Примерное время чтения: 4 минуты
27

Палатное отношение к действительности

В начале разговора напомню формулу, по которой, как нам сказали, должен строиться новый и справедливый Казахстан, а именно: «сильный президент – влиятельный парламент – подотчетное правительство» [газетная статья].

Первая часть этого триумвирата нами избрана и уже действует. Совсем скоро вторую предстоит избрать, а третью – согласовать и назначить. Давайте же на них остановимся и рассмотрим вместе, поскольку парламент должен влиять на правительство, которое, в свою очередь, должно быть парламенту подотчетным.

Как именно законотворцы могут влиять на исполнительную власть? Например, мажилис возьмет и откажет президенту в назначении предложенной кандидатуры на должность главы правительства. А может большинством голосов выразить вотум недоверия и всему правительству. Как это выглядит в действительности? После 2003-го, когда рассматривался земельный вопрос, вотум недоверия не выражался в принципе. Пойдем дальше. По инициативе одной трети от общего числа депутатов мажилиса может быть заслушан отчет того или иного министра и по итогам принято обращение к президенту о его отставке. Как это выглядит в действительности? Никак. Как будто никогда и ни к кому не было серьезных претензий: ни к главе Минфина, ни Минсельхоза, ни даже Минэнерго.

Теперь интересный момент. 19 марта в мажилис будут избраны 29 депутатов-самовыдвиженцев с императивными мандатами. То есть у избирателей будет право отзывать депутата своего округа, если он не будет выполнять своих предвыборных обещаний и оправдывать их надежд. Но сыграет ли роль наличие самовыдвиженцев, прямо подотчетных народу, на влиятельность парламента по отношению к правительству? Навряд ли. Так как треть нижней палаты – это 33 человека, а самовыдвиженцев на четыре меньше. Остальные 69 мажилисменов будут избраны по партийным спискам. При голосовании, как мы знаем, они придерживаются партийной дисциплины. Такая вот занятная арифметика.

Ну а каким образом правительство подотчетно парламенту? В основном при утверждении республиканского бюджета. Если депутаты его не утверждают, то это означает автоматическое выражение вотума недоверия. Происходит это в действительности? Как и все ранее названное – нет.

Выше я назвал депутатов парламента законотворцами. Хотя, честно признаемся, это очень далеко не так. Возьмем мажилис 6-го созыва, по статистическим оценкам, самого плодотворного для депутатов из всех предшествующих и одного последующего созывов. За 6-й созыв члены нижней палаты рассмотрели 487 законопроектов. 60 из них были инициированы самими мажилисменами, это чуть больше 12 процентов. Все остальные законопроекты были разработаны правительством.

Получается, настоящие законотворцы – это правительственные чиновники, а депутаты – простые законооформители, официально – законодатели. Но и здесь есть нюанс. В главе III, ст. 13, п. 2, пп. 3 закона «О правительстве Республики Казахстан» сказано, что кабинет министров дает заключение по проектам законов, предусматривающих или сокращение, или увеличение государственных расходов. Другими словами, без положительного заключения правительства (на депутатском сленге «правзак», – прим. авт.) законы, в том числе те, что влияют на благосостояние граждан, принятыми быть не могут. Сразу возникает вопрос: почему закон о правительстве не доверяет целому комитету мажилиса по финансам и бюджету?

По всему выходит, что парламент сегодня назвать влиятельным весьма трудно. Даже невозможно. Хотя бы потому, что он хронически не использует даже те полномочия, что прописаны в законах. А вот правительство с полным правом можно назвать влиятельным. Потому что оно по факту подотчетно лишь президенту.

Вот подтверждение: глава III, статья 12, пункт 2 того же закона о правительстве говорит, что оно «согласовывает с президентом республики планы законотворческих работ правительства». Вопрос: а почему кабмин, официально подотчетный парламенту, не согласовывает свою законотворческую деятельность с законодателями?

Виден сильный крен в сторону правительства, вызванный издержками в давно принятых законах, сложившейся практикой. Формула, названная вначале, сегодня реально выглядит так: «сильный президент – парламент – влиятельное правительство». Чтобы поставить перед парламентом и правительством нужные эпитеты, депутатам нижней палаты 8-го созыва без пересмотра законов об этих составных триумвирата власти никак не обойтись.

Ведь корабль с креном в лучшем случае ходит по кругу. Про худший давайте не будем.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых