164

Отпуск без содержания

Лето – это время, чтобы отдохнуть от ожиданий…

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧЕГО ОЖИДАЛИ И ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИЗОШЛО В КАЗАХСТАНЕ ЗА МИНУВШИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЕЗОН. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: В армии мы каждый вечер перед сном говаривали: «День прошел, да и … с ним». Потому как каждый прошедший день приближал нас к дембелю. Как полагаешь, можно ли сказать нечто подобное о прошедшем, так сказать, очередном «политическом сезоне» Имеется в виду период с сентября прошлого года по день нынешний. Ну прошел и прошел. И что? Или все же что-то такое знаменательное было? Ну, скажем, парламентские выборы, новые законы, реформа правовой сферы, какие-то стратегические инициативы? Только давай без вируса…

Виктор ВЕРК: Совсем без вируса едва ли получится – он, зараза, проник во все поры нашей общественно-политической жизни. И честно говоря, многое показал. Ну, например, наличие в стране гражданского общества, способного в определенной степени влиять на власть. Причем даже в большей, чем всякие вашингтонские обкомы с верховными советами Европы. Бучи регулярно поднимаемые в соцсетях, заставляли местных чиновников шевелиться, они отчитывались перед авторами сетевых постов оперативнее, чем перед президентом. Вот, пожалуй, самое яркое воспоминание об уходящем «сезоне». Да еще, возможно, необычайная активность рулевого мажилиса Нурлана Нигматулина, чья привычка публично «драконить» приходящих в палату с отчетами министров не сошла на нет даже после парламентских выборов, скучных и предсказуемых. Отдельные злые языки заподозрили Нурлана Зайруллаевича в ранней подготовке к новым, более статусным выборам, но до 2024 года еще очень далеко…

С. К.: Хорошо, без вируса, вижу, нам теперь никак. А вот интересно, можно ли считать резолюцию Европейского парламента от 11 февраля этого года о ситуации с правами человека в Казахстане политическим событием? Наверное, да? Не каждый день такое прилетает, тем более такое «кислотное» мнение о нас прилетело, пожалуй, впервые. Вот парламентские выборы, как ты справедливо заметил, событием считать было бы излишним, как и вообще роль нашего парламента в качестве политического института. Однако, думается, парламентские выборы в очередной раз продемонстрировали, что единственной политической силой в стране остается власть и институты, так или иначе от нее либо зависимые, либо с ней связанные. Я сейчас не о том, плохо это или хорошо, простая констатация. Как анализ шахматной партии, без оценки личных качеств игроков. Никто из так называемой оппозиции ничего серьезного собой не представляет. Играют плохо и неубедительно. Поэтому власть «танцует» в одиночку. А вот это, безусловно, плохо. Кстати, как и для самой власти. Потому и сезон этот был таким – пресноватым. Даже вспоминается с трудом: а что было-то? Но вот европейская резолюция – это как бы атака непосредственно на казахстанскую власть.

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «НИКТО ИЗ ТАК НАЗЫВАЕМОЙ ОППОЗИЦИИ НИЧЕГО СЕРЬЕЗНОГО СОБОЙ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ. ИГРАЮТ ПЛОХО И НЕУБЕДИТЕЛЬНО. ПОЭТОМУ ВЛАСТЬ «ТАНЦУЕТ» В ОДИНОЧКУ. А ВОТ ЭТО, БЕЗУСЛОВНО, ПЛОХО. КСТАТИ, КАК И ДЛЯ САМОЙ ВЛАСТИ».

В. В.: Эта резолюция – не более чем проверка на вшивость: Европа и Казахстан достаточно зависимы друг от друга экономически, чтобы мы всерьез велись на подобные декларации. А вот совсем недавний внешнеполитический кейс мне кажется куда более интересным. Я про достаточно жесткую и совершенно однозначную реакцию нашего МИДа на слова заместителя Сергея Лаврова о подготовке «совместных ответных санкций» в рамках ЕАЭС на возможные меры коллективного Запада против России с Беларусью. Здесь, на мой взгляд, просматривается два месседжа – внутренний и внешний. Во-первых, заявление МИД появилось вскоре после поста в «Фейсбуке» провластного политолога Талгата Калиева. Его позиция предельно прагматична: Крым присоединяли не мы, самолет в Минске сажали не мы, так почему мы, «более чем рукопожатные на Западе», должны участвовать в коллективной ответке на чужие разборки? «Я не хочу снова за железный занавес!» – написал Калиев. Не озвучив разве что излюбленный многими «кумысными патриотами» призыв выйти из ЕАЭС и прочих совместных с Россией интеграционных объединений. И отечественный форин-офис, оценив, видимо, за пару-тройку дней реакцию соцсетей (преимущественно позитивную), фактически воспроизвел (другими словами, естественно) калиевскую позицию. Разве это не наглядная демонстрация обществу «слышащего государства» в действии? Во-вторых, ведомство, отвечающее за внешнюю политику, никогда раньше так однозначно вопрос перед Москвой не ставило: мы готовы сотрудничать в области экономики, но со своими политическими оппонентами разбирайтесь сами. Как будто, насмотревшись на Батькины «ужимки и прыжки», Казахстан устами своих дипломатов предупреждает Россию: мы, мол, партнеры, но не вассалы. В МИДе будто нас с тобой начитались – на прошлой неделе мы базарили о субъектах и объектах международной политики, и теперь родное внешнеполитическое ведомство пытается доказать: они, мол, не халявщики, а субъекты. О том, чем это обернется в следующем «политсезоне» или даже раньше, остается только догадываться…

Виктор Верк.
Виктор Верк.

ВИКТОР ВЕРК: «ВСЕГО ЧЕРЕЗ ПАРУ-ТРОЙКУ ЛЕТ МЫ ОКАЖЕМСЯ В ДРУГОЙ СТРАНЕ, А ОНА – В ДРУГОМ МИРЕ. ТАК ЧТО ЗАДАЧА НАШЕЙ ВЛАСТИ – НЕ СОХРАНИТЬСЯ В ЕЕ НЫНЕШНЕМ ВИДЕ, А ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ ПОД СТАТЬ НОВЫМ ВНУТРЕННИМ И ВНЕШНИМ ВЫЗОВАМ. ЧЕСТНО ГОВОРЯ, ПОКА НЕ ОЧЕНЬ ПОНЯТНО, КАК У НЕЕ ЭТО ПОЛУЧИТСЯ».

С. К.: Да, реакция МИДа любопытная. Сколько бы ни иронизировали о роли виртуальных сетей в общественной жизни, а ведь они стали реальной площадкой, на которой происходят довольно массовые «народные собрания». Игнорировать это уже не получится, и та же власть вынуждена с этим фактором считаться. То, что не получается обсудить и на что нет возможности повлиять через парламент и общественные организации, вполне поддается воздействию через соцсети. Это уже реальность. И за эти истекшие девять месяцев активность людей в сецсетях заметно увеличилась. Они, эти сети, уже стали индикатором и общественных настроений, и показателем многих процессов, происходящих в различных общественных средах. Ну и, конечно же, источником информации. Тем более что в интернете присутствуют, как правило, наиболее политически активные граждане, которые не имеют пока возможности участвовать в реальной политической жизни. Скажу больше, виртуальная сфера во многом формирует сегодня политическую среду. Влияет на процессы, которые происходят в ней. Не видеть этого глупо. Тем более что процессы идут всегда. Ведь все меняется каждое мгновение. И если обобщить изменения в общественных настроениях за этот период, то вывод такой: мало кто верит в серьезность намерений власти провести намеченные реформы (в том числе политические), а уж в изменения в экономике, рискну утверждать, вообще никто не верит. Все инициативы по выбору местных акимов, снижению порога для прохождения партий в парламент и т. п. воспринимаются как косметические. То есть, по сути, никаких изменений в настроениях не чувствуется. Народ не безмолвствует, он просто по-прежнему чего-то ждет…

В. В.: Этот политический год страна действительно провела в двух измерениях – виртуальном и реальном. И вот что удивительно: виртуальная действительность гораздо интереснее! Хотя точек соприкосновения между ними стало, как мы с тобой уже отмечали, значительно больше. А что до народа, который «не верит, но ждет»… В этом виновата прежде всего сама власть. Наверху она пытается пиарить себя любимую – как умеет, так и пытается. Вы, говорит она народу, доверьтесь нам, уж мыто знаем, что для вас благо, по крайней мере не хуже вашего! А народец, как всегда, ждет от бастыков подвоха. И бастыки эти – отдадим им должное! – народных ожиданий почти никогда не обманывают. Обещала власть реформу экономики со справедливым распределением инвестиций, с «равноудалением» олигархов-монополистов, с зеленой улицей для малосреднего бизнеса – нате вам Высший совет реформ, он и решит, когда, в каком виде вы все это получите и получите ли вообще. А что такое ВСР? По существу, то же правительство плюс банковское лобби и представители олигархата, что правили страной все прошлые годы. Которые пытаются заверить, будто лучше нас знают наши заветные желания. А Сума Чакрабарти… Он, конечно, сэр авторитетный, но все, что он может, только посоветовать. И далеко не факт, что те, кто смотрят ему в рот на заседаниях ВСР, будут со священным трепетом воплощать его советы. Народ, который далеко не дурак, прекрасно это понимает. Потому и не верит. А почему ждет? Да просто потому, что пока ждешь – есть на что надеяться…

С. К.: Что касается Высшего совета по реформам, то, соглашусь, ждали большего. А ничего, по сути, не дождались. Вряд ли деятельность этого не совсем понятного органа можно назвать событийной. Его вообще перестали замечать даже в медийной сфере. Ну, позаседали в очередной раз и позаседали. Вообще же, создается впечатление, что не только, как я сказал выше, народ наш чего-то ждет – в данном случае от власти, – но и власть находится в режиме ожидания. Говоря о внутриполитических процессах, нельзя не учитывать всего происходящего вокруг страны и даже далеко от нее. Казахстан – страна, слишком зависимая от многого. И в прошлый раз мы с тобой как раз об этом говорили. Так вот, в мире не то чтобы неспокойно, мир меняется буквально каждый день. Представить себе еще с десяток лет назад происходящее сегодня, скажем, в США и Европе, было невозможно. К примеру, глобальные ограничения свободы передвижения и прочих свобод, связанных с пандемией, воспринимались бы как фантастика. Но эта фантастика происходит сегодня на глазах. Переустройство мира, борьба за сферы влияния и коррозия политических режимов стран, которые считались до этого определявшими глобальную политическую повестку, – новый финансовый мир. Мы здесь где? И где будем? С нашей сырьевой экономикой и зависимостью от всех и вся. Поэтому и перед Акордой тоже стоят сложнейшие задачи. И как власть сохранить, и стабильность в стране, и стать более независимыми. Играть приходится с серьезными партнерами. И каждый из них норовит провести свою партию и выиграть. Так что…

В. В.: Ну, пусть стараются. В конце концов, для этого мы, избиратели и налогоплательщики, за них голосуем и их содержим. Многие, начиная с тебя, на это возразят: мол, от нашего выбора мало что зависит. Да, это правда. Но не вся. По тем же соцсетям отчетливо видно: народ уже начинает управлять повесткой дня – не только на уровне районных акиматов той же Алматы, но и целого МИДа. Теперь остаются только правительство, администрация президента и совбез… Ну а если серьезно, то нынешний политический сезон выдался любопытным, хоть и не таким ярким, как предыдущий. Но меня, как журналиста, не оставляет тревожное предвкушение скорых радикальных перемен – как в мире, так и в той его части, что расположена между Россией и Китаем. Всего через парутройку лет мы окажемся в другой стране, а она – в другом мире. Так что задача нашей власти – не сохраниться в ее нынешнем виде, а трансформироваться под стать новым внутренним и внешним вызовам. Честно говоря, пока не очень понятно, как у нее это получится…

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых