять лет назад, когда мы начинали, в республике производилось всего 800 тонн меда. В нынешнем году накачаем около 15 тысяч тонн, – говорит Терещенко. – И это только начало. Считаю, в ближайшие десять лет Казахстан может стать крупнейшим производителем меда в мире.

Чем еще занимается ставший фермером премьер? Мало-помалу «претворяет в жизнь» лозунг «Каждому казахстанцу – по индюку», производит мясо индюшки. Расширяет сады и виноградники. В немногочисленных интервью убеждает читателя и зрителя, что драйвером развития экономики Казахстана может и должно стать сельское хозяйство.

КОРОЛИ И КАПУСТА

Древний римский император Диоклетиан остался  в истории не потому, что был хорошим правителем. А он, судя по хроникам, таковым и был. Но запомнился он тем, что, уйдя от власти в частную жизнь, занялся сельским хозяйством, выращивал капусту. И отказался, когда позвали, возвращаться на трон: мол, капусту выращивать интереснее.

Судя по всему, интереснее это и экс-премьеру Терещенко. К политике он, очевидно, охладел, да и никто его теперь в политику не позовет, а вот бизнесом на земле занимается активно и успешно. Сказываются, видимо, крестьянские корни. Тем и отличается от всех других наших премьеров.

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество